Так называется книга Ивана Скоморохова, почетного гражданина города Новочеркасска, ветерана Великой Отечественной войны. Она вышла в 2009 году, в канун 60–летия со дня формирования 5–го Гвардейского Донского казачьего кавалерийского Краснознаменного Будапештского корпуса, с которым Иван Георгиевич прошел свой боевой путь от Сальских степей до Австрийских Альп.

«Я вот думаю, не зря меня судьба берегла», — говорит он о себе. «Наверное, для того, чтобы смог потом людям о войне рассказать. Простыми словами. Все, как было».

А было в жизни Ивана Скоморохова много всего разного…Судьба, хоть и хранила его, да не баловала. Родился он в Зауралье, в глухой деревушке Замиралово. Помнит, хоть и был совсем мальцом, как тяжело было жить родным, как от бескормицы лошади дохли  и не на чем было пахать. Старший Скоморохов тогда от отчаяния решил податься на  заработки. Завербовался на металлургический завод и перевез семью в Надеждинск. Только поиски лучшей доли так и не увенчались успехом. Суровый климат, скудное питание, житейская необу–строенность сказались на здоровье родителей Ивана. Вскоре заболел и умер отец, у матери обнаружили туберкулез. Вся надежда семьи была на пятнадцатилетнего парня, которому ничего не оставалось делать, как пойти работу искать. Только вот не брали его нигде. Потому как несовершеннолетним был. Но мир не без добрых людей. Встретился как–то Ивану, после  очередного отказа, заведующий районо. «Спросил, почему иду по улице как слепой, дороги не вижу, я ему все и рассказал. Как работу ищу, как без денег тяжко, как мать болеет. Выслушал он меня и предложил поработать… учителем». Иван, конечно, сначала не поверил. Какой из него учитель в 15 лет? Как будет людей грамоте учить, если за спиной всего восемь классов? Но не зря говорят, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Вот так, с легкой руки Ильи Ивановича Сединкина  стал Иван Скоморохов учителем. А потом его инспектором по ликвидации неграмотности населения назначили. Доверили самый ответственный участок работы. Может, так бы дальше и шла его педагогическая карьера, только вмешался случай. После очередного заседания исполкома подходит к Скоморохову военком: «Хочешь стать летчиком? К нам разнарядка пришла, одного человека можем послать в авиашколу. Так что подумай». А чего тут думать, когда вся молодежь только об авиации и мечтала… Правда, ему чуть с этой мечтой распрощаться не пришлось – мама против была (все–таки – единственный кормилец в семье), да и в районо хорошего инспектора отпускать не хотели. Только Иван на своем стоял – буду летчиком и все тут. И поехал учиться в 72–ю эскадрилью в Красноуфимск. О своей учебе в эскадрилье, полетах и друзьях Иван Георгиевич так в своей книге пишет, что когда читаешь, кажется — сам за штурвалом сидишь. Все единой мечтой тогда были объединены — летать.

Только  война все планы перевернула. «22 июня я с друзьями поехал в город, чтобы отправить маме перевод. Идем по городу, а лица у людей какие–то тревожные. Все на площадь спешат, к громкоговорителю. Ну и мы за ними. Из динамика доносилось, что гитлеровская Германия, вопреки пакту о ненападении, вероломно вторглась на территорию Советского Союза. До сих пор помню, как от услышанного ноги сразу ватными стали».

В эскадрилье тут же были изменены планы учебы, чтобы курсанты как можно быстрее овладели техникой ведения воздушного боя. Особо отличившихся отправили в 1–ю Качинскую Краснознаменную военную школу пилотов имени А.Ф. Мясникова. «Годом раньше эту школу окончил сын Сталина Василий. Он потом к нам в составе инспекторов ОККА прилетал, общался со всеми просто, по–дружески. Вместе с нами учились Тимур Фрунзе, сыновья Микояна, других членов правительства. Не раз прилетала и знаменитая летчица Марина Раскова. В общем, школа была прославленная. И, конечно, каждый из нас спал и видел себя летчиком — истребителем». Но надеждам Ивана Скоморохова не суждено было сбыться. После того, как поволжских немцев выселили из республики, начинающих пилотов отправили на…сельхозработы. Надо было урожай с полей убирать и не самолетами, а быками да коровами управлять. А потом и вовсе приказом командующего ПриВО ошарашили — перевели курсантов авиа–

школы в город Пугачев. В 27–й артиллерийский полк. Вот так Иван Скоморохов из летчиков попал в артиллеристы. С требованиями военного времени не поспоришь…

Как он с друзьями учился с лошадьми управляться — особая история. Иван Георгиевич — человек с юмором. Он так душевно об этих «конных мучениях» рассказывает, что начинает казаться, словно не военное это время было, а веселые скачки. «Молодые мы все были тогда. Наверное, поэтому и воспринимали все легче», – говорит  Иван Георгиевич. Он  со своей лошадью Муравкой почти всю войну прошел. Не раз она его  от смерти спасала. И даже сейчас иногда снится…

По распоряжению командования Ивана Скоморохова направили служить в Донской казачий корпус. Через Саратов, Сталинград, Сальск и Ростов, где поездом, а где — пешком десятки километров, он попал в Новочеркасск.

«Я шел с однополчанами посередине широкого проспекта. Если бы в эту минуту кто–нибудь сказал мне: «Ты пройдешь войну, встретишь Победу в Альпах, вернешься в этот город, даже будешь исполнять обязанности военного коменданта гарнизона, вот на этой улице Мастеровой встретишь самую красивую девушку города, полюбишь ее и женишься… Нет, ни в жизнь не поверил бы».

Встреча с казаками удивила молодого лейтенанта. Никто с расспросами не кинулся, особого интереса к командиру взвода не проявил. Больше ужину обрадовались. «Это я потом понял,  что характер у казаков особый, твердый, а тогда меня такая холодная встреча расстроила». Иван Георгиевич, несмотря на свои годы, всех своих однополчан помнит.  «Какие боевые Чернояровы были, отец и сын, помкомвзвода Гончаров, старший сержант Абакумов, старшина батареи Клименко, сержант Митрофан Анисимов, кузнец взвода Медведев…». В книге Скоморохова, помимо воспоминаний, несколько страниц с портретами. На них — те, с кем он воевал вместе. «Они все для меня – родные и живые. Хочу, чтобы и другие их знали и помнили. И о нашей победе не забывали».

Иван Георгиевич свои записи всю войну вел. «Сначала в амбарную книгу впечатления записывал. Тайком, конечно, чтоб никто не видел. Потом эта книга исчезла странным образом, пришлось все по памяти восстанавливать. Записывал диалоги на обрывках бумаги, в школьных тетрадках. Не думал никогда, что книгу сяду писать. Просто так, для себя дневник вел. Романтик был», — улыбается писатель. А потом, в 1995 году, состоялась встреча со знаменитым Анатолией Калининым, автором поэмы «А на рассвете грянул гром», к которому попала рукопись Ивана Скоморохова. «Вот представьте себе: я впервые  встречаюсь с писателем, а он меня обнимает! И такие хорошие слова говорит о моих записях… Что я просто духом воспрял!» Благодаря донскому писателю вскоре нашлось издательство, и книга с воспоминаниями фронтовика вышла в свет. Только вот ее практически нет ни в библиотеках области, ни в продаже. Уж очень маленьким тиражом была выпущена. Не очень заинтересовалось изданием и казачество. Хотя «На очной ставке с прошлым» есть в музее на Поклонной горе, в Молдавии, Украине. Даже в Кембриджском университете экземпляр есть! А у нас, как всегда, «нет пророка в своем Отечестве». Ивана Георгиевича, конечно, это огорчает, только не привык он перед трудностями пасовать. Сейчас новую книгу пишет. О том, как сложилась послевоенная судьба у его однополчан, ведет переговоры с теми, кто еще остался в живых, и с родственниками тех, кто уже ушел из жизни. «Не знаю, получится ли ее издать. Может, воспоминания о войне уже и не нужны никому?» —  с грустью говорит он. А потом добавляет: «И все –таки я буду ее писать. Несмотря ни на что. Потому что это — мой долг. Перед теми, кто не дожил до Победы». 

Ни одного поражения на пути от Терека до Австрийских Альп не потерпел 5–й Донской казачий корпус, увенчав свой путь освобождением Дона, разгромом крупнейшей группировки немцев в районе Корсунь–Шевченковского, победой над отборными частями вермахта на озере Балатон в Венгрии. За эту победу кавкорпус и получил наименование «Будапештский». Все это время огневой взвод Ивана Георгиевича Скоморохова находился на острие атак донцов. И вот теперь сердце позвало его рассказать о пути, пройденном на войне с фашизмом. Получилась честная, взволнованная, проникнутая любовью к родной земле и к своим фронтовым товарищам книга воспоминаний. Кстати сказать, Иван Георгиевич не только хороший рассказчик, но и прекрасный фотомастер. Его фотографии — это тоже убедительная часть героической летописи донского казачества.

Анатолий Калинин