Через семьдесят два года после гибели, благодаря членам поискового отряда «Донской», в Константиновске произошло перезахоронение останков трех советских солдат.

Как рассказывал командир отряда Вячеслав Градобоев, один из погибших, младший лейтенант Михаил Хохлачев, был местным жителем. Получив тяжелое ранение летом сорок второго, когда наши воинские части вынуждены были отступать под натиском фашистов, он был отправлен в военный госпиталь, который находился в нескольких десятках километров от родного поселка.

После того как немцы заняли тот населенный пункт, раненых отправили в Константиновск. Хохлачев решил зайти домой к своим родным. Радость от встречи была совсем не долгой – началась бомбежка. Михаил лишь успел предупредить своих, чтобы те спрятались в окопчике. И тут его накрыло взрывной волной.

Родные похоронили тогда бойца во дворе собственного дома. Его жена, через долгие годы, перед своей кончиной попросила перенести останки мужа на кладбище и схоронить по христианскому обычаю. Но чтобы сделать это, нужно было соблюсти ряд формальностей.

– Помогли поисковики, – рассказали родственники Михаила Хохлачева. – Они взяли на себя все хлопоты и по поднятию останков, и по оформлению необходимых документов, и по организации других процедур.

И вот июльским днем года нынешнего на траурный митинг собрались горожане и представители власти. Перезахоронение павших героев проходило в торжественной обстановке со всеми воинскими почестями, а православный священник отслужил панихиду по убиенным.

На территории городского кладбища, где находится Аллея Славы, рядом с могилами ветеранов Великой Отечественной войны появились две новые. В одной из них теперь покоится прах командира стрелкового взвода Михаила Хохлачева, которому на момент гибели было чуть больше тридцати. В другой – останки еще двух неизвестных солдат, которые также находились во дворе частного домовладения местных жителей и были подняты поисковиками.

Многочисленные родственники младшего лейтенанта вместе с его земляками возложили цветы на свежие земляные холмики. И замерли в скорбной минуте молчания.