Приближается 70-летие окончания второй мировой войны. А «белые пятна» в ее истории до сих пор остаются. В донском регионе они тоже есть

Кавалеристы 5-го кавалерийского корпуса. Июнь 1942 года.
В Ерохинской балке в Каменском районе поисковики из регионального военно-исторического центра «Поиск» обнаружили останки красноармейца. Как надеются в «Поиске», одним белым пятном вскоре станет меньше в той истории, которая многие годы тревожит крае­ведов и участников «вахт памяти».

– Речь идет о трагической гибели в Ерохинской балке в июле сорок второго сотен советских кавалеристов, – сообщил руководитель «Поиска» Александр Павленко. – Мы нашли много доказательств уничтожения военнослужащих. Это и разбросанные по балке, окрестным отрогам остатки личных вещей, компасы, бинокли, стреляные гильзы и пустые магазины от ППШ, Дегтярева, СВТ, кружки, ложки, мятые котелки, гильзы от ПТР.

«К сожалению, точных данных о погибших красных кавалеристах пока нет...» – говорит руководитель «Поиска» Александр Павленко.
Ранее здесь нашли три жестяных смертных медальона. В двух оказались истлевшие записки. В этот раз наткнулись на каску с черепом. Рядом останки младшего лейтенанта – если судить по кубику на петлице. Нашли значок ГТО, патроны к ТТ. А вот смертного медальона, как ни искали, не обнаружили.

Того, кто помнил и много знал об этой истории – местного жителя Василия Чеботарева, уже нет в живых.

– Последние годы у Чеботарева сильно болели ноги. Он не успел нам показать все места, которые знал с детства, унес с собой сведения, которые помогли бы быстрее пролить свет на эту трагедию, – говорит Александр Павленко. – Мы встречались и с другими стариками, но указать точные места захоронений солдат они уже не могли. Вспомнили, что каждого погибшего хоронили там, где находили, что из-за июльской жары тела распухли, брюки и гимнастерки лопнули по швам. Мать моего приятеля, которая, как выяснилось, тоже участвовала в тех захоронениях, сообщила, что тела были «как мыло», разваливались, когда их трогали. Закапывали неглубоко, лишь бы запаха не было. Некоторые девчата теряли сознание, их сменяли другие. В итоге на территории, где находятся сотни таких могил, нам за все «вахты памяти» удалось найти только 19 останков бойцов. Причем четверо «верховые» – это вообще не захороненные военные, их останки лежали под слоем листьев.

Точных данных о погибших красных кавалеристах нет. Поисковики, а они не только продолжают работы в Ерохинской балке, но и занимаются в архивах, включая Центральный архив Минобороны, установили, что погибшие конники были из состава 5-го кавалерийского корпуса 9-й армии. В Ерохинской балке кавалеристы разбили бивуак. Фашисты захватили их врасплох. Из орудий и минометов долго методично уничтожали все живое. Потом пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся красноармейцев. Обстрел продолжался пять часов. Все отроги и прилегающие поля были усеяны телами погибших бойцов и командиров, всюду лежали убитые лошади, перевернутые телеги, военное имущество и снаряжение. Хоронить погибших немцы заставили местных жителей.

– Было предательство, – уверяет заместитель руководителя ВИЦ «Поиск» Юрий Печеневский. – О предателе известно, что после прихода наших войск его осудили. Не успел уйти с немцами, а может, он им и не нужен был вовсе? Отсидел десять лет и вернулся в Ерохин. Жил отшельником, в хуторе с ним никто не общался. Умер в старости. На месте захоронения останков найденных бойцов мы со школьниками из хутора Гусева установили небольшой памятный знак, а администрация Каменского района установила памятный камень с табличкой.

Фото Юрия Печеневского, Александра Павленко