Одна из самых ярких страниц русской разведки в XIX веке была связана с деятельностью замечательного офицера барона Федора Торнау. Благодаря его усилиям командование русских войск не только сумело успешно занять все стратегически важные уголки Черноморского побережья Кавказа, но и смогло во многих случаях избежать ненужного кровопролития. Порученную ему секретную миссию русский военный разведчик выполнил с блеском. 

Военный разведчик Федор Торнау.

А начиналось все так. Ранней весной 1835 года известный на Кавказе абрек ногайский князь Тембулат Карамурзин через третьи руки получил письмо от начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса генерала Владимира Вольховского. Князь-абрек был немало удивлен: после прихода русских войск на Кавказ он был лишен имения, потерял семью, из-за этого ушел в горы и вот уже почти 15 лет мстил за это русским военным. А тут ему предлагалась встреча один на один, без оружия, и тон письма был очень любезным. Князь-абрек ответил согласием. 

Встреча состоялась в лесной сторожке неподалеку от крепости «Прочный окоп» (сейчас это один из пригородов Армавира). 

- Его императорское величество, государь Николай I принял решение вернуть вам княжеский титул, имение и земли! Однако при этом русское командование хотело бы рассчитывать на взаимную услугу. Вы должны помочь совершить нашему офицеру путешествие по Черноморскому побережью Кавказа, - объявил генерал Владимир Вольховский.

В этот момент от стены отделился 25-летний молодой человек и по-военному щелкнул каблуками. 

- Позвольте представиться, поручик Федор Торнау!

После этого он повторил эту фразу на одном из горских наречий. Князь-абрек поразмыслил и обратился к генералу с вопросом: 


Карта путешествий Федора Торнау по Черноморскому побережью Кавказа.- Мне бы хотелось знать, где сейчас моя семья?

- Все живы и здоровы! Ни в чем не нуждаясь, они живут в Саратовской губернии, вы сможете встретиться с ними, как только пожелаете…

- Хорошо! – сказал Тембулат Карамурзин. - Мои люди помогут вашему офицеру. Однако вам, поручик, предстоит очень тяжелое путешествие…

- Трудности меня не страшат, - улыбнулся молодой офицер.

Барон Федор Торнау родился в 1810 году в Курляндии в старинной дворянской семье. Все мужчины этой фамилии из поколения в поколение посвящали себя военной службе. Дед Федора Торнау был генералом армии Екатерины Великой, отец служил под командованием Михаила Кутузова и принимал участие в Бородинском сражении. Сам Федор Торнау получил образование в пансионе при Царскосельском лицее, поступил на военную службу, принимал участие в боевых действиях в Польше и на Балканах. И вот – новое задание. Требовалось осуществить, как говорилось в приказе, «…скрытный обзор берегового пространства к северу от Гагры». 

Русские войска на Кавказе.За несколько лет до этого русско-турецкая война 1828-1829 годов завершилась блестящей победой русского оружия. На Балканском фронте был форсирован Дунай, взяты Варна и Адрианополь, передовые русские отряды подошли к Стамбулу. На Кавказском фронте были отвоеваны крепости Анапа, Карс, Ахалкалаки, Поти, Эрзерум, бои шли на подступах к Трапезунду. Турки запросили перемирия. В итоге 14 сентября 1829 года был заключен Адрианопольский мирный договор. Все восточное побережье Черного моря, от устья реки Кубани и до бухты Святого Николая близ Поти отходило к России. 

Однако вначале это произошло только на бумаге. В реальности на всем Черноморском побережье Кавказа, начиная от Анапы и до Гагры, не появилось ни одного русского солдата. Проживавшие на этих территориях горские народы – абазины, убыхи и шапсуги даже не знали о том, что раньше их господином, оказывается, был турецкий султан, а сейчас они стали подданными русского царя. Освоение Черноморского побережья Кавказа было решено начать со строительства русских военных укреплений. Но где их устанавливать? В каких местах – в горах или на берегу? Надо высаживать десанты с моря или направлять войска через горные перевалы? Какими силами для этого надо располагать? На все эти вопросы и предстояло ответить разведчику Федору Торнау. Его секретная миссия началась во время встречи генерала Владимира Вольховского с Тембулатом Карамурзиным. 

Ногайский князь-абрек не подвел. В начале июня 1835 года его проводники встретили одетого в абхазскую одежду Федора Торнау неподалеку от русского военного укрепления в Гагре. Группа из семи человек отправилась в путь. Маршрут разведчика и сопровождавших его людей проходил по наиболее труднодоступным местам Черноморского побережья Кавказа. Село Анухва в Абхазии – ущелье реки Гумисты – истоки реки Бзыбь – перевал через Главный Кавказский хребет – долина реки Большой Зеленчук – верховья реки Кубани – Пятигорская крепость. Очень сложный маршрут даже для современных альпинистов. 

В первые же дни путешествия, кроме сбора военной информации, Федор Торнау стал заниматься изучением традиций и обычаев горцев. Оказалось, что многие из них просто не понимали цены обещанных им денег, украшений, дорогой одежды. Тогда русский разведчик начал искать иные ключи к их душам. Замечательного стрелка и охотника Омара из селения Псоу он покорил, подарив ему кинжал с золотой насечкой работы известного тифлисского мастера. Признательный горец сразу же вызвался стать аталыком, человеком, близким, как брат, даже разделяющим обязанности кровной мести. Понимая, что таким образом он будет гарантирован от измены, Федор Торнау согласился. Вот что записал он тогда в своем дневнике: 

«Горец, желая принять взрослого и даже престарелого приятеля в свою семью на правах родственника, разделяет с ним обязанность кровной мести. Чтобы привязать его к себе неразрывными узами, заставляет коснуться губами обнаженной груди своей матери, а если матери нету, то собственной груди. После этого он считается кровным братом, аталыком. Этот акт обязателен как присяга, и свято чтится в горах. Подобным образом я связал с собою Омара, дав ему коснуться моей груди…»

Переход через перевалы Главного Кавказского хребта был крайне тяжелым. Разведчик и сопровождающие его люди теряли лошадей в горах, пробивались сквозь снежные завалы, оставались на несколько дней без воды и без пищи, охотились на зубров, чтобы спастись от голода. Но все невзгоды они смогли преодолеть. По прибытии в Пятигорск Федор Торнау представил в штаб Отдельного Кавказского корпуса подробный рапорт обо всем увиденном. На боевых картах русских командиров стали исчезать белые пятна, зато стали появляться обозначения дорог, поселков, перевалов, рек и переправ через эти реки.

Тем временем разведчика ждала новая экспедиция, требовалось разведать местность в долинах рек Мзымта и Сочи. Маршрут был еще более сложным. Ущелье Малой Лабы – перевал Псеашхо – долина реки Мзымты – долина реки Сочи – аул Шаче (Сочи) – мыс Адлер – Гагринское укрепление. На этот раз проводниками Федора Торнау стали сам князь-абрек Тембулат Карамурзин и несколько его джигитов. За шесть с половиной недель, проведенных в горах, русский офицер и ногайский князь сдружились и многому научились один у другого. В верховьях реки Сочи в дневнике разведчика появился четкий вывод – русские укрепления надо строить не на горных перевалах, а в низовьях рек, на берегу моря. И освоение новых земель надо начинать с высадки морских десантов. (Кстати, именно так и стало поступать через два года командование Отдельного Кавказского корпуса, занимая территории нынешних городов Туапсе и Сочи, поселков Адлер, Лазаревское, Головинка.) 

Наиболее опасным моментом этой экспедиции стал случай, произошедший в ауле Шаче (Сочи). Местный князь Ахмед-али-Облагу пригласил странников в свой дом. Хозяин водил дружбу с турецкими купцами, сотрудничал с орудовавшим на Черноморском побережье Кавказа резидентом английской разведки Джоном Беллом. Он сразу заподозрил в Федоре Торнау чужака. Князь-абрек Тембулат Карамурзин, спасая ситуацию, предложил проверить подозрения на стрельбище, дескать, только настоящий горец сможет на полном скаку выхватить винтовку и поразить мишень с десяти шагов. Надо ли говорить, что русский разведчик с блеском сделал все то, чего потом не смог повторить ни один всадник в этом ауле. 

Через несколько дней после этого участники экспедиции подскакали уже к воротам русского военного укрепления в Гагре. После выполнения этого задания разведчик, уже штабс-капитан Федор Торнау и князь-абрек Тембулат Карамурзин были приглашены в Санкт-Петербург. Их принял лично император Николай I. Он вручил Федору Торнау орден Святого Владимира, а князю Тембулату Карамурзину грамоту, возвращающую титул, земли и имение.

В 1836 году «тайное обозрение Черноморского побережья от Cочи до Геленджика» вновь было поручено Федору Торнау. Однако эта экспедиция оказалась неудачной. Проводники выдали разведчика, и в ночь с 9 на 10 сентября 1836 года на берегу реки Курджипс Федора Торнау захватили воинственные кабардинцы. В плену он провел более двух лет, совершил пять неудачных попыток побега, был посажен на цепь в холодном сыром подвале и все-таки не терял надежды на спасение. Лишь в ноябре 1838 года его выручил из плена прибывший на Кавказ ставший верным другом Тембулат Карамурзин. Вся эта история широко обсуждалась в русском обществе, именно она позволила Льву Толстому написать замечательный рассказ «Кавказский пленник». 

Тем временем на Черноморском побережье Кавказа один за другим начали высаживаться с моря русские десанты. Командиры вели солдат по картам, составленным Федором Торнау. По его советам форты строились в очень удобных местах. Поскольку разведчик хорошо изучил быт, обычаи и верования горцев, его советы помогали русским офицерам находить общий язык с местным населением. Горцы любили торговаться, потому возле крепостных стен сразу же устраивались так называемые «меновые дворы», где шла бойкая торговля - русская мануфактура менялась на горские фрукты. Внимательным образом изучив донесения Федора Торнау, командующий Черноморским флотом России адмирал Михаил Лазарев перед высадкой десанта в устье реки Псезуапсе встретился со старейшинами окрестных аулов. Пообещав им сохранение всех законов, по которым жили горцы, сумел добиться их согласия на приход русских войск. Эта десантная операция прошла совсем без кровопролития. 

Еще один совет разведчика использовал сам император Николай I. Он очень заинтересовался старым обычаем горцев передавать сыновей из богатых семей в подростковом возрасте на воспитание в другие аулы, чтобы укреплять связи разных горских народностей. Когда сын имама Шамиля по имени Джемал-Эддин был пленен русскими войсками, император распорядился доставить его в Зимний дворец Санкт-Петербурга как самого дорогого гостя, лично взял его на воспитание. Через 12 лет юноша получил свободу и смог вернуться в горы, в родной аул. Он очень много сделал для того, чтобы его отец, непокорный Шамиль прекратил сопротивление и согласился на присоединение Кавказа к России. 

Судьба же самого разведчика Федора Торнау оказалась до конца военной. Он много лет служил на Кавказе, участвовал во многих сражениях, получил чин генерал-лейтенанта. Затем представлял Русскую военную ставку в посольстве России в Австрии, где и умер на 80-м году жизни. И всегда самой яркой страницей своей жизни он считал секретную миссию на Кавказе, которую сумел выполнить так успешно.

Фоторепродукции Сергея Азарова