20 ноября  70 лет назад начался  Нюрнбергский процесс. Он продолжался  без малого 11 месяцев. Перед трибуналом предстали 24 военных преступника из числа  высшего руководства фашистской Германии.  Главным обвинителем от нашей страны выступал прокурор Роман Руденко

Трибунал  скрупулезно соблюдал  всю  процедуру  судопроизводства.  Обвинительный акт на немецком языке вручили  подсудимым за 30 дней до процесса. Им  передали  копии всех документальных доказательств. Обвиняемым гарантировали  право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, представлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей.  Все 403 заседания были  открытыми. В зал, где они проходили, выдали  около 60 тысяч пропусков. Работа   трибунала широко освещалась в прессе. Велась прямая радиотрансляция на весь мир.  

По словам председателя совета ветеранов  Ростоблпрокуратуры,   госсоветника юстиции 3-го класса кандидата юридических наук  Евгения Волколупова,   трибунал  не был «скорой расправой» победителей над поверженным врагом. Это был суд человечества над опаснейшим эксцессом идеологического, политического и военного варварства.   Нюрнбергский трибунал, а  затем  Токийский международный трибунал для Дальнего Востока оказали решающее влияние на становление современной системы  права. Той самой, которая успешно удерживала мир от глобальных военных катастроф  целые 70 лет. 

- Уроки Нюрнбергского трибунала актуальны и сегодня?

-  Сейчас  по инициативе заместителя генерального прокурора России Сергея Воробьева и начальника Управления Генпрокуратуры России   по ЮФО Вячеслава Конушкина  готовится конференция, специально  посвященная урокам Нюрнберга  - Международного  трибунала,  изменившего  историю человечества,  предавшего  запрету нацизм,  впервые объявившего  преступлением агрессию одних государств против других. Именно Нюрнберг дал толчок к правовому пониманию неприменимости срока давности в отношении тягчайших международных преступлений. Следствием этого стало принятие  Конвенции ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности.

Однако нельзя не сказать, что решения Нюрнбергского трибунала уже в момент его проведения и далее подвергались правовой критике.  Эта критика усиливается именно сейчас, когда на наших глазах рушится ялтинско-потсдамская система мироустройства и обостряется множество «дремавших» в ее недрах политических, идеологических и военных конфликтов.  Сошлюсь на мнение председателя  Конституционного суда РФ Валерия Зорькина, который отметил, что множество преступлений   Второй мировой были  беспрецедентными,  не получившими адекватного отражения и  толкования  в существовавшей в то время системе международного права. Кроме  того,  практически весь мир требовал быстрого и сурового наказания нацистских   преступников…

- Новые нормы  права  писались порой  «с колес»?

- В устав трибунала внесли  ряд оговорок, отчасти противоречащих  принципам  классического уголовного судопроизводства.  Так, трибунал был вправе заочно рассматривать дела лиц, обвиняемых в преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности, если обвиняемый не разыскан, или если трибунал признает это необходимым в интересах правосудия. Такой подход был в тот момент необходим,  поскольку в условиях только что окончившейся войны оказалось  невозможным  доставить в суд всех обвиняемых (вспомним, например, скрывшегося в Южной Америке Мартина Бормана).  Далее статья 19 устава  трибунала гласила: «Трибунал не должен быть связан формальностями в использовании доказательств. Он устанавливает и применяет возможно более быструю и не осложненную формальностями процедуру и допускает любые доказательства, которые, по его мнению, имеют доказательную силу». Это положение было связано с тем, что множество преступлений главарей Третьего рейха к тому моменту уже стали достоверно общеизвестны, а их количество было столь огромно, что детальный сбор доказательств по каждому преступлению затянул бы процесс суда до бесконечности.

- Однако именно это  до сих пор дает критикам трибунала основания ставить под сомнение его решения…

- Обвинения  в адрес трибунала в том, что он нарушил право, привлекая руководителей нацистской Германии к суду за преступления, совершенные их подчиненными, – неосновательны. Напомню, что использованный трибуналом и далее прочно вошедший в международное право принцип командной ответственности возник еще в 1907 году, когда  приняли   Конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны.  Сегодня глобальная нестабильность сдерживается  международным правом все менее надежно, чем ранее. Не соблюдается в полной мере режим нераспространения ядерного оружия. Терроризм приобрел глобальные масштабы. Чего только стоит жуткая деятельность ИГИЛ (запрещена в России) по уничтожению исторических памятников, массовому истреблению людей.  Мы видим все больше острых внутригосударственных конфликтов и локальных войн, которые по своей  кровавости и совокупному количеству жертв  приближаются к  войне, виновников которой судили  трибуналы  Нюрнберга и Токио.

-  В наши дни международные суды отвернулись от  их принципов?

- Проблемы в работе международных судов  действительно есть. За ними стоит как позитивное – усиление международной деятельности  стран, международных организаций, мер по защите прав человека, так и негативное – проблемы вооруженных конфликтов, терроризма, связанные с ними вопросы суверенитета и самозащиты, военных преступлений и преступлений против человечности, темы агрессии, геноцида. Политизированной  предстает деятельность Международного военного трибунала по бывшей Югославии.  Применение  руководством стран  НАТО двойных стандартов, военной силы при  ее расчленении, признание большинством европейских стран независимости Косово обусловили антисербскую направленность этого  военного трибунала   и способствовали авантюризму прежнего президента Грузии Саакашвили, выразившемуся в геноциде против населения Южной Осетии и военной агрессии против миротворцев. Саакашвили разыскивается правоохранительными органами Грузии для привлечения к уголовной ответственности, вместе с тем он получил гражданство Украины, занимает высокую должность в госаппарате  этой страны, помогает правящему режиму вести антироссийскую политику.

- И все-таки «ближе к Нюрнбергу»…

-  Отрицание  Нюрнберга, повторюсь, началось  не сегодня. Предметом рассмотрения того трибунала были только конкретные чудовищные международные преступления германского нацизма. Тогда  не дали  ни политических, ни правовых оценок других  нацизмов и фашизмов – итальянского, румынского, венгерского и так далее.   Не дал трибунал  политических и правовых оценок украинского бандеровского нацизма. Хотя в то время уже были известны достоверные факты участия банд Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии  в преступлениях против человечности – от Львовского погрома и Бабьего яра до Волынской и Подольской резни. Сбежавшей бандеровской  элите дали право  легально возрождать и взращивать в Америке свои организации, почти неограниченные возможности  вписаться в высшие слои госаппарата.  Наследники  бандеровской идеологии  затем  стали идеологическим и политическим ядром процесса нацистской «индоктринации» значительной части населения Украины. Что и привело недавно  к вооруженному нацистскому госперевороту в Киеве и развязыванию пронацистским властным режимом гражданской войны.

Опыт Нюрнберга и последующая история убедительно показывают, что осуществление международного правосудия может и должно быть результатом искренних, деятельных усилий всех заинтересованных  стран. Только  тогда вердикты органов международного правосудия будут пользоваться заслуженным авторитетом у мирового сообщества. 


В связи  с 70-летием  Великой Победы  генпрокурор России  Юрий Чайка подписал приказ об учреждении медали Руденко в память о главном гособвинителе от СССР на Нюрнбергском судебном процессе Романе Руденко.

Ею  награждаются работники прокуратуры, проработавшие в  надзорном ведомстве  не менее 20 лет, за безупречную службу, примерное исполнение своих обязанностей, внесшие значительный практический вклад в развитие системы прокуратуры и являющиеся образцом профессионализма, порядочности и гражданской зрелости. Кроме того, медалью могут быть награждены прокурорские работники и пенсионеры органов и организаций прокуратуры  за значительный вклад и достигнутые успехи при поддержании государственного обвинения в суде, выполнение заданий особой важности и сложности при осуществлении деятельности, связанной с защитой прав и свобод граждан, интересов государства и общества. 

Этой награды удостоены младший советник юстиции Сергей Белов, старший советник юстиции Владимир Зинченко, советник юстиции  Владимир Изжогин, старший советник юстиции Иван Мартынюк и еще ряд ветеранов донской, военной и Южной транспортной прокуратур.