Частный дом в станице Ольгинской Аксайского района. Открываю калитку, не скрою, с волнением. Ухоженный, в цветах двор. На дальнем плане – «взрослая» легковушка. На ближнем – детская машина, рядом аккумулятор и провода. 

– Вот и встретились, – расцвел в улыбке пожилой, с палочкой в руке хозяин. – А то все по телефону да по телефону…

 Перехватив наш взгляд, продолжил: 

– Детвора любит кататься. У меня пять внуков и девять правнуков.

– И все Сурженко?

– Есть и другие фамилии, – улыбается хозяин. Видно, что ему, Герою Социалистического Труда Василию Тимофеевичу Сурженко, приятен разговор о детях.

– Василий Тимофеевич, вы были перед нашим приездом в «Колокольчике»…

– Уже знаете, что в станичном детсаде был? Пригласили, откликнулся с радостью. Рассказал ребятишкам о войне – мое детство опалено ею. Многие события помнятся до сих пор в деталях, подробностях. Наша семья – отец Тимофей Ионович, мама Прасковья Ивановна, семь братьев и сестер – жила тогда в сальском Конезаводе имени Буденного. В сорок первом мне было 13 лет. Тогда взрослели рано. А наши мамы слишком рано постарели… На фронт уходили целыми семьями. Часто почтальон, пряча глаза, приносил односельчанам казенные конверты с похоронками. Два таких письма получила и наша семья – на фронте погибли мои старшие братья Иван и Федор.

– На большой войне вы, тогда еще ребенок, стали героем трудового фронта…

– Героями были все мы, босоногие мальчишки. Ждали хороших вестей с фронта и своим трудом помогали бить фашистов. Гордились, что нам доверяют самые ответственные участки. Никакой работы не чурались. Нужно было обрабатывать землю, выращивать хлеб, заготавливать корм для коров, быков, лошадей. Работали на полях с раннего утра до позднего вечера, от темна до темна. Под девизом «Каждый пуд хлеба – снаряд по врагу»…

– Так вы с техникой на ты с раннего детства?

– Штурвальным на комбайне я начал работать еще до войны, с 12 лет... Работал и на прицепных, и на самоходных комбайнах. Опыт, которого набрался, помог, когда после пятилетней армейской службы меня отправили в Казахстан на целину.

Об армейской службе Сурженко обмолвился вскользь. Между тем это тоже героическая страница в его биографии. Служил Василий Тимофеевич на Сахалине до 1953 года. Не раз поощрялся командованием. Фотографию бойца перед развернутым знаменем полка замполит отправил его родителям в Сальский район. Поместили ее в местной газете. Знай, мол, наших! А спустя короткое время на передовицу попала уже другая фотография Василия Сурженко – его как целинца-первопроходца, ударника труда, наградили «Золотой Звездой» Героя Социалистического Труда.

Так что вернулся домой с самой высокой трудовой наградой.

– До меня в Конезаводе имени Буденного было семь Героев Социалистического Труда, – рассказывает Василий Тимофеевич. – Я – восьмой. Вспомнил об этом, «поворошил старое», когда прочитал недавно в «Нашем времени» публикацию о том, что азовское село Самарское является одним из российских рекордсменов по количеству Героев Советского Союза, Труда, России. Буденновцы по количеству Героев Труда вполне могут составить самарянам конкуренцию.

Больше о других героях-земляках, чем о себе, рассказывал Сурженко и на встрече с ребятами из «Колокольчика». В этом он весь – яркий, одаренный и вместе с тем скромный человек. Герой Труда, у которого прибавилось лет, но убавилось сил и здоровья, духом по-прежнему бодр. В «Колокольчике» для него подготовили концерт, вручили цветы и подарки, которые ребята смастерили сами. Василий Тимофеевич растрогался до предательского блеска в глазах. И заторопился домой. На подзарядку поставил игрушечный лимузин. Дедовская обязанность…