Пятого августа в Керчи завершается Международная военно-археологическая экспедиция «Аджимушкай-2017». Начальником ее штаба является Владимир Щербанов, который вот уже 35 лет возглавляет Ростовский областной клуб «Память-Поиск» и практически каждый год работает в аджимушкайских подземельях. 

В середине мая 1942 года войска Крымского фронта вынуждены были эвакуироваться на Таманский полуостров. Остатки 83-й бригады морской пехоты, 95-го погранотряда, Ярославского авиаучилища, Воронежского училища радиоспециалистов и других частей – всего свыше 10 тысяч человек, прикрывавших отход главных сил, оказались отрезанными и заняли оборону в Аджимушкайских каменоломнях. Враг опутал подземный гарнизон проволочными заграждениями, взрывал входы, нагнетал в штольни смешанный с газом дым, устраивал обвалы. Несмотря на острую нехватку воды, продовольствия, медикаментов, боеприпасов, осажденные наносили удары по врагу. В боях, а также от ран, обвалов, удушья и голода погиб почти весь подземный гарнизон. В живых остались только 47 человек. 

Вот что Владимир Щербанов сообщил из Керчи «Нашему времени»:

- Мы пообщались сегодня с делегацией Государственной думы России, которая побывала в Аджимушкайских каменоломнях. Мы - это представители двенадцати российских регионов. Ростовскую область представляют на этой Вахте Памяти девять человек. Новичков поискового движения, а тем более случайных людей нет.

- Сами-то вы попали в свое время в Аджимушкай, говорят, волей случая…

- Моей первой книгой о войне, которая с детства сильно «запала» в душу, была «Брестстская крепость» Сергея Сергеевича Смирнова. Она в мягком переплете тогда издавалась для школьников. И к первой встрече с Аджимушкаем, хотя и она и выглядит стечением обстоятельств, я внутренне был готов. В такие же дни 35 лет назад, будучи студентом второго курса Ростовского госуниверситета, я оказался в Керчи на автовокзале. Увидел автобус, идущий по маршруту «Центр – Аджимушкай», о военной истории которого я много читал в журнале «Вокруг света», забыл о цели приезда в город и отправился к каменоломням. У подземного музея, даже не думая, что вход может быть платный, просто пристроился к очередной группе посетителей и оказался на экскурсии в подземельях. Повезло с экскурсоводом, женщина интересно и эмоционально рассказывала. В конце она сказала, что каждый год в каменоломнях проводятся экспедиции по поиску архивов подземного гарнизона, и скоро стартует очередная. И тут уже я включил все свое, наверное, нахальство. Напросился к директору музея, он оказался моим почти однофамильцем – Щербак Сергей Михайлович, фронтовик. Ну и я, хотя у меня уже были билеты домой, сказал, что через два дня буду в экспедиции. Так в июле 1982 году я отработал в составе ежегодной сборной экспедиции, а зимой 1983 года первый раз сам привез группу и провел первую зимнюю экспедицию.

Самое запоминающееся из первой экспедиции... Мы не первый день спускались по одной и той же тропинке в каменоломни. Я шел замыкающим группы и на ровном месте споткнулся. Стал рассматривать тропу и увидел небольшой бугорок - оказалась верхняя часть бедренной кости. Это были первые найденные мною останки - останки девушки, медсестры лет 18-19. При ней была медицинская сумка, небольшие сапожки 36 размера. Меня тогда это потрясло. По этой тропинке мы спускались ежедневно, а до нас спускались после войны уже 40 лет. И получается, что мы - честные потомки своих дедов-победителей, для которых «ничто не забыто, и никто не забыт…», все эти годы спокойно ходили по останкам этой девушки. Так не должно было быть, но так было. Вот это было самое неприятное и самое сильное впечатление. Дальше были другие находки, экспедиции, но тот момент резанул больше всего. 

В каменоломнях температура держится постоянно +8-9 градусов. Неважно, лето или зима, под землей температура одна. Повышенная сырость и психологическое давление, когда ты остаешься один в темноте. Когда работаешь - еще нормально. Но вот сядешь передохнуть, начинаешь осматриваться, и тогда темнота и «каменный мешок» начинают давить на психику. К сожалению, не все выдерживают это. Кто-то, отработав сезон, уходит. Другие просятся работать только на поверхности или у выхода. К ростовчанам, замечу, это не относится. Ни сейчас - ни раньше. Напомню, что первая поисковая экспедиция на территории аджимушкайских каменоломен прошла в 1972 году по инициативе редакции журнала «Вокруг света» и Керченского историко-археологического музея. За годы работы участниками экспедиции найдены и захоронены останки более чем 1300 советских воинов, установлено около 900 фамилий защитников Аджимушкая, найдены множество документов периода обороны каменоломен и многочисленные уникальные предметы Великой Отечественной войны. Саперным подразделениям за эти годы переданы на уничтожение десятки тысяч взрывоопасных предметов. Итоги экспедиции «Аджимушкай-2017» сообщим читателям «Нашего времени» по возвращению в Ростов.