В Новошахтинске найдено массовое госпитальное захоронение сорок первого года. Это событие в итоге привело к конфликту в рядах поискового движения


(Окончание. Начало в № 377)

Версия Поискового движения России

Владимир ЩЕРБАНОВ:

– И хотя в архивных документах четко зафиксировано, что это было захоронение 83-го ХППГ, тем не менее, давая интервью газете «Знамя шахтера», представитель «Южного рубежа» вдруг сообщил:

«В 1941 году в здании школы № 2 в посёлке Горького находился 576-й военно-полевой госпиталь…» Что за госпиталь? Откуда такой? Номера военно-полевого госпиталя 576 за всю войну найти не удалось… А вот полевой передвижной госпиталь с таким номером в сорок первом в Новошахтинске действительно был в течение нескольких дней. Однако документов по нему пока не обнаружено. 16 мая в «Южном рубеже» корреспонденту «161.RU» сообщили: «В данный момент эксгумированы останки только 10 человек на небольшом участке. 

Предполагается, что здесь не 58 человек, а больше. Пока ни личных вещей, ни медальонов не нашли. Продолжаем поиски». И тут же: «Поисковики намерены поднять останки всех красноармейцев». 

Но на самом деле почему-то «Южный рубеж» уже на третий или четвертый день поиска вдруг приостановил работы, хотя в соответствии со списком похороненных медперсоналом 83-го ХППГ оставалось поднять останки всего нескольких человек. 22 мая вдруг ни с того ни с сего было заявлено: «Поисковики считают, что это бойцы 142-й танковой бригады, ополченцы-шахтеры, казаки, бойцы НКВД и санитарки, которые лечили раненых…» и что «в земле обнаружили не только останки красноармейцев, но и трех девушек». 

Госпитальное захоронение в Новошахтинске по-прежнему скрывает много тайн.
Госпитальное захоронение в Новошахтинске по-прежнему скрывает много тайн.

И опять проблема: эти заявления никак не стыкуются ни с архивными данным, ни со списком умерших в 83-м ХППГ в районе шахты № 4. 

О том, что не вся и не совсем точная информация поступает от поисковиков, похоже, стали догадываться и в администрации Новошахтинска. Тем более что противоречивость и нестыковки были хорошо видны в обильном потоке сообщений о прошлогодних событиях.

 Словом, когда пришло письмо от администрации Новошахтинска, мы знали, что на том месте ранее уже проводили работы наши коллеги из Поискового движения Ростовской области. Парадоксально, но факт: к Общероссийскому общественному движению «Поисковое движение России» ПДРО никакого отношения не имеет, работает по своим малоизвестным нам методикам и правилам. Но поскольку они начинали работы в Новошахтинске, мы сочли необходимым проинформировать руководителя Поискового движения Ростовской области об этом письме, предложили поработать с нами, подсказать, что, где и как было обнаружено в ходе предыдущих работ.

Однако, когда в Новошахтинск приехали поисковики Поискового движения России из отрядов Мясниковского района, Ростова-на-Дону и казачьего поискового отряда Аксайского района, чтобы завершить обследование места братского захоронения 83-го хирургического полевого госпиталя, помощи от местных коллег не последовало. Более того, когда благодаря поддержке администрации города нам все же удалось обнаружить останки и в течение двух дней полностью завершить обследование захоронения, наши новошахтинские коллеги в прессе, соцсетях подняли такой гвалт, словно мы не одно с ними дело делаем – ищем и хороним погибших, а доказываем, кто круче и «поисковее». В присутствии представителей администрации города и военнослужащих МЧС мы провели археологическое вскрытие четырех деревянных ящиков с останками шести военнослужащих. На следующий день дообследовали два других найденных деревянных ящика. В них оказались неполные останки еще четырех человек. Изучение обстоятельств, имеющих отношение к этому госпитальному захоронению, будет продолжено. 

Версия военкомата

Начальник отделения военкомата Ростовской области Николай ПОНОМАРЕНКОНачальник отделения военкомата Ростовской области Николай ПОНОМАРЕНКО:

– Поисковые работы в Новошахтинске в октябре 2019 года проводились представителями регионального отделения Поискового движения России по просьбе администрации города. Какие бы домыслы ни озвучивались, но уже сам этот факт свидетельствует о том, что ни о каком нарушении российского законодательства в данном случае говорить не приходится.

Перед проведением работ я лично общался с руководителем Ростовского отделения Поискового движения России и председателем совета Поискового движения Ростовской области по поводу совместного проведения работ. 

По каким причинам представители Поискового движения Ростовской области отказались от совместной работы – лучше спросить у них. Сейчас по архивным документам устанавливаются имена тех, кто был похоронен на этом госпитальном погосте. 

Считаю, что вопросы увековечения памяти погибших защитников Отечества в таких случаях должны стоять выше обвинений и взаимных претензий людей, занимающихся поисковой работой.

С этим утверждением нельзя не согласиться. Удастся ли теперь установить всех, кто покоился на этом заброшенном погосте, и вернуть из забвения их имена? Следим за ситуацией.