Снимок Якова Халипа «Ноктюрн» был опубликован 22 апреля 1943 года и вошел в золотой фонд военной фотолетописи. А сделан он в Новошахтинске

На редком кадре запечатлен момент, когда скрипач играет для бойцов прямо на развалинах. Ему аккомпанирует сидящий слева баянист. 

Достаточно долгое время история появления «Ноктюрна», точная дата и место, где он был сделан, оставались «за кадром». Лишь в 70-е годы, когда Яков Халип именно за него получил награду на международной выставке фотографий, начали выясняться подробности. 

Автор «Ноктюрна» – Яков ХАЛИП. Фото из открытого источника
Автор «Ноктюрна» – Яков ХАЛИП. Фото из открытого источника

Военный фотокорреспондент газеты «Красная Звезда» Яков Халип вместе с писателем Константином Симоновым (автор стихов, в том числе знаменитого «Жди меня», пьесы «Парень из нашего города», романов «Живые и мертвые», «Двадцать дней без войны» и др.) приехал в дивизию, которая в ходе ожесточенных боев, квартал за кварталом, изгоняла из Новошахтинска фашистов, цеплявшихся за каждый дом и улицу. 

Как раз 13 февраля 1943 года, в день освобождения города, после одного из боев и был запечатлен этот импровизированный концерт солистов ансамбля песни и пляски 33-й гвардейской дивизии Виктора Мирошникова и Григория Вакуленко. В армию они попали в самом начале войны, не успев окончить четвертый курс Ростовского музыкального училища. 

Военный путь скрипача Виктора Мирошникова: Сталинград – Каховка – Севастополь – Белоруссия – Прибалтика – Восточная Пруссия – отмечен боевыми наградами. 

Получив тяжелое ранение, он лечился в Даугавпилсе. Там же получил профессиональное образование, преподавал в музыкальном училище, создал оркестр скрипачей и был очень уважаемым человеком. 

Баянист Григорий Вакуленко также в мирное время преподавал в музыкальном училище во Львове.

Фотограф Яков Халип достиг в своей профессии огромных высот. В довоенное время его работы размещали журналы «Кино и жизнь», «Советское фото», «СССР на стройках», а фоторепортажи, сделанные в 1938 году во время экспедиции И.Д. Папанина на Северный Полюс, публиковали в том числе и зарубежные издания. 

После Великой Отечественной сотрудничал с такими журналами, как «Смена», «Огонек», «Советский Союз», и газетами «Правда», «Известия». Первым из советских журналистов удостоен ордена «Знак Почета», его работы находятся в коллекциях многих музеев и галерей Европы и Америки... 

Тем не менее новошахтинский «Ноктюрн», по мнению многих специалистов, в том числе и его внука, который пошел по стопам деда, – «самая значительная фотография». 

В середине 70-х годов Яков Халип разыскал героев своего «Ноктюрна» – Виктора Мирошникова и Григория Вакуленко. Они встретились в Москве, где Халипу как раз вручали награду международного фотоконкурса. 

Из воспоминаний Виктора Андреевича Мирошникова, сохранившихся в том числе и благодаря коллегам из «Красной Звезды»: «Город лежал в развалинах. Было очень холодно, сводило пальцы, смычок поначалу не слушался... Я видел, как светлели лица бойцов. Никогда не было у меня такой благодарной аудитории».

Что именно играл в феврале 1943 года в Новошахтинске, прямо на груде битого кирпича, Виктор Андреевич? Произведения чешского композитора Антонина Дворжака. Ветеран признавался, что не очень помнит, играл ли тогда конкретно «Ноктюрн», но название для фото считал очень точным у итальянцев термин notturno еще в xviii веке обозначал музыку, исполнявшуюся на открытом воздухе). 

Я рассчитывала, что какая-то информация о Викторе Мирошникове и Григории Вакуленко все-таки сохранилась в Ростовском музыкальном училище (ныне – колледж). Но в учебной части сказали, что до разговора со мной ничего не знали об этой удивительной истории и не предполагали, что на фото «Ноктюрн» – их учащиеся. 

В историко-краеведческом музее Новошахтинска небольшая экспозиция, посвященная фотографии «Ноктюрн»( непосредственно снимок, несколько вырезок из советской прессы, историческая справка) все-таки есть. Но где конкретно он был сделан, в какой части города? 

Все исследователи и краеведы сходятся во мнении, что это развалины шахты имени Кирова, которая была введена в эксплуатацию в 1931 году. Именно в тот довоенный период в городе одно за другим появлялись угольные предприятия и отмечался рост добычи угля. Конкретно шахта имени Кирова в 1939 году выдавала на-гора 950 тонн антрацита. 

В 1942 году, накануне прихода немцев, шахта в числе других стратегических объектов была взорвана. Но после освобождения города, уже в марте 1943 года, она была восстановлена и начала работу. 

Так выглядела территория шахты имени Кирова в 70-е годы...
Так выглядела территория шахты имени Кирова в 70-е годы...

В 90-е годы под лозунгом повышения эффективности отрасли и глобальной модернизации экономики в стране была объявлена реструктуризация угольной отрасли. 

В итоге к 2004 году в Новошахтинске перестали существовать все градообразующие предприятия – 12 шахт, в том числе – и имени Кирова. Он превратился в город без шахт.

Любопытство и желание все-таки увидеть, где сделан «Ноктюрн», приводят меня в поселок бывшей шахты имени Кирова. Территория огорожена невысоким забором. Чтобы не так бросалось в глаза то, что осталось от некогда знаменитого угольного предприятия. 

Пробираюсь туда – и будто оказываюсь в 1943 году. Если киношники решат снимать фильм о военном времени – им не понадобится создавать декорации. На входе меня встречает постамент без памятника, ступаю по дорожке между деревьями и оказываюсь среди руин. 

...а так выглядят её развалины сейчас.
...а так выглядят её развалины сейчас.

Территория перед терриконом напоминает место после бомбежки. Проломленные стены, груды кирпича, каменные лабиринты... 

Мрачное зрелище. Находиться здесь в одиночку страшновато и очень-очень грустно... Будто проникшись моим настроением, небо начинает плакать...