И первой победы Красной Армии после пяти страшных месяцев отступления. Уже спустя неделю после этого последовал разгром немцев под Москвой. Тяжелейший начальный этап войны остался позади.



Город первого удара

Сегодня очевидно: этого могло бы и не случиться, не будь победы под Ростовом в ноябре 41-го. Однако до сих пор о тех боях если и говорится, то как-то вскользь. Лишь немногие историки берутся за исследование десяти ноябрьских дней, вобравших в себя и «кровавую неделю» первой оккупации Ростова, и первый победный удар Красной Армии, способствовавший спасению Москвы.

В Ростове немало памятников тем драматическим событиям. Но их все равно меньше, чем мемориалов, посвященных триумфальному освобождению Ростова в 1943 году. Навскидку можно назвать мемориал бойцам и командирам 230-го полка НКВД, чьей кровью обильно полита земля Зеленого острова. Уже в позднесоветскую пору на Военведе появился памятник задержавшим наступление гитлеровцев воинам героической артиллерийской батареи комбата Оганова и политрука Вавилова. Их именами названы магистральные улицы в северо-западной части Ростова. Есть еще воинский мемориал участникам первого освобождения Ростова на Братском кладбище.

1.Благодарные ростовчане воинам 56-й армии»..jpg

Стела "Благодарные ростовчане - славным воинам 56-й армии".

На стенах ряда домов, особенно в восточной части города, имеются мемориальные доски. Без малого два десятка ростовских улиц носят имена бойцов и командиров сформированного в самом начале войны полка народного ополчения. А имя самого полка увековечено в названии улицы в центре Ростова и площади перед университетом путей сообщения.

Следует, конечно, вспомнить и мемориал в Кумженской роще. Но он охватывает весь военный период в истории Ростова – с 1941 по 1943 годы. Так что главным монументом в честь победы в Ростовской войсковой наступательной операции 1941 года, пожалуй, можно считать памятную стелу «Благодарные ростовчане воинам 56-й армии». Она высится в центре парка Октября, что на Каменке. Помнится, имелись там еще слова «Бои за Ростов осенью 1941 года были историческими». Но коль скоро слова эти написал в своем обращении к ростовчанам в год 40-летия победной Ростовской операции Л.И. Брежнев, то после его смерти, в угаре перестройки надпись предпочли убрать. Хотя оценил значение Ростовской операции ноября 1941 года этот последний настоящий фронтовик на посту руководителя страны исключительно точно.

2. мемориал Зеленый остров.jpg

Мемориал воинам 230-го полка НКВД на Зеленом острове.

Естественно, что первый победный удар Красной Армии, в результате которого враг был выбит из Ростова, нашел свое отражение на стеле «Город воинской славы». Да и как иначе, если этому своему высокому званию Ростов обязан во многом событиям ноября 1941 года.

Но в целом на долгое время утвердилось в нашей военной историографии отношение к тем событиям как к чему-то проходному. Этакие бои местного значения, позволившие вернуть всего на неделю захваченный врагом населенный пункт. Однако большое, как известно, видится на расстоянии. И с каждым годом, отдаляющим нас от событий суровой осени 41-го, мы все более отчетливо сознаем, какую великую надежду вселила в наших людей та победа. Когда окончательно было понято главное: казавшуюся несокрушимой гитлеровскую военную машину можно остановить. Что и было сделано под Ростовом.

«Кровавая неделя»

Но еще 20 ноября 1941 года машина эта продолжала ускоренно катиться по колее, проложенной с первых дней гитлеровского вторжения. Сметая и выжитая все на своем пути, захватывая села и города. Войска группы армий «Юг» в немецких сводках иначе, как победоносными, не назывались. Особое место в тех победных реляциях отводилось 1-й танковой армии генерала и будущего фельдмаршала Эвальда фон Клейста.

3.Танки Клейста в Ростове.jpg

Танки Клейста входят в Ростов.

Его танки, еще за несколько недель до того бывшие в Киеве, к октябрю уже вышли сначала к Азовскому морю, ворвавшись в Таганрог. А затем и к Миусу – последней крупной водной преграде на пути к Ростову, в захвате которого немцы видели основную стратегическую задачу своей наступательной операции на юге.

Действительно, полумиллионный Ростов не зря называли «воротами Кавказа». Отсюда открывался путь на Кубань и к кавказским нефтяным промыслам. И дальше – в Закавказье, Иран и даже Индию. Буквально зачарованный возникающими перспективами фюрер, презрев все угрозы начинавшейся ранней и суровой в тот год зимы, жестокую осеннюю распутицу и проблемы с подвозом горючего в действующую армию, отдал приказ во что бы то ни стало взять Ростов.

Так 20 ноября 1941 года танки фон Клейста и эсэсовцы 1-й моторизованной дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» оказались на ростовских улицах. Они входили в Ростов с запада и с северо-запада, со стороны захваченного немцами ранее Таганрога, села Большие Салы и станицы Гниловской. Колонны немцев через окраинную станцию Ростов-Гора (нынешние Рабочий городок и Комсомольская площадь) двигались по Буденновскому проспекту. Их вход заранее обеспечили диверсионные подразделения группы «Бранденбург».

И Клейст, отрапортовав в Берлин, что полностью контролирует город, принялся подыскивать место для парада победителей. Остановился на Театральной площади. Однако, как до того в Москве, так и теперь в Ростове, провести свой парад немцам было не суждено.

Клейст, будучи профессионалом, быстро оценил ситуацию и понял, что полный контроль над Ростовом – химера. Подразделения 230-го полка НКВД продолжали удерживать целый ряд городских кварталов – прежде всего на западе Ростова и на Зеленом острове. В том числе и отсюда несколько дней спустя части Красной Армии развернут контрнаступление и вернут захваченный врагом город.

Продолжали сопротивление бойцы полка народного ополчения. С левого берега Дона не уставали обстреливать боевые порядки врага отошедшие сюда части и подразделения 56-й армии генерала Ремезова. Эта армия вместе с другими войсковыми объединениями Южного фронта под командованием маршала Тимошенко накапливала силы для контрнаступления.

Осложняли жизнь немцам и оборонительные укрепления вокруг Ростова. Их с началом войны начали строить горожане. Вынув 10 млн кубометров грунта, обустроили противотанковые рвы, окопы и укрытия для боевой техники, блиндажи и наблюдательные пункты. Эти укрепления доходили до станции Хапры и впоследствии послужили надежной базой для контрнаступления Красной Армии.

И наконец – потери. При виде сводок потерь Клейст и его непосредственный начальник – командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Герд фон Рунштедт – все мысли о параде победителей отбросили. При захвате Ростова немцы потеряли до 3500 солдат и офицеров. Еще свыше 5000 были ранены и обморожены. Были подбиты и сожжены 154 танка, сотни машин и мотоциклов. Из строя выбыла масса другой боевой техники. Оба командующих пришли к выводу о невозможности немедленно развить успех, продолжив наступление на Кавказ. Оставалось одно – закрепиться в захваченном городе и ждать весны.

4. кровавая неделя.jpg

 "Кровавая неделя" в Ростове.

А закрепиться – это означало покорить этот чужой затаившийся в своей ненависти город, в котором немцы оказались неожиданно для его жителей и для оборонявших Ростов войск. Население города эвакуировано не было, так что, в отличие от многих других населенных пунктов, в Ростове было, можно сказать, многолюдно. И это только усиливало нервозность немцев, заставляя (и не без оснований) видеть едва ли не в каждом ростовчанине партизана.

Поэтому машину массовых убийств, много раз опробованную в покоренных ими странах, фашисты немедленно запустили и в Ростове. Восемь дней оккупации ознаменовались жестокими расправами над мирным населением. Убивали без разбора. Оттого и известны те восемь дней конца ноября 1941 года в истории Ростова под именем «кровавой недели».

Пожалуй, самой известной жертвой тех страшных дней стал ростовский мальчишка Витя Черевичкин, разводивший, как и многие его тогдашние сверстники, голубей. Гитлеровцы решили, что мальчик использует птиц для связи с занимавшими позиции на левом берегу Дона советскими частями. И расстреляли его и его птиц на территории парка им. Фрунзе. Там, где сегодня горит Вечный Огонь в память обо всех героях Великой Отечественной.

5.Витя Черевичкин.jpg

Витя Черевичкин и его голуби.

Свидетелем расправы, над полковым комиссаром Денисом Малиевским, учиненной в Братском переулке эсэсовцами из дивизии «Адольф Гитлер», стал 11-летний ростовский школьник Миша Вдовин. Много позже, став ученым-металловедом по профессии и краеведом по призванию, Михаил Алексеевич Вдовин напишет книгу – настоящую летопись военной истории Ростова. Там расскажет и о героической смерти комиссара Малиевского, и о гибели начальника СКЖД Алексея Нецветая, и о массовом расстреле ростовчан в Нахичевани. В память о той трагедии сегодня на стене дома на углу Верхненольной линии и Советской улицы навечно застыл каменный венок…

6.расстрел ростовчан в Нахичевани.jpg

На месте расстрела ростовчан в ноябре 1941 года.

«Кровавая неделя» сполна собрала в Ростове свою жатву. Вот что записал в дневнике начштаба второго батальона 230-го полка НКВД капитан Иван Березенцев. Эти строки для истории значат, пожалуй, куда больше иных умозрительных выкладок:

«У театра Горького головами к трибуне лежали в одну шеренгу трупы одного взвода нашего полка. На них лежал аншлаг с надписью крупными буквами на русском языке: «Так будет со всеми партизанами».

…Ростов прочёсан. На улицах немало трупов. На западной окраине города один ростовчанин, прощаясь со мною, сказал: «Гитлеровцы, поспешно отступая из города, говорили, что город кишит партизанами». 230-му полку поставлена новая задача: преследовать отходящего на Таганрог противника» …

«Тает снег в Ростове» …

Груда тел на Советской улице. Еще убитые – на 36-й линии. Множество расстрелянных из пулеметов на Армянском кладбище, на 40-й линии - в очереди за хлебом. Люди, рыдающие и одновременно радующиеся освобождению. Вот такую картину застали в Ростове вернувшиеся в город советские войска.

Контрнаступление Красной Армии началось 27 ноября. И уже через два дня части 56-й армии, взаимодействуя с Новочеркасской войсковой группировкой 9-й армии генерала Харитонова, вступили в Ростов. При этом часть наступавших ворвалась в Ростов, преодолев Дон по необычайно рано установившемуся льду.

7.Ростовская операция.jpg

Ростовская наступательная операция Южного фронта.

Немцы оказались в полукольце, и дабы это кольцо не замкнулось, предпочли отойти. Ничего другого Клейсту и Рунштедту не оставалось. Танки Клейста были отброшены на 80-100 километров на запад, и дальнейшая военная судьба этого немецкого военачальника оказалась связана уже с Миус-фронтом.

Счастливой ее назвать нельзя. Правда, Клейст получит-таки фельдмаршальский жезл – даже несмотря на то, что фронт, в конце концов, будет прорван советскими войсками. Но Гитлер, который вовсе не нуждался в профессионалах, отправит Клейста в отставку. А позже он будет пленен и умрет через девять лет после окончания войны во владимирской тюрьме.

Рунштедту же стоило отставки уже поражение под Ростовом. И хотя позже фюрер вернул его в строй, отношение к опальному фельдмаршалу не улучшилось. На Восточный фронт его больше не посылали. Рунштедт так и остался человеком, проигравшим битву под Ростовом, что прямо повлияло на исход всего первого этапа войны.

8.На Ростов (3).jpg

Битва за Ростов.

Из тех записей, что остались после обоих фельдмаршалов, со всей очевидностью следует: то, что случилось с их войсками под Ростовом, оба рассматривали как далеко не частную неудачу. И понимали, чем эта неудача обернется. Как видим, не ошиблись. В отличие от того дня, когда вместе со всем германским генералитетом сделали ставку на презираемого ими ефрейтора Гитлера. За что с неизбежной суровостью и осудила обоих История.

…Снег, покрывший было улицы Ростова, в первые дни декабря 1941 года, так же неожиданно сошел. По радио передавали поздравление Сталина войскам 9-й и 56-й армии. И звучала написанная в те дни и ставшая классикой песня Табачникова и Френкеля:

Теплый ветер дует, развезло дороги,
          И на Южном фронте оттепель опять.
Тает снег в Ростове, тает в Таганроге,
          Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать…

А еще через несколько дней радио донесло сообщение о разгроме немцев под Москвой.

9.Освобождение ростова.jpg

Ростов свободен!

Впереди оставалось еще три с половиной года великой и страшной войны. Ростов по-прежнему был прифронтовым городом, и его ждала вторая оккупация – куда более долгая и жестокая. Целых 205 дней насилия и разрушений, пока не настал спасительный день 14 февраля 1943 года.

Хотя впереди страну ждали победы, к ним вели новые суровые испытания.

Однако первое испытание уже было с достоинством и честью выдержано в ноябре 41-го под Ростовом.