Люди мечтают о свободном времени, но как только оно появляется, многие тут же оказываются перед трудноразрешимой проблемой: чем бы его занять?

Тык было и в середине 20-­х годов прошлого века, когда молодая наша газета, носившая в ту пору название «Большевистская смена», взялась убедить читателей, что отличный способ провести свободное время с пользой — это отправиться в путешествие. Пусть даже не за синие моря, а куда­-нибудь неподалеку.

В доказательство того «БС» организовала для ростовчан две трехдневные экскурсии: в Шахты и Таганрог. И в феврале 1927 года объявила о записи желающих. Вполне вероятно, что это были первые (по крайней мере, в послереволюционной истории Дона) массовые молодежные экскурсии по внутриобластным маршрутам.

Несколько дней спустя в «БС» появилась заметка «Ячейки плачут». Плакали ростовские комсомольцы оттого, что не всем удалось попасть в список. В Шахты отправлялись 200 человек, в Таганрог — 150. Желающих оказалось в 10 раз больше.

А как же рыдали ячейки, читая уже отчеты об экскурсиях! Особенно о таганрогской. «В вагоне было шумно и весело, сообщал спецкор Э. — Проводник тщетно старался успокоить пассажиров. Яша Шейнин, секретарь городского райкома, в первом купе лихо отбивал чечетку. К Таганрогу все охрипли от песен».

Встреча на вокзале была грандиозной. Привокзальную площадь заполнили колонны балтийцев, рабочих металлургического и кожевенного заводов. Спецкор Э. записывал приветственные слоганы, летевшие с трибуны, и простодушно замечал, что говорили выступавшие «волнуясь и потому коряво. Бестолково, с радости кричали «ура»».

Ярким моментом обеих экскурсий стали смычки — то есть вечера знакомств ростовских экскурсантов с местными комсомольцами. Вообще же экскурсии отличались производственным уклоном. Посещали прежде всего предприятия (хотя в таганрогской программе значились и два музея). Отправляющимся в Шахты предстояло прослушать в рудоуправлении доклад о достижениях и перспективах отрасли. Верно, это вписывалось в тогдашние представления об отдыхе, проведенном культурно и с пользой.

Весной и летом 1927 года наша газета столько писала о намерениях и свершениях людей с рюкзаком за плечами, будто мечтала превратить всех своих читателей в туристов и путешественников.

«Трудно только начать», ­убеждала она в апреле, сообщая, что в июне пойдут через Кавказский хребет первые группы наших туристов.

«Взнуздать велосипед!» ­ призывал один из авторов «БС». Речь шла о том, что, к примеру, в Ростове — больше тысячи велосипедистов. Так почему бы им не отправиться коллективными экскурсиями по Северному Кавказу? А то — бери круче — к берегам Каспийского моря?!

Вдохновлялись, отправлялись. Пешком и на велосипедах. На относительно недалекие прогулки, ну, скажем, от Ростова до Новочеркасска, и в путешествия за три моря.

Раскрыв номер от 31 мая, читатели увидели в центре полосы снимок, на нем — пятеро парней в задорных кепках. Это молодые ростовские рабочие Шатохин, Ширин, Фукс, Костин и Галанин. Они начали пешее путешествие по маршруту: Азовское побережье — Черноморское побережье — Батум — Баку — Каспий — пустыня Каракум. Конечный пункт — Памирское плоскогорье.

Так же скупо, в телеграфном стиле, сообщалось, что маршрут разработан с помощью справочного бюро по туризму и редакции «БС». Вот это раскрутка идеи!.. Ну как не восхититься предшественниками!

Газета рассказывала не только о наших, выходящих в путь, но и о тех, для кого Ростов становился промежуточным пунктом большого путешествия.

«К нам в редакцию явился 19­летний турист Отто Пиккард», извещала «БС» 23 апреля. Отто был родом из Вены. Он решил за 10 лет обойти пешком весь свет, пользуясь транспортом лишь там, где пешком невозможно. В пути был уже почти год. Из Ростова намеревался идти через Харьков в Москву, оттуда — на Дальний Восток, в Японию, Китай, Сиам, Индонезию, Австралию… Собирал, мол, материал для книги.

Кругосветник — это всегда сенсация. Но особенно любопытной сегодняшнему читателю, думаю, покажется такая подробность: «Средства к путешествию Отто Пиккард добывает на местах путем обращения за помощью к спортивным и общественным организациям». Такие удивительные были времена…

Помогали не только туристам­чужестранцам. Спустя две недели — еще одно сообщение о прибытии в Ростов путешественников. На сей раз — это трое комсомольцев, совершающих «прогулку до Баку». Душой группы назван сотрудник ленинградской газеты «смена». В пути к нему присоединились слесарь из Курска и печатник из Артемовска.

По свидетельству нашей газеты, путешественников в Ростове встретили очень хорошо: «Им дали помещение, бесплатный стол, бесплатные билеты в кино».

Пожалуй, эти подробности приводились не просто так, а с намеком: путешественникам надо помогать! Пусть вот на других предприятиях прочтут и сделают, как на таганрогском кожевенном заводе. А что там?

10 рабочих отправились на велосипедах в Ленинград — посмотреть на тамошние фабрики и заводы, побывать на Волховстрое. Но неближняя­-то дорога… За краткий свой отпуск рабочему туда-­обратно и не успеть…

Чтобы поощрить стремление рабочих к активному культурному отдыху и здоровому образу жизни, администрация завода предоставила этим десятерым две дополнительные недели отпуска, союз кожевенников — средства на обратный путь.

Редакция призывала всех отправляющихся в путешествие товарищей, писать о том, как проходит экспедиция, делиться впечатлениями. Товарищи отзывались. Так родилась рубрика «Письмо с дороги».

Письма были о разном. Некий товарищ Экран изумлялся странностям туристического сервиса. В окрестностях Владикавказа на экскурсионной базе с их группы пытались содрать по 40 копеек с души за ночлег. Причем очень мало заботились об уставших телах туристов: на 12 человек выдавали только 5 тюфяков…

К счастью, рядом оказалась маленькая частная гостиница (НЭП!), а там — по 25 копеек с души и каждому — по отдельному матрасу!

Ростовчанин Павел Шатохин (верно, из той группы, которая шагала в Туркестан по маршруту, разработанному с помощью «БС»), удивлялся тому, что неожиданное началось уже рядом, в родном донском крае. Под Азовом путники увидели немецкую колонию. Она поразила их образцовым порядком. К тому же — хорошие колодцы, ухоженные клумбы, электричество!

Еще удивительная для ростовчан деталь: «Начиная с Кагальника, каждый встречный обязательно здоровается даже с незнакомыми».

Товарищ Новик шел с тургруппой всего лишь из Азова в Новочеркасск, но и на этом маршруте не обошлось без приключений.

В одной из станиц незнакомцев приняли за шпионов. Бдительные местные жители потребовали, чтобы подозрительные субъекты проследовали в сельсовет для проверки документов.

Поимка шпионов не состоялась: документы были в порядке. Но местные все равно так сразу туристов не отпустили: принялись расспрашивать о городской жизни и политических событиях.

Очень может быть, что в ответ на это кто­то из туристов зачитал информацию из захваченного в дорогу номера нашей газеты. Кстати, в одном из них какой­то читатель–романтик утверждал, что рюкзак — не такая уж необходимая вещь в походе. Рюкзак провоцирует на то, чтоб брать в дорогу лишнее. А туристу вполне хватило бы и того, что можно завернуть в газету.