В мае 1927 года на Кубани учредили переходящий приз имени «Большевистской Смены», как тогда называлась наша газета. Это была награда за победу в кроссе. Но почему вдруг с такой инициативой выступили наши соседи? Так ведь в то время «БС» являлась органом Северо-Кавказского крайкома и Донкома ВЛКСМ, а значит, и кубанцы были ее читателями.

Забег был массовым: соревновались не отдельные физкультурники, а команды. Бежали по городу — надо думать, по Краснодару. Хотя, возможно, и по какому-то из городов Черноморского побережья — название не уточнялось.

Вообще тема спорта в середине 20-х годов подавалась на страницах «БС» довольно скупо. Часто — в непривычном для нынешних читателей ракурсе.

К примеру, некто С.  Александ из Ставропольского округа в июне 1926-го простодушно сообщал о своем разочаровании спортивными играми. «В 1925 году наши ребята организовали футбольную команду, — писал Александ. — Дело, конечно, хорошее.

Но… Уже в первой игре одному вывихнули руку, да так, что парень два месяца ходил с перевязкой. А 15 мая, во время состязания, другому комсомольцу сломали ногу». В заключение — горький вздох: «Вот до чего довело увлечение наших ребят футболом».

Письмо опубликовали без комментариев. Верно, просто как случай жизни. Или чтоб другие начинающие футболисты были осторожнее. В то же время газета активно знакомила читателей с, вероятно, диковинными для них видами спорта, включая травмоопасные.

Скажем, сообщалось о том, что такое гандбол. Или о том, какие бывают коньки.

Публиковала «БС» и правила совсем уж, казалось бы, простых, дворовых игр: «Мяч в воздухе», «Цепь на цепь»… А что, все какая-никакая, однако же активность на свежем воздухе, какая-никакая, но — физкультура.

«БС» ориентировала комсомольцев на создание физкультурных кружков. Их необходимость вытекала хотя бы вот из этой статистики. Газета сообщала о медосмотре подростков, который провалился в Донском округе в 1925 году. Осмотр, правда, был выборочный. Но все равно плачевные его результаты требовали комплексных мер. Ведь выявилось, что процент заболеваемости среди подростков чрезвычайно высок, «главную массу болезней составляли туберкулез 1-й и 2-й степеней, малокровие, неврастения и наследственные болезни — алкоголизм и т.д.».

Развитие физической культуры шло, похоже, с трудом. Одно из первых в «БС» сообщений о состязаниях физкультурников напоминало скорее сводку происшествий: «На межпрофсоюзных соревнованиях девушку, перелезавшую через барьер, «шутя», схватили за ногу, — писала газета 1 октября 1926 года. — Потеряв равновесие, девушка упала, расшибла челюсть и потеряла сознание, залитая кровью; другую девушку «шутя» ухватили за руку и вывернули ее до растяжения и разрыва связок. Пришлось даже рентгеновский снимок сделать».

Уж не выявленные ли в ходе того осмотра ребятки с наследственным алкоголизмом так развлекались? Но газета не акцентировала внимание на медицинском диагнозе хулиганов — призывала физактив рассмотреть вопрос о качестве воспитательной работы. Такова была вера в перевоспитание!

А хулиганство, граничавшее со слабоумием, наблюдалось тогда не только на спортивных соревнованиях. В том же октябре 1926-го «БС» писала об идиотских шуточках в Шахтах. То оборудование на рудниках просто так, от неча делать, переломают, то металлический канат на механической откатке перерубят. «На руднике им. Воровского в поворотную площадку (на перекрестке рельсов, по которым двигается вагонетка) один комсомолец включил ток. Откатчик ступит ногой на площадку — его начинает крутить и дергать». То-то веселуха… Ну, вычислили этого шутника, с работы уволили, из комсомола исключили. Да не один же он такой. Были и похлеще. Приходилось организовывать на рудниках дружины по борьбе с хулиганством. На заводах и фабриках — тоже. Как тут без физической подготовки?.. Правда, эта сторона дела осталась для читателей «за кадром».

А в 1930 году был случай, когда о физкультуре и спорте заговорили на страницах «БС» стихами. Публикация называлась «Бег на месте». Но имелся в виду не тот бег на месте, который общепримиряющий, а совсем другой. Отрыв рекордсменов и чемпионов от трудящихся масс — вот о чем шла речь в крайкоме комсомола и что вдохновило поэта Леонида Шемшелевича на гневную стихотворную отповедь таким героям. Собственно, главная идея автора заключалась в том, что физкультуре — да, а профессиональному спорту — нет.

«Одеты по самой

невиданной моде.

Для таких

спорт-жоржиков

Соревнование

в боксе

Поважней соревнований на заводе», — изобличал поэт. Но это был только разгон. Уличив «рекордсменистых парнишек» в полном равнодушии к таким святым для советского гражданина понятиям, как «пятилетка», «промфинплан» и даже к самому марксизму (!), автор обрушивал на них убийственную глыбу своего классового презрения:

«Присосавшись

к хлебам

Легким и частым,

Зевак изумляя

спортивной халтурой,

Жрет и живет

Буржуазная каста

Профессионалов —

от-физкультуры».

Ну и финальный аккорд: «Очистим корабль пролетарского спорта от тренированных дармоедов».

Пафос был мощный. Но жизнь оказалась не на стороне поэта. Без профессионалов, пусть назывались они по-другому, и в советском спорте не обошлось, тем более не обходится в нынешнем.

А вот спортивные соревнования на призы различных изданий популярны по сей день. И как приятно, что в этом начинании наша газета была в стране в числе первых!

Интересно, что 10 дней спустя после сообщения о почине кубанцев, появилась еще одна короткая информация о кроссе-коунтри на переходящий приз – кубок «Большевистской Смены». Этот приз учредила уже сама редакция, соревновались в Ростове и Нахичевани. Не исключено, что подхватили эстафету и в других городах. Друзей у газеты всегда было много.