Ведь не дураки придумали изречение «Все что ни делается — к лучшему». О материале под названием «В игре брода нет», который появился вскоре после того как, будучи президентом, Владимир Путин подписал закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр», и мы узнали, что в Азовском районе под новую игорную зону выделена территория, я, честно говоря, совсем забыла.

Натолкнулась на него в архиве случайно, спустя почти четыре года, и порадовалась тому, что проблема, о которой тогда писала, сама собой рассосалась.

К теме душа не лежала. Совсем почему-то не хотелось расписывать прелести и выгоды от присутствия такого бизнеса. А готовила материал с единственной целью: рассказать, что рядом с будущей «зоной» живут люди со своими чаяниями и привычками. Может, и  не очень хорошо живут, но у них свой уклад, и прежде всего надо подумать о том, чтобы не навредить тем, кто невольно оказался в «тридцатикилометровой зоне»  будущего «Лас-Вегаса». Наверное, мой провинциальный взгляд на проблему рассмешил в то время многих маститых столичных коллег, валом поваливших в район Порт-Катона. Но сегодня я с удовольствием последую столичной моде — сделаю римейк своего собственного материала, за который даже спустя несколько лет ничуть не стыдно. И даже без лишней скромности себя процитирую: «Вполне возможно, что и ничего хорошего не создадим, кроме новых проблем. …Несмотря на то, что за последние годы жители Порт-Катона привыкли к переменам: в село пришел газ, построена новая современная школа, отремонтированы дороги, в то, что за два года рядом с ними построят новый город, люди верят с трудом. Просто представить себе такого не могут».

Но к «нашествию» чужаков народ готовился, а некоторые этого очень боялись.

— Жили мы спокойно, а теперь — не знаем, что будет, — поделилась своими тревогами пожилая селянка. — Покупатели предлагают дома продать, участки. Говорят, сейчас за хорошую цену не отдадите, потом вас вообще отсюда выселят.

— Очень переживаем за детей и внуков, — присоединилась к разговору еще одна женщина. — Нам совсем не хочется, чтобы они отсюда уехали. Хочется, чтобы село процветало, и большими семьями мы все здесь жили. Жалко будет, если Порт-Катон перестанет быть таким, как сейчас: исчезнет доброе отношение людей друг к другу, хорошее соседство, взаимопомощь.

Одна из пожилых женщин отвела меня в сторону: «Ночами не сплю, думаю, как это все обернется. Боюсь, что домов «плохих» (я так понимаю, что женщина о появлении в поселке путан переживала) понастроят, перед детьми стыдно будет!» Мужики тогда шутили, что все поголовно переквалифицируются в крупье.

Цены на дома и землю в округе сразу подскочили, до этого рынка земли в Азовском районе как такового не было. Целые сельхозугодия продавались по смешным ценам.

Дело было как раз среди зимы, и подъехать к границе будущего города на автомобиле не было возможности. К участку, который в недалекой перспективе должен был превратиться в Нью-Васюки, тогда еще не было дороги с твердым покрытием, обычная грунтовка, которая раскисла от дождей. Даже наш редакционный водитель, пытаясь по целине приблизиться к «зоне» на минимальное расстояние, тихонечко ворчал: да кто сюда поедет играть! Вместе с главой Маргаритовского сельского поселения Александром Гончаровым постояли над обрывом, полюбовались серой, но какой-то необыкновенной сказочной картиной берега Азовского моря. Или тогда насчет «сказочной» мне все показалось, потому что в душе я прощалась с этим нетронутым цивилизацией уголком навсегда?

Гончаров тоже вздыхал, поскольку как раз в тот день услышал первые нарекания от людей: их назойливо уговаривают продать участки. Это особенно нервировало стариков. Я пыталась представить плюсы грядущих перемен, но, включив на всю катушку воображение и увидев среди этой тишины и покоя шумные сверкающие отели, скоростную магистраль, громкую музыку, загрустила. Неподалеку от того места, где мы стояли над обрывом, прямо в глине были вырыты ступеньки. Вместо перил — веревка, очень уж крут в этих местах спуск к морю.

— Рыбацкая тропа, — пояснил Гончаров.

Где-то затарахтел легкий мотоцикл, и через несколько минут показался мужичок в камуфляже с огромным рюкзаком за плечами. Увидев нас, молча развернулся и уехал. Спросить, что он думает по поводу игорной зоны, я не успела.

…В общем, спасибо тем, кто все взял и отменил. Первый раз в жизни обозначенная проблема сама собой рассосалась. И народ оказался мудр и прозорлив. Так что воротилы игорного бизнеса пусть строят казино и играют в том месте, которое им по новой отведено. «Пострадавшим» в этом деле я не сильно сочувствую. Маленьких людей тогда никто не спрашивал, хотят они видеть игорную зону на своих землях или нет. Теперь рыбаки Порт-Катона будут ходить в море, сажать на своей земле огороды. Поманил воображение красивый мираж и исчез. Может, и правда, все к лучшему?