1937 год был отмечен на Дону всплеском интереса к фольклору. В вузах, клубах создавались кружки по изучению народного творчества, фольклористы отправлялись в народ — на поиски жемчужин народной песни и поэзии.

 4 апреля 1937 года «БС» напечатала «Былину о славном партизане красном, могучем богатыре донском Михаиле Васильевиче Кривошлыкове и его рати молодецкой — удали казацкой». Былина, как и полагается произведениям этого жанра, была большая — на всю газетную полосу формата А2. Ее записал, якобы со слов 70­летнего старца, некий Петр Кавешников, и предназначалась эта запись для сборника народного творчества народов Азово­Черноморья.

Обстоятельства встречи фольклориста со старцем были неправдоподобно красивы: сельская многолюдная ярмарка, где, не страшась и не смущаясь шума толпы, знай играет себе на шарманке дряхлый старец с воистину былинным именем — Нефед Кудеяров.

Гой ты, свет наш, богатырь Михаил Васильевич,
Мы пойдем за тобой, за отцом родным,
Мы возьмем в свои руки сабли вострые,
Сабли вострые, штыки булатные,
Да и сядем мы на своих вороных коней,
И разгоним мы всю свору белую.

Это, значит, так Нефед Кудеяров изображал голос красного казачества.

В жизни, конечно, чего только не бывает, но в старца Кудеярова верится все же с трудом. Уж очень смахивает эта фигура  на литературную маску. Но кто и почему за ней скрывался?  В «БС», к сожалению, ответа на это не найти.