Владимир Канцын, член Союза журналистов, заслуженный деятель физической культуры России, шахматный наставник и арбитр с многолетним стажем, кавалер почетного знака «Во славу донского спорта»:

- На днях я сброшюровал без малого три десятка своих публикаций в газете «Комсомолец» за 1969 год. Получилась небольшая книжка. Назвал ее «Комсомолец» на матче «Петросян - Спасский». В книжке собраны раритетные публикации, которым без малого полвека. Это полнейший отчет (в других СМИ России, СССР, а может даже и всего мира, не было в те дни столь подробного и яркого) материала о каждой из 23 партий матча на первенство мира. Чемпион, а матч проходил в Московском театре эстрады, отстаивал свои рубежи, а молодой претендент пытался ими завладеть. Два великих гроссмейстера ставили на карту все, что приобрели за многие годы предшествующей выдающейся карьеры.

Накануне редакция газеты «Комсомолец» пригласила читателей принять участие в конкурсе «Прогноз». Задали им десяток вопросов. Спрашивали, кто победит в матче, с каким счетом, каким будет результат первой половины матча, в чью пользу, к какому дебюту чаще будут обращаться соперники, каков результат личных встреч дуэлянтов и т.д. Всем участникам конкурса «Комсомолец» обещал памятные значки первенства мира и спецконверты с автографами Петросяна и Спасского. 15 лучших прогнозистов ждали еще и грамоты. Что редакция обещала – сделала. 

По-другому и быть не могло… Не случайно шахматный отдел «Комсомольца» признавался лучшим среди всех отделов периодических изданий СССР. Мы печатали самые разные материалы, интервью, советы начинающим шахматистам, проводили конкурсы решения и составления задач, этюдов. К сожалению, подобные материалы практически исчезли из нынешней прессы. Между тем многие выписывали «Комсомолец» именно из-за шахматной тематики (шахматы тогда были очень популярны). 

Впервые я работал как корреспондент «Комсомольца» на матче «Ботвинник - Петросян» в 1963 году. И многому тогда научился. Огромное впечатление произвел на меня Михаил Таль. Однажды его комментарий к одной из партий записывали для радио. Не пользуясь никакими конспектами, заготовками, Таль говорил минут пятнадцать. И вдруг выяснилось, что запись не получилась – технический сбой. Другой бы распсиховался, устроил бы скандал. А Таль – улыбнулся и… все повторил, только совершенно другими словами! Это было потрясающе. Я ему показывал и свои материалы, он всегда давал очень дельные советы. Например: «Посмотрите, говорит, какова «длина» вашего вопроса в интервью и сравните ее с «длиной» ответа вашего собеседника. Вы же не даете ему выговориться, вы же за него уже все сказали! Покороче, поглубже вопрос, и тогда вы можете рассчитывать на совсем другой ответ!». 

Такое не забывается. А разве забудется такой эпизод?! Во время финального матча претендентов 1974 года «Карпов - Корчной» (а победитель этого матча выходил на Фишера) поползли слухи о том, что Фишер может отказаться играть, и тогда между Карповым и Корчным надо будет проводить еще один матч. Никто толком ничего не знал. Мне удалось пробиться к президенту ФИДЕ Максу Эйве и задать ему прямой вопрос: «Что будет, если Фишер откажется играть?» И Эйве дал совершенно четкий ответ: победитель текущего матча будет объявлен чемпионом мира. Эту весть первыми узнали читатели «Комсомольца», а затем уже и все остальные любители шахмат по всему миру.

Что касается Спасского, то с ним я познакомился еще в 1958 году, в Ростове тогда проходил полуфинал чемпионата СССР. Несмотря на молодость, Спасский тогда уже был известен всей стране. Но «звездной болезнью» он никогда не страдал. Я, никому не известный кандидат в мастера, и он, сильный гроссмейстер, как-то быстро нашли общий язык… Конечно, нас объединили шахматы. Кроме того, мы – ровесники, и у него и у меня за плечами – детдомовское детство… Помню, во время того турнира произошел такой эпизод. Неистощимый на выдумки и разные шутки, Рашид Нежметдинов как-то расставил одну позицию и обратился к участникам со стандартным заданием шахматных конкурсов – найдите комбинацию. Видя, что «с ходу» задача не решается, он сказал: «Ну, вы тут, ребятки, подумайте, а я пока схожу в буфет, может, еще и побриться успею…» (На Буденновском, рядом с Домом офицеров, была парикмахерская). Прошло минут сорок, никто ничего сделать не может, подтянули «тяжелую артиллерию» – Борю Спасского. Тот тоже пыхтит, потеет… Подходит Нежметдинов: «Ну как, Боренька?» – «Рашид Гибятович, может, вы ошиблись? Ну, там пешку или фигуру не на то поле поставили, а?» Нежметдинов: «Нет, все правильно. Сдаетесь? Показать решение?» – «Сдаемся…» Хитрый Рашид приподнял доску, а под ней – тонкий пакет с женской комбинацией. Купил, говорит, жене в ЦУМе… Хохот стоял такой, что прибежали люди из вестибюля – не случилось ли что у шахматистов? Я тогда в «Комсомольце» написал об этом. Потом смотрю – проходит время, и ту же историю рассказывает Юрий Авербах, только немного другими словами. Потом - Евгений Гик… И пошла писать губерния. На первоисточник никто не ссылается. Надо, наверное, вовремя было патент брать…

Вспоминается, в 71-м году, выступая у нас в Ростове, на «Сельмаше», Спасский сказал, что если бы он не стал шахматистом, то, наверное, стал бы священником. Тут и меня привлекли. А кто его сюда пригласил? Канцын. Нашли, значит, крайнего. «А скажите, товарищ Канцын, вы просматривали конспект выступления Спасского в ДК «Ростсельмаш»? Я объясняю: никакого конспекта у него не было. И потом – кто я такой, чтобы контролировать самого чемпиона мира?

«Комсомолец» в те годы своими публикациями и организационной жилкой журналистов многое сделал для приобщения детей к шахматной культуре, воспитания волевых спортсменов и больших поклонников мудрой игры. Лучшие шахматные партии и этюды, которые публиковались тогда на страницах областной «молодежки», до сих пор почитаются не меньше, чем шедевры других видов искусств. В наши дни «Наше время», как и ранее «Комсомолец», тоже куда больше «в шахматах», чем многие другие СМИ. На кубок издания проводятся турниры, первые лица открывают мероприятия, газета сообщает о результатах. Это важно, полезно, необходимо. По «Комсомольцу», который всё же был «глубже в шахматах» (а мы – моложе), не скрою, у меня до сих пор ностальгия…

P.S. 17 апреля Владимир Канцын будет главным судьей турнира, который зарегистрирован в ФИДЕ, как юбилейный, на Кубок «Нашего времени».