Вместе с Галиной Кулешовой, Ириной Железняк, Юрием Беспаловым, Сергеем Болгарским, Николаем Брешенковым я пришла в «Комсомолец» в начале 80-х. В газете тогда работали личности легендарные. Людмила Калинина, Людмила Карамышева, Тамара Фирсова, Наталья Старцева, Валерий Яловой, Александр Митропольский, Александр Лезвин, Сергей Агафонов, Нина Курасова, Люба Болотина…


Писали так, что строчки запоминались как стихи...

Фотокоры газеты Валерий Мыльников, Юрий Гармаш, Николай Хомчик – это отдельная тема, пример того, как надо классно снимать.

И вот они, настоящие мастера, встречают нас, вчерашних выпускников РГУ, как равных. Нас не поучали. С нами делились профессиональными знаниями. Старшие коллеги давали друг другу читать материалы, прежде чем они попадут на стол редактора, приучали к этому и нас. Объясняли: несмотря на текучку, нельзя оставлять на потом фактуру, собранную в командировке. Надо обязательно сверять факты и фамилии героев, выслушивать не одно, а несколько мнений… Этому же мы потом учили молодых коллег.



Наши – лучшие

В газете существовало непреложное правило: те, кто сменял руководителей отделов, не должны были снижать планку, установленную предшественниками. Повысить ее можно было, снизить – нет. Поэтому «Комсомолец» считался, как упоминала как-то в одной из публикаций, «лучшей газетой на нашей улице» – Буденновском, 37. Здесь же в те годы размещались редакции «Вечернего Ростова» и «Молота». Школа «Комсомольца» ценилась очень высоко.

За «молодежкой», каким был «Комсомолец», сохранялось некоторое преимущество. Журналисты долго в газете не задерживались. Достигнув 35 лет, они поднимались дальше по карьерной лестнице. Почти все, как правило, уходили на партийную работу или собственными корреспондентами центральных изданий.

Приход молодых коллег старших товарищей в чем-то даже вдохновлял. Чуть позже к нашему «молодежному десанту» присоединился Владимир Ладный, Лариса Ионова, Ирина Дударь, Галина Пилипенко.

Публикации Сергея Синеока, Михаила Барановского, Андрея Ракуля отмечались почти на каждой редакционной «летучке». Стиль, настроение, позиция, грамотный русский язык. Их материалы отличались каким-то особенным блеском. Может быть, потому, что их авторы очень любили хорошие книги и много читали – Хармса, Аверченко, Платонова, Довлатова…



Татьяна Васильевна

Читать тогда вообще было модно. А в «Комсомольце» была в то время роскошная библиотека, которой заведовала Татьяна Бондарева. К Татьяне Васильевне тянулись все: от стажеров до редакционного начальства. Потому что в ее власти было оформить подписку на собрания сочинений или приложения к журналам «Огонек», «Иностранная литература». А еще, чтобы никто не знал, отложить корреспонденту-любимчику очередной номер журнала «Новый мир», который пользовался бешеной популярностью. Но поскольку любимчиками у нее были почти все, ей приходилось изворачиваться, если вдруг кто-нибудь из коллег неожиданно интересовался журналом, не для него отложенным. Не моргнув глазом, Татьяна Васильевна говорила, что журнал еще не поступил или его взял кто-то почитать, но пока «скотина такая» не вернул. С Татьяной Васильевной было весело.



Скучать было некогда

Командировки, встречи с людьми, работа над материалами… Вечная круговерть. В отделе учащейся и студенческой молодежи, которым я тогда заведовала, мы готовили выпуски для старшеклассников – «Перекресток» (потом он назывался «От 16 и старше»), для студентов – «Студенческий меридиан», а летом – «Планета Целина» для бойцов студенческих строительных отрядов. Был еще один выпуск – «Ленинские внучата» для младших школьников. Его идейным вдохновителем была ветеран пионерии и комсомола Ксения Краснова. Ксения Ивановна любила курсировать между отделом учащейся молодежи обкома комсомола, Дворцом пионеров и редакцией. Два раза в месяц она появлялась в нашем отделе и рассказывала о каком-нибудь талантливом ребенке из Дворца пионеров, о котором мы обязательно должны написать в «Ленинских внучатах». Она же развернула широкую кампанию по увековечиванию на страницах газеты памяти о партизанском отряде, действовавшем в с. Синявском Неклиновского района в Великую Отечественную войну. В село отправилась корреспондент отдела Ирина Нестеренко. После на страницах газеты появилась серия ее материалов «Синявское подполье»…

Одной из инициатив отдела был сбор книг для воинских частей и детских домов, расположенных в области. Соответствующее объявление в газете сделало свое дело. К нашей акции подключились читатели. Нам несли книги пачками, сумками, даже чемоданами. Наш кабинет стал продолжением библиотеки Татьяны Васильевны. Среди книг были «Три мушкетера» А. Дюма, «Как закалялась сталь» Н. Островского, «Молодая гвардия» А. Фадеева, стихи А. Пушкина, С. Есенина, книги из серии «Классики и современники», «Библиотека пионера». Помню, мы с Галей Кулешовой-Амировой, которая работала в моем отделе, удивлялись: при книжном дефиците не жалко же людям отдавать такую литературу! Тогда на всех хватало щедрости и доброты.

В редакции мы открыли школу юнкоров. К нам на занятия приезжали ребята из Аксая, Батайска, Новочеркасска. И наши коллеги делились с юнкорами секретами журналистского мастерства, вели практические занятия. Многие из тех ребят поступили на отделение журналистики тогда еще РГУ, а окончив его, стали работать в СМИ, на телевидении.



В Москву? Легко!

Мы не испытывали творческой скованности, давления со стороны руководства. Напротив, оно, руководство, всегда шло нам навстречу. Помню, в начале 90-х со старшеклассниками из ростовских школ мы создали в отделе Агентство молодых авторов – АМА-ПРЕСС.

Тем, кто поступал на журфак, нужны были публикации. Одной из таких поступающих оказалась Таня Терновская.

Следом за Таней пришел Кирилл Щелков, потом – Оля Баринова, Лана Ружицкая, Денис Сериков. Всего – с десяток старшеклассников, кто выбрал для себя журналистику. Замыкала этот список 14-летняя Лера Бойко. Ребята сами планировали номера, искали и предлагали темы материалов, обсуждали их и даже отклоняли, если материал не вписывался в общую идею выпуска.

Выезжали в командировки. Одной из таких командировок стала поездка в Москву, куда вместе со мной отправились Кирилл Щелков и Стас Хохлов. В Москве Стас собирал материал о каком-то комсомольском слете, сейчас уже не скажу точно, о каком именно, а мы с Кирой отправились брать интервью у популярных в то время политиков, писателей, журналистов. Все они вышли в газете. Потом были другие командировки в столицу. Но эту первую, амовскую мы помним до сих пор.

Все, кто был в АМА-ПРЕСС, поступили на журналистику в РГУ и МГУ. Окончив вузы, посвятили себя профессии. Таня Терновская и Лера Бойко после университета вернулись в нашу газету, затем уехали работать в Москву. Остальные ребята разъехались по разным странам. Денис Сериков с Ланой Ружицкой – в США, Оля Баринова – в Германию, Кирилл Щелков – в Чехию, Стас Хохлов – в Венгрию. Позже в США уехала Лера Бойко.

Наступали другие времена…