Что творится в душе малыша, который замкнулся в своем мире и просто боится других людей — и своих ровесников, и тех, кто старше?

Даже с родителями такие дети не хотят и не умеют идти на контакт, не смотрят им в глаза. Для родителей это — настоящая трагедия. Многие, особенно папы, начинают стесняться своих детей, не таких, как все. Особенно сложно в такой ситуации тем родителям, которые живут в глубинке: до специалистов далеко — не хватает в детских садах квалифицированных логопедов и психологов, в некоторых хуторах и селах и детских садов-то нет. В Чертковском районе эту проблему решили: в селе Маньково-Калитвинском в социально-реабилитационном центре с детьми, страдающими аутизмом, имеющими отклонения в развитии, занимаются по индивидуальным программам, шаг за шагом открывая для них территорию радости общения с миром.

В небольшом уютном кабинете логопед Елена Бондарева и педагог-психолог Татьяна Мартыненко работают с восьмилетним Даней — Данилой. Папа возит его в центр из другого села уже больше двух лет. Ребенок поначалу не мог и не хотел общаться с людьми, он даже к ним не приближался. Практически не разговаривал с родителями, не смотрел в глаза.

—  Сейчас Даня — совсем другой человек, — с гордостью за сына говорит отец. — Раньше он мог весь день до вечера просидеть на одном месте, в углу, практически не двигаясь. Среди людей ему было очень тяжело. Начинали мы заниматься с Викторией Михайловной Григорян. Она буквально вытащила его из этого состояния — полгода занималась тем, что ловила взгляд Дани, пыталась установить контакт глаза в глаза. И когда он доверился ей — не отвел взгляда, мы начали замечать в нем позитивные перемены, он как бы поднялся над собой, раскрылся. Начал идти на контакт с соседями, с ребятами, с которыми встречается в реабилитационном центре. Хорошо относится к ровеснику Андрюше.

—  В первый Новый год мальчику было очень трудно: он пришел на утренник с папой и некоторое время держался особняком, потом уже его взяли за руку, ввели ненадолго — чтобы не испугать, не оттолкнуть в круг ровесников, — рассказывает Елена Сергеевна. — А вот на Масленицу уже было с ним полегче, даже согласился в компании ребятишек поесть блинов. Когда в глазах такого ребенка появляется лучик радости, когда он начинает улыбаться и по-своему выражать эмоции, понимаешь, что весь долгий путь шаг за шагом был проделан не зря.

Сегодня Даня может даже задать педагогу вопрос по ситуации, если, конечно, сама ситуация ему интересна. Если еще недавно педагоги замирали (неужели это произошло!), когда он брал их за руку и подводил к тому предмету, который ему нужен, то теперь сам говорит: «Дай сказку». Раньше просил сказки Пушкина, теперь просит Чуковского — ему читают «Доктора Айболита». И мальчик вполне может сосредоточиться в течение 25-30 минут. Потому стало возможно домашнее обучение по программе первого класса восьмого вида.

Закончились занятия у Дани, подъехал его ровесник — восьмилетний Женя с мамой. Этот ученик был переполнен эмоциями: повторял за педагогами названия животных, подражал звукам, которые они издают. Мама счастлива оттого, что он начал различать цвета и уже называет большую собаку собакой, а маленькую — ав!

Казалось бы, самые простые вещи приводят к серьезным результатам: берут картонку с прорезями различного формата и предлагают ребенку вставлять в дырочки шнурок. Оказывается, так у Жени вырабатывается усидчивость, которая дает возможность педагогам закреплять и развивать полученные результаты. Главное — никакого раздражения, ни на йоту нельзя повысить голос, выразить недовольство мимикой — здесь ученики все ловят и понимают на лету. Могут замкнуться, и вся проделанная за годы работа сойдет на нет.

— Для каждого ребенка подбирается своя индивидуальная методика, — говорит директор центра Наталья Яковенко. — Сначала уточняется диагноз, потом выявляются индивидуальные особенности личности, потом начинается работа, в которую и психологи, и логопеды тоже вносят корректировки.

В кабинете Виктории Михайловны Григорян мне показалось, что я попала в мир, где самые обыденные, простые вещи творят настоящие чудеса. И сразу поняла, сколько непедагогичных поступков я совершила по отношению к собственным детям. Кто не выбрасывал, уходя с пляжа, собранные малышами камни, ракушки, отшлифованные морем стекляшки? Оказывается, все это дети поднимают с песка, с земли не просто так. Форма, трещинки и наросты вызывают определенные ассоциации, пробуждают воображение, особенно если свое внутреннее видение они попытаются дорисовать на том же камне. Для ребят, которые вовремя «не подключились» к внешнему миру, так много пользы могут принести привычные нам всем крупы - рис и гречка, если крупинками выложить на бумаге животных, а они будут не просто смотреть, но и трогать их. Мелкой моторике в центре уделяют особое внимание, как и массажу пальчиков и ладоней. Здесь в дело идут и еловые шишки, и грецкие орехи.

—  Мы подключаем и используем для развития ребенка все ниточки, связующие его с внешним миров. Тактильные, зрительные, звуковые ощущения могут стать теми точками, через которые начнется контакт и взаимопонимание, — говорит Виктория Михайловна.

Что очень важно, педагоги меняют психологию не только особенных детей.

—  Родителям наших учеников очень трудно. Ведь окружающие часто не понимают, насколько серьезна эта проблема для семьи, и могут больно ранить. Оттого и сами родители становятся замкнутыми, - говорит Наталья Александровна. — Мы настраиваем их на совсем другой лад: любите своих ребятишек такими, какие они есть. Красиво одевайте, доброжелательно разговаривайте, радуйтесь их успехам. Воспитанники нашего центра — дети из простых семей, которые в основном раньше не посещали даже детский сад, не говоря уже о музыкальной или художественной школах. Но мы стараемся в каждом ребенке открыть свой талант, и главное — помогаем разглядеть его родителям, чтобы в семье - пусть даже рядом с проблемами — поселилась радость.