В апреле этого года в материале «Хоть караул кричи!» мы рассказали о 42-летнем ростовчанине Дмитрии Мандрикове, который серьезно занемог и оказался в своей квартире будто в изоляции.

Так как у Дмитрия нет ни семьи, ни хороших близких родственников,  последние два года  он выживал  лишь благодаря периодической поддержке бывших сослуживцев по управлению исполнения наказаний и знакомых людей. 

Один из них – Олег Игоревич Кудрявцев – и написал в редакцию о непростой истории Дмитрия, который самостоятельно не может выйти на улицу. 

На тот момент, когда я оказалась в изрядно запущенной квартире Дмитрия, у него не было ни соцработницы, ни статуса инвалида, позволяющего рассчитывать на льготы и материальную поддержку.

– Ему отказали в помощи соцработницы, потому что не установлена группа инвалидности. Но как он ее получит и обойдет большую медицинскую комиссию, если не может встать с кровати? – написал нам Олег Игоревич о замкнутом круге, в который попал Дмитрий.

После публикации «Хоть караул кричи!» («Наше время» от 12 апреля 2016 года) на Дмитрия наконец обратили внимание те, кому это положено по должности. 

Управление соцзащиты Железнодорожного района Ростова все-таки предоставило соцработницу. Потому что, как мы указали в своей публикации,  по новым законодательным нормам, вступившим в силу еще два года назад,  заключить договор на соцобслуживание  может любой человек, попавший в тяжелую жизненную ситуацию. Наличие группы инвалидности для этого не требуется!

– Соцработница посещает меня несколько раз в неделю, приносит лекарства, помогает с приготовлением пищи, – подтверждает Дмитрий. – Также ко мне на дом приходили много врачей, которые впервые не просто смотрели  и разводили руками, а брали анализы, готовили документы для стационара, где я провел три недели.  Конечно, я боюсь, что эта волна пройдет, и все опять вернется на круги своя.

Но главврач поликлиники №14 Игорь Константинович Гайнутдинов уверяет, что после стационара начали готовить Дмитрия к МСЭ, которая и должна дать оценку состояния его здоровья и определиться с присвоением статуса инвалида.

– Мы организовали Дмитрию консультацию специалистов мединститута,  договорились о бесплатном проведении МРТ мозга, – говорит Игорь Константинович. – Требуется заключение еще двух врачей – невролога и психиатра, чтобы пакет документов для МСЭ был полностью готов. Конечно, случай Дмитрия – очень непростой. Десять лет я работаю в поликлинике, к которой прикреплено 40  тысяч человек, но такой пациент у нас впервые. Будем ему помогать и поддерживать! Тем более что мама Дмитрия – Тамара Васильевна – долгие годы работала у нас врачом.

Конечно, не все вопросы еще урегулированы до конца, но  то, что произошло за три месяца с момента нашей публикации, можно считать прорывом, который коснулся  не только социальной сферы и медпомощи. Насколько мне известно, история Дмитрия тронула за живое и очень многих обычных людей. Круг его общения заметно расширился.

– Спасибо газете «Наше время» за помощь и неравнодушие! – говорит Дмитрий.