Наша газета довольно много пишет о проблемах, связанных с земельными отношениями. Очень уж часто эти отношения бывают запутанными и взрывоопасными. И вот что мы заметили: в подавляющем большинстве случаев правильный выход из запутанной ситуации помогают найти… в Росреестре

Про добрососедские отношения с геодезической точкой нам рассказал начальник отдела геодезии и картографии Росреестра Сергей ГЕРМАНОВ.

А могло решиться миром…

Один из ярких примеров – история с ночной стрельбой на поле, засеянном пшеницей, в Зерноградском районе. Права на него оспаривали два фермера-арендатора. Один из них – Егор Князьков – оформил договор аренды на эту землю, застолбив ее под общедолевую собственность за своими пайщиками. Второй – Виктор Дьяченко – пошел другим путем: судебным. И получил по решению суда право оформить такой же договор аренды на тот же участок, что и Князьков. Такой «дуплет» привел к жесткой конфронтации односельчан, к длительному выяснению отношений, новым судам. Об этом газета рассказала в материале «Бомба» для межевого дела», опубликованном в «Нашем времени» № 234 от 25 июня 2017 года.  

И только визит фермеров поочередно в управление Росреестра по Ростовской области на прием к его нынешнему руководителю Петру Галунову вернул ситуацию в разумное русло. В ведомстве создали рабочую группу, которая занялась изучением межевых дел обеих сторон. Специалисты Росреестра выяснили, что кадастровые инженеры, ранее проводившие межевые работы на спорных участках, настрогали массу «лоскутиков» и полосок, оставив брошенными неудобные в обработке земли вблизи опор ЛЭП, целые прогоны рядом с лесополосами шириной от 3-4 до 6 метров. 

В итоге от общего пирога «отломился» и рассыпался на осколки кусок в 30 гектаров. Именно столько как раз и не хватало пайщикам фермера Князькова, из-за этих 30 гектаров и бился он за участок, на который претендовал и Дьяченко. Росреестр оказался в положении витязя на перепутье: необходимо исполнить решение суда в пользу Дьяченко. Оно – в приоритете. Но при этом нельзя оставить без земли пайщиков фермера Князькова, которые при исполнении судебного решения окажутся «без вины виноватыми» – лишатся собственности. Земля останется у них только на бумаге. 

– Рано или поздно хозяева потребуют выделить свою землю в натуре из общего контура. И что им достанется? Лоскутное одеяло – по кусочку в разных концах поля. В перспективе людям пришлось бы судиться за свои паи, – подчеркнул во время разбора конфликта Галунов.

– Мне люди землю доверили, и я должен был защищать их права, – говорит фермер Егор Князьков. – Когда к решению проблемы подключились областной Росреестр, минимущества области, администрация района, свободные участки земли нашли и закрепили их за обделенными пайщиками.

Как говорится, и овцы целы, и волки – сыты. И решение суда исполнили, и людей не обездолили.

– Если бы мы сразу обратились со своей проблемой в управление Росреестра по Ростовской области, то не было бы очень многих проблем, – говорит сестра Князькова Светлана, участница событий.


Что за странный предмет?

Так выглядит геодезический пункт.Мы, конечно, свои выводы из ситуаций, откуда героев наших материалов вызволяло это ведомство, сделали. И теперь,  получив вопрос от нашего читателя, в день приема  отправились в Росреестр.

Кстати, в дни приемов сюда за консультациями обращаются от 30 до ста человек. Вопросы – самые разные. Регистрация права, кадастровая оценка недвижимости, учет. Вопрос нашего читателя несколько выпадал из этого ряда. Он спрашивал про странное сооружение на четырех ногах с мощным бетонным столбом в основании, которое он приобрел вместе с домом в селе. «Продавец сильно в подробности не вдавался, так, мимоходом сказал, ты это не трогай, это для геодезистов – опорная точка. А мне-то она зачем?».

Меня вместе с письмом сразу отправили к начальнику отдела геодезии и картографии.

Сергея ГЕРМАНОВА вопрос не удивил. Мол, бывает: такие подарки люди приобретают вместе с домом, земельным участком сельскохозяйственного назначения.

– Сегодня в государственной геодезической сети на территории Ростовской области порядка 3800 таких «странных предметов»: по факту – геодезических пунктов, – объяснил Сергей Михайлович. – Такой пункт состоит из двух частей. Центр – бетонный столб с металлической маркой (металла там немного, он не представляет особой ценности, и потому в большинстве своем эти столбы сохранились). А вот вторая часть – наружные знаки в виде металлической пирамиды – за последние 20 лет на многих точках серьезно пострадали, их резали и сдавали в металлолом. Этот пункт может находиться где угодно – они равномерно расположены по всей территории области: в полях, в садах, как в центре, так и на окраинах городов. В Ростове есть 10 таких пунктов. Есть – на крышах зданий, называется «геодезический знак на здании». Единичный случай – на территории кладбища.

Геодезические пункты – это точка, которая является основой при проведении землеустроительных или кадастровых работ. 

– А могут люди обратиться с просьбой, чтобы убрали такую точку с их подворья?

– Практикуется перенос пунктов при проведении, в основном, строительных работ. К примеру, если дорога попадает на точку или дом при застройке микрорайона. Вот когда Суворовский строили, за дачным товариществом «Урожай» был такой объект. Перенесли. Средняя стоимость «переезда» – от пятисот тысяч рублей.

– Почему ставят точки в конкретных местах, нельзя ли их все перенести в поля?

– Потому что геодезическая сеть закладывается по строгой системе по методу треугольника. Все зависит от геометрических построений. Есть нормы сгущения сети. И на чей участок попал геодезический пункт, так тому и быть! Поэтому если человек приобрел участок с таким наследством, то ничего уже не сделаешь. И обязанность собственника земельного участка – предоставлять беспрепятственный доступ геодезистам для проведения работ. А в случае повреждения – в течение 15 дней уведомить об этом соответствующие организации.

– Раз так, тогда что может сделать хозяин участка на государственном островке земли – в самой охранной зоне, ведь иначе она просто сорняком порастет.

– Да много чего можно... И цветы посадить, и даже картошку… Только не нарушать целостность объекта.

– А если хозяева находятся в отъезде? Как тогда?

– По законодательству к пункту должен быть открытый доступ. Понятно, что в день по три человека к точке не приходят. Никакой нагрузки по мониторингу состояния пункта законодателем не определено. Только при проведении работ кадастровым инженером.

– Казусные случаи бывали?

– Сами знаки делались довольно основательно и крепко, так что волки и лоси повредить их не смогут. Бетонное основание, четыре металлические ноги – никому не свалить. Был нелепый случай, когда человек перевез спиленный пункт к своему дому, чтобы... его не утащили.

P.S. Сразу после этой беседы мы записались на очередной прием в Росреестр. Среди заданий наших подписчиков – просьба разобраться в конфликте между администрацией города Цимлянска и его жителями, которые много лет пользуются сараями, не стоящими на учете в кадастре.