В прошлом номере мы рассказали, как совершенно спокойно можно не платить компенсацию за использованный при строительстве федеральной трассы земельный участок и что случилось с человеком, пытавшимся отстоять права собственника. В Дубовском районе практически та же ситуация. Но... Живи Игорь Полюхович не в Миллеровском, а в Дубовском районе, с ним, скорее всего, не произошло бы такой драмы.

Никто и никогда не посмел бы захватить земельный участок, принадлежащий его жене — Марине Полюхович, проложить по нему федеральную трассу, да еще и оставить после себя «отходы» строительной деятельности. Потому что в Дубовском районе прокуратура очень бдительно следит за тем, чтобы права рядовых граждан на их собственность не были ни в коем случае нарушены. И ради этого здесь готовы на все. Крутится мощное колесо делопроизводства, пишутся сотни бумаг, интенсивно работают правоохранители…

Чуть больше двух лет назад — 6 декабря 2010 года первый заместитель главы администрации Дубовского района Николай Морковской, курирующий сельское хозяйство, узнал, что на землях сельскохозяйственного назначения в районе хуторов Семичный, Ериковский и Романов специалистами филиала ОАО «Приволжскнефтепровод» проводятся ремонтные работы магистрального нефтепровода «Куйбышев — Тихорецк». При этом никто администрацию района о ремонтных работах не проинформировал. А ведь случись что — разлив нефти, загрязнение окружающей среды, с него будет спрос: почему не проконтролировал? Ведь именно в обязанности Морковского входит охрана природы, он же возглавляет межведомственную комиссию по контролю поступлений в бюджет, специальную постоянную комиссию по вопросам рекультивации земель.

И Морковской отправился вместе с сотрудниками районной администрации и «Росельхознадзора» к месту ремонта нефтепровода. Застали как раз весьма опасную процедуру: нефть из трубы откачивали в специально вырытый и оборудованный для этого момента «амбар».

Фактически ОАО «Приволжскнефтепровод» начало проводить подготовительные работы — снятие плодородного слоя почвы, рытье амбара под закачку нефти без надлежащего согласования с собственниками земельных участков, в том числе и с муниципалитетом.

И Морковской развернул активную деятельность по двум направлениям: взялся уточнять списки владельцев земельных участков и вел постоянный контроль за тем, чтобы не был нанесен ущерб окружающей среде. Со вторым делом он справился на «отлично»: придирчивая комиссия ни пятнышка нефти на землях сельхозназначения не обнаружила. Была создана рабочая группа, которая постоянно контролировала ситуацию, с участков, на которых велся ремонт нефтепровода, откачивалась нефть, было вывезено тысяча 278 кубов загрязненного грунта, нефтяники заключили договор с фирмой, производившей обеззараживание, на 4 миллиона рублей. В общем, после ремонта нефтепровода все вернулось на место: загрязненный грунт вывезли, плодородный слой — вернули. В бюджет района за использование муниципальных земель организация перечислила 158 тысяч рублей и другим собственникам земли компенсацию за использование участков заплатили. А вот с одним земельным участком накладка вышла. Неожиданно для Морковского, который наперечет знает, где, кому, какие земли в районе принадлежат, объявился «пострадавший» — арендатор одного из земельных участков, на котором велись ремонтные работы, — фермер М. Сподарев. Случилось это потому, что арендатор в сентябре 2010 года,когда муниципалитет проводил плановую проверку использования земли, не указал, что взял в аренду земельный участок. Разумеется, он никакой компенсации за арендованную землю не получил, а когда узнал, что компенсация за арендованную землю поступила в бюджет, обратился в суд с иском к Морковскому.

Тогда и выяснилось, что в мае 2010 года Сподарев взял в аренду на 11 месяцев пашню у собственника земли С. Жиринова. Правда, договор аренды в юстиции не зарегистрировал: такого рода краткосрочные договоры регистрации не подлежат. Ударили два человека по рукам, и дело с концом. Разумеется, о сделке Морковской знать не мог. Ведь он получил официальные сведения от Росреестра по Дубовскому району, где М. Сподарев в числе арендаторов участка не значился. К тому же областной закон обязывает собственника и арендатора договор аренды пашни заключать как минимум на пять лет и потому — регистрировать в юстиции. И еще: по статье 57 Земельного кодекса все убытки в случае временного занятия земель возмещаются исключительно собственникам земельных участков.

А собственник участка Жиринов никаких претензий Морковскому не предъявлял. Более того, доверенность от Жиринова на право распоряжаться земельным участком Сподарев получил лишь в январе 2011 года, уже после того, как ОАО «Приволжскнефтепровод» оплатил владельцам участков все убытки. По моему мнению, здесь налицо, извините, мелкое жульничество, которое суд и прокуратура не хотят замечать. Более того, при среднерайонной кадастровой стоимости земли в 5107 рублей за гектар Сподарев выставил Морковскому иск в 117 тысяч рублей за использование 0,4 гектара арендованной земли, которую ему вернули в целости и сохранности. Истины ради надо сказать, что котлован, в который закачивалась нефть, был размером всего 40 на 50 метров. Фактически — 0,2 гектара. Но после того, как на месте ремонта побывал «эксперт», который лицензии не имеет и на глаз определил площадь «потравы», участок увеличился в размерах до 1,3 гектара. Впоследствии на суде эксперт подтвердила, что и размер участка, и сумму ущерба написали следователи. А ее просто попросили подписать бумаги.

По большому счету, конфликт вполне можно было урегулировать мирным путем. Администрация района готова выплатить Сподареву сумму нанесенного ущерба из тех денег, что перечислены в бюджет нефтяниками за использование участков, принадлежащих муниципалитету, в список которых по ошибке попал и участок, арендованный Сподаревым. Главный бухгалтер администрации ставит лишь элементарное условие: предоставьте основание для выплаты — решение суда, и деньги отдадут «потерпевшему». Но суд и прокуратура решают наказать Морковского. Суд приговорил его к штрафу в 40 тысяч рублей. Но прокуратура внесла кассационное представление: приговор отменить в связи с его чрезмерной мягкостью. Поскольку Морковской своим деянием «…дискредитировал органы власти, существенно подорвал их авторитет у населения, да и сам факт совершения преступления должностным лицом уже дискредитирует администрацию Дубовского района», то ему… надо запретить занимать руководящие должности в органах государственной власти и муниципального самоуправления.

Николаю Морковскому — первому заместителю главы администрации Дубовского района, кстати, кандидату сельскохозяйственных наук, специалисту именно по восточным землям, ни в каком страшном сне бы не привиделось то, что происходит с ним последние полтора года. А пережил он 23 судебных заседания, массу очных ставок, вызовов к следователю и прочих неприятных процедур. Смотришь на все это — такая досада берет. Кажется, одна страна, одни законы… И почему­то гоголевская «Женитьба» вспоминается. Как там: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько­нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому дородности Ивана Павловича…» И тайная мысль в голову закрадывается: вот бы дубовскую прокуратуру да на миллеровских дорожников напустить. Но потом вспоминаешь, что все­таки избирательность определенного рода и обвинительный уклон и в том, и в другом деле присутствуют. Этим они и похожи. И становится совсем грустно…