Встретиться с Евгенией ­САЛТАНОВОЙ у нас долго не получалось. Наконец она смогла выкроить часик. В назначенное место прибежала прямо со службы, в форменном бушлате, слегка взъерошенная.

— Зря вы все это. Не стоило, —начала она.

А когда я попросила поподробнее рассказать о ее героическом поступке, и вовсе смутилась. Даже щеки порозовели:

— Ну, какой же это героизм? Обычная наша работа. Мы просто должны ее выполнять, вот и выполняем в меру своих сил.

Сил инспектора по делам несовершеннолетних отдела полиции по Октябрьскому району Ростова Евгении Салтановой хватило на то, чтобы защитить семнадцатилетнюю девчушку, молодую коллегу и себя от детины с ножом.

Вся эта авантюрно-романтическая история началась еще три года назад в Магаданской области. Жила-была семья: мама, папа, две лапочки-дочки. А потом у папы появилась другая семья — ничего сверхдраматического, такое случается. Мама оставалась мамой, девочки росли. С отцом общались. И с другой его семьей — тоже. Потом старшая переехала в Ростов. Работа, своя семья. А у младшей случилась первая любовь.

Родители были классически против. Избранник оказался не только старше своей дамы сердца на семь лет, с судимостью по 318 статье УК, но и с не совсем благородным поведением — случались у молодого человека весьма регулярные, хоть и не длительные запои. В эти периоды он кротостью нрава не отличался. А у современной Джульетты все мысли были только о нем. Какое окончание школы? Какое поступление в вуз? Тут же любовь всей жизни.

Родители (естественно, злыдни) решили, что ради блага дочери маме с девочкой стоит переехать к старшей сестре в Ростов. Сменить обстановку, сконцентрироваться на учебе. Однако молодой человек последовал за своей возлюбленной. Заявился в гости, да так и остался. В ночь перед инцидентом молодой человек вновь злоупотреблял. А утром между влюбленными произошел очередной скандал. Они случались часто. Сдобренная алкоголем ревность молодого человека доходила до невероятных размеров. В этот раз поводом для ссоры стали фотографии из заграничной поездки, где девушка побывала с отцом и его второй семьей. В наказание за «плохое поведение» Отелло запретил барышне идти в институт на лекции. Попытки вразумить его или просто уйти не удались. Испугавшись, девушка позвонила маме на работу. А та набрала номер полиции.

В сообщении, переданном Евгении Салтановой и ее коллеге — двадцатидвухлетней Елене Даныговой, говорилось: молодой человек в состоянии алкогольного опьянения насильно удерживает в квартире несовершеннолетнюю. Елена, недавно окончив школу милиции, работала в отделе с августа и в этот день была дежурным инспектором ПДН по району. На вызов они отправились вдвоем.

Дверь в квартиру открыла сама «удерживаемая». Отелло пока отсыпался, а женщины прошли на кухню и стали разбираться в ситуации. Вскоре явился и зачинщик переполоха. Расположился на табуретке. Спокойно отвечал на вопросы сотрудниц полиции. Сообщил, что ему двадцать четыре года, имеет судимость, предъявил документы. Что стало «спусковым крючком», Евгения Салтанова не понимает до сих пор. Только что спокойно, нормально разговаривали, и вдруг молодой человек отталкивает инспектора Даныгову, бьет ее кулаком по голове, отчего она теряет сознание, и хватается за кухонный нож.

— Страха за себя не было. А вот ответственность за девчушку и молодую коллегу была. Мало ли, о чем он думал, когда хватался за нож. Я опасалась, что он нанесет им травмы или возьмет кого-то из них в заложницы, — вспоминает Евгения.

Она сумела в одиночку скрутить и обезоружить буяна. Вызвали подкрепление из райотдела. Вскоре подоспел наряд вневедомственной охраны – он находился ближе всех к месту происшествия. К этому моменту молодой человек уже успокоился и вел себя вполне примерно и безобидно. Его доставили в отдел, завели уголовное дело по уже знакомой ему статье № 318 «Применение насилия в отношении представителя власти». В этот раз условным сроком он вряд ли отделается.

—  Все хорошо, что хорошо кончается. Сотрясение мозга у Лены несильное. У меня и вовсе только три сломанных ногтя. Очень обидно было: недавно сделала маникюр, нарастила. Слушая мои трагикомические причитания в машине по дороге в райотдел, Лена совсем пришла в себя, даже рассмеялась. Так и отходили от пережитого стресса … с помощью улыбок. Главное, что у нее, молоденькой сотрудницы, от всего этого желание работать не пропало.

А у парочки этой — снова любовь. «Не надо его сажать в тюрьму, он хороший. А я просто испугалась тогда. Мне он ничего плохого никогда не сделает», – твердит девушка.