Продолжение. Начало в № № 397 – 399.

 

— Здравствуйте, Андрей Петрович. Беспокоит вас Николай Николаевич Красий из Усть-Донецка. Я к вам не с вопросом, не с жалобой, а с пожеланием. Хочу попросить, чтобы ваши сотрудники чуть лояльнее относились к нам, ветеранам Вооруженных сил, ветеранам труда. Ведь нам, когда пристыдят, это намного страшнее, чем наказание. Вот раньше, во времена милиции, остановят за превышение скорости, там на 10 км/ч, узнают, что ветеран, пожурят и отпустят. А теперь документы осмотрят и сразу штраф, и все равно, какой человек перед ними сидит.

—  Николай Николаевич, а штраф на месте берут или квитанцию выписывают?

—  Квитанцию.

— Слава богу! Приятно слышать. А с вами я совершенно согласен. Мы дали указания нашим сотрудникам, чтобы по статьям главы 12 КоАП РФ, где в качестве ответственности предусмотрено устное предупреждение или небольшой штраф в размере ста рублей, ограничивались предупреждением. Есть ряд территорий, в которых 75% протоколов как раз и составляют на эти небольшие штрафы — просто подгоняют цифры для отчетности. Такого быть не должно. Эту палочную систему мы стараемся искоренить. Но, к сожалению, она очень живучая. А отчитываться надо не «для галочки», а по реально совершенным делам, раскрытым преступлениям. Если можно ограничиться предупреждением, не нарушая закона, так и следует поступить. К людям вообще нужно относиться внимательнее и вежливее. Но тщательно проверить все документы обязан каждый сотрудник. Поймите, Николай Николаевич, сейчас времена такие. Люди натягивают на себя самые разные маски, под кого только не рядятся. А к ветеранам я и сам отношусь с большим трепетом и уважением.

—  Андрей Петрович, добрый день. Меня зовут Светлана Григорьевна, я из города Константиновска. Обращаюсь к вам уже во второй раз. Еще в апреле месяце мы передали в правоохранительные органы заявление по поводу приписок студентов во время набора 2011-2012 учебного года в нашем техникуме. В качестве поступивших записали несуществующих детей и получили на них в качестве подушевого финансирования порядка двух миллионов рублей из областного бюджета. Также в техникуме проворачивают аферы с землей – ее незаконно сдают в аренду третьим лицам.

—  Как же, помню я ваше обращение, Светлана Григорьевна. По вашему делу назначил проверку, сейчас она идет. Подождите, пожалуйста, Светлана Григорьевна, вы получите все ответы. Если будут основания, следственный комитет возбудит уголовное дело по этому поводу.

— Так дело с апреля идет… То в Семикаракорск его передадут, потом возвращают обратно к нам, в Константиновск, следователей меняют.

— И вы с апреля не получали никаких вестей?

— Не получали. Вот я и переживаю, что им не занимаются.

— А вот это уже неправильно. Разберемся. Сегодня же мы снова поднимем все материалы и посмотрим, на какой стадии находится это дело. Не переживайте, в течение месяца вы получите письменный ответ, как и полагается.

—  Спасибо вам, Андрей Петрович. Буду ждать. Всего доброго.

— И вам всего хорошего, Светлана Григорьевна.

Уже когда истекали два часа, отведенных на общение читателей «Нашего времени» с генерал-майором, и редакционный телефон дал нам небольшую передышку, я решила воспользоваться служебным положением и задать начальнику донской полиции свой вопрос.

—  Андрей Петрович, недавно я стала свидетелем одного происшествия. Компашка молодежи, мальчишки и девчонки лет 16-18, украли на рыночке, находящемся неподалеку от моего дома, аппарат со жвачкой. Такой пластиковый агрегат, куда нужно положить монету, прокрутить ручку, и выпадет сладость. Просто подбежали, когда продавец отвлекся, схватили аппарат, кинули его в машину и унеслись прочь. Мужчина попытался их догнать, но, конечно, безрезультатно. Я хорошо разглядела и запомнила номер автомобиля. Потом нашла продавца и сообщила ему. «Будете звонить в полицию?» — спрашиваю. «Пусть хозяин решает, я — просто реализатор». Так и не знаю, позвонил ли он. Но мне самой ужасно хотелось это сделать. Эти Бони и Клайды ограбление свое совершали не на чем-нибудь, а на BMW. Сразу видно, не бедствуют детишки, а просто развлекаются. Куда мне стоило обратиться, чтобы этим бездельникам урок преподали хороший? И приняли бы у меня заявление, ведь я не была пострадавшей?

— Конечно, вы могли позвонить. И заявление у вас обязаны принять и начать расследование, даже если вы просто очевидец происшествия. Более того, я с вами согласен, таких надо жестко учить уму-разуму. А звонить в таких ситуациях надо на всем известные цифры 02.

— Но насколько я знаю, у нас напряженная ситуация с операторами 02. Их не хватает…

В ответ генерал-майор просто снял трубку и набрал номер. На том конце провода ответили буквально через полминуты:

—  Полиция, слушаю вас.

— Добрый вечер. Ларионов. Проверка. Подскажите, сколько звонков вы приняли на данный момент.

— Сто двадцать.

— А сколько операторов работают?

— Четыре.

— Спасибо. Работайте спокойно.

— Проблему с нехваткой операторов мы уже решили. Штат укомплектован. В праздничные дни привлекаем дополнительных сотрудников, помимо дежурной смены. Регулярно контролируем. Жалобы от граждан, что на 02 невозможно дозвониться, нам поступать перестали. И «телефон доверия» полиции вам всегда ответит оперативно. Этот вопрос тоже на особом контроле. Так что вне зависимости от того, пострадавший вы или очевидец происшествия, смело набирайте 02. По этому же телефону вы можете сообщить о месте распространения наркотиков и любую другую информацию, которая находится в ведении органов внутренних дел.

P.S. Если думаете, что это все вопросы, которые задали Андрею Петровичу, вы ошибаетесь. Обращений было множество. Кто-то звонил заранее. Некоторые — уже после окончания «прямой линии». Все вопросы мы записали и передали генералу Ларионову через его подчиненных. Ответы непременно появятся на страницах «Нашего времени». Следите за газетой.

Первые результаты «прямой линии» ­ сквер возле Дома книги вновь радует ростовчан своим видом…

А раньше здесь был бивак бомжей.