— Страшно  работаешь десятки лет не за страх, а за совесть, и вдруг тебе говорят: «Ты  преступник». Обливают грязью, выдвигают голословные обвинения, и никому невозможно доказать обратное, - прозвучало в последнем слове В. Кравченко, бывшего замминистра здравоохранения области, в Первомайском районном суде, где рассматривалось дело о томографах, по которому обвиняемыми проходили он и его подчиненная М. Липовская, экс-начальник отдела централизованных закупок.

— Я так верила, что суд во всем разберется! — сказала на том заседании М. Липовская. — Но меня никто даже не захотел слушать. После пережитого нами ада могу теперь сказать точно, что любой из сидящих здесь в зале мог бы оказаться на нашем месте…

Механизм запущен

В «НВ» о деле томографов писалось начиная с 2010 года. Тогдашний президент Д. Медведев резкой фразой о «хамском циничном воровстве государственных денег» отреагировал на представленный ему доклад о завышении цен при закупках зарубежного медоборудования. Это прозвучало как сигнал к поиску виновных.

С тех пор многое изменилось. Минздравсоцразвития, с чьей подачи, судя по представленному тогда Д. Медведеву докладу (информацию до сих пор можно найти в Интернете), и была установлена высокая планка закупочных цен, преобразовано в Минздрав. Бывший руководитель прежнего министерства Т. Голикова теперь возглавляет Счетную палату РФ. Министрам правительства Д. Медведева скоро самим предстоит держать ответ о выполнении прошлогодних майских указов президента В. Путина.
А тут еще Крым, Украина…

На этом фоне что такое два бывших минздравовских чиновника, осужденных по делу о томографах и не признававших свою вину, утверждавших, что они просто выполняли свои должностные обязанности, делали рутинную работу?

Один из их адвокатов точно заметил, что в этом деле 90 % политики: коль президент сказал – надо выполнять, а сама суть мало кому интересна. Так, возможно, люди просто попали под раздачу, оказались разменной монетой в неведомой им «битве титанов»?

У Фемиды своя логика…

Первомайский районный суд вынес в отношении В. Кравченко и М. Липовской (зампреда и члена конкурсной комиссии по закупкам) приговор даже более суровый, чем требовал прокурор. Гособвинитель предлагал назначить условные сроки, а судья приговорил к реальным: Василия Федоровича — к двум годам, Марину Эдуардовну — к двум годам и одному месяцу лишения свободы. «Назначены виновными?» — так называлась рассказывающая об этом в «НВ» (в номере от 13 ноября прошлого года) корреспонденция.

Следующая публикация «Это стрелочник виноват!» вышла 6 марта после рассмотрения апелляции осужденных. Итог: В. Кравченко как инвалид второй группы (за это время он перенес острый инфаркт) освобожден по амнистии в честь 20-летия Конституции РФ (но клеймо преступника на нем осталось — приговор-то не отменен).
А М. Липовская под амнистию не попала (в отличие, к слову сказать, от недавно амнистированного, по сообщениям СМИ, экс-министра обороны Сердюкова с его многомиллиардными «шалостями»), ее участь никак не смягчена.

Кто не спрятался, тот и виноват

…И В. Кравченко с М. Липовской, и выступавшие в суде сотрудники министерства в один голос твердили, что конкурсная документация составлялась по шаблону, своевольно никто ничего туда внести не мог, цены определялись исходя из открытых данных на сайте госзакупок, технические требования к приобретаемому оборудованию составлялись специалистами-рентгенологами, а не обвиняемыми, поскольку те в нем не разбирались (Василий Федорович до прихода в министерство работал главврачом наркодиспансера, а Марина Эдуардовна — экономист по образованию).

Но эти доводы не срабатывали, так как интрига была в другом.

…Когда был объявлен конкурс на приобретение для Ростовской области томографов и ангиографа, принять участие в нем пожелали две посреднические фирмы – «Алком-7» и «Армада» (дорогую медтехнику напрямую у производителей ведь нельзя купить — только через дилеров).

«Армаду» отклонили из-за отсутствия у нее лицензии на техническое обслуживание оборудования. Фирма подала иск в арбитражный суд, но проиграла, апелляция оставила принятое решение в силе.

Но была и еще одна деталь: денежное обеспечение заявки за участие «Армады» в конкурсе (об этом говорилось во время суда) оплатила сторонняя организация — предприятие «Донской табак», входящее в группу компаний «Агроком». Много лет само название «Донской табак» прочно связывается в сознании дончан с И. Саввиди, председателем совета директоров «Агрокома».

«Алком-7» возглавлял в то время Р. Гордашевский, личность в донских бизнес-кругах известная. В. Кравченко как раз и поставили в вину, что он якобы хотел услужить Р. Гордашевскому и ради него старался. Это утверждение базировалось на том факте, что они иногда созванивались. И хоть В. Кравченко доказывал, что он общался по телефону с большим количеством людей, работа у него такая, однако не смог никого переубедить.

А М. Липовская, по версии следствия, якобы просто хотела поднять свой авторитет в глазах начальника-Кравченко и повысить свои показатели. «Какие показатели, в чем они выражаются?!» — пыталась та добиться во время суда. Но не получила ответа.

Кстати, как раз в момент инкриминируемых М. Липовской деяний (оформления документов и т.д.) она находилась в хирургическом отделении облбольницы № 2, где ей делали серьезную операцию под общим наркозом, потом лежала в реанимации. Во время суда эта нестыковка в датах была озвучена, но никого не смутила. Можно, конечно, предположить, как человек с располосованной брюшной полостью и под наркозом что-то там эдакое проделывает, но это, по-моему, из разряда фантазий Стивена Кинга.

…А Роман Гордашевский тем временем от греха подальше скрылся за границу и был объявлен в розыск. Поначалу вроде бы обосновался в Канаде, а сейчас, говорят, перебрался в Израиль.

У господина Саввиди, судя по последним новостям СМИ, проблемы с потерей акций Ростовского аэропорта. Вряд ли кто-то из этих нынешних сильных мира сего вспоминает про двух минздравовских чиновников, попавших под раздачу из-за сшибки чужих интересов. Только вот интересно: а с Божьим судом как же?

Что в сухом остатке?

Поскольку товароведческую экспертизу так и не удалось провести (следствие все ходатайства адвокатов отклоняло), то осталось невыясненным, а была ли все-таки завышена цена или нет? Поэтому клеймо нанесенного ущерба в 93 млн. рублей по-прежнему остается на осужденных минздравовцах. И какую они, интересно, «выгоду» для себя получили, что им-то с этих мифических сумм?

А следом напрашивается вопрос: кто теперь при таком раскладе РИСКНЕТ заказывать и покупать новую дорогую технику, что-то оформлять, ставить свои подписи на документах? Кому охота за решетку? Никому.

— Поскольку каждый понимает: возьмешься —  следом или инфаркт, или тюрьма, — подвел черту знакомый начмед. — Вот все в итоге и замерло.

…В рамках той закупки, за которую судили В. Кравченко и М. Липовскую, были приобретены один 64-срезовый томограф, два 16-срезовых, один ангиограф. Все они работают, спасают людей.

А в областном онкодиспансере (этот пример приводился в суде) сейчас стоит старый 2-срезовый (!) томограф. «Дрова», — по словам сотрудников. Толку от него больным… лучше не продолжать.

Однако новый томограф врачи для себя не просят. Боятся.

Так кому от всего случившегося стало лучше? А?