Редакция получила письмо от нашего читателя (назовем его Дмитрий), попавшего в беду. Дело — все в той же проблеме, которую «НВ» поднимает не впервые, — пресловутой статье 131.1 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный оборот СТС НПИ (специальных технических средств для негласного получения информации), аналоги которых сегодня есть практически во всех домах.



Речь идет о давно привычных нам бытовых предметах, электронных приспособлениях, имеющих, кроме основных, еще и дополнительные закамуфлированные функции. Такие гаджеты широко рекламируются и повсеместно продаются. И вместе с тем — вот парадокс! — считаются шпионскими устройствами.

Например, обычная ручка со встроенным микрофоном. Или — плюшевый медведь, в мягком животе которого спрятаны и микрофон, и видеокамера, с помощью которых очень удобно следить не только за ребенком, оставленным без взрослых, но и за недобросовестной няней, например. Еще — брелок для ключей, имеющий функции фотосканера. Или – ручные часы с видео­камерой, такие как у премьера России Дмитрия Медведева, хорошо видные в телесюжетах центральных каналов.

Именно такой подарок-«прикол», очень похожий на премьерский, и получил на день рождения Дмитрий от своего брата. Тот купил часы с совмещенной функцией видеозаписи на российском интернет-сайте «Шопоголик» за 1000 рублей. Однако подарок не понравился имениннику — видео было слишком низкого качества. Когда понадобились деньги, Дмитрий, не раздумывая, дал объявление об их продаже на раскрученном сайте AVITO.RU.

В начале февраля нынешнего года объявился покупатель. Ничего не подозревающий Дмитрий встретился с ним, рассказал, как пользоваться видео­камерой, получил свои деньги и распрощался с незнакомцем, не подозревая, что очень скоро встретится с ним, но совсем при других обстоятельствах...

Это произошло через месяц в кабинете следователя УСКР по РО, куда вызвали Дмитрия. В зашедшем вслед за ним в кабинет мужчине он узнал того самого, которому продал часы. Тот представился оперуполномоченным УФСБ и сообщил Дмитрию, что он продал ему шпионские часы с видеокамерой — со всеми вытекающими последствиями.

Дмитрию предложили признать вину за продажу СТС НПИ и написать явку с повинной, от чего он категорически отказался, поскольку не чувствовал за собой никакой вины. Его обращения в прокуратуру не дали результата, что вполне естественно, поскольку все происходящее — в рамках закона, а вовсе не дурной сон. Уже в конце марта — после экспертизы часов, признавшей их шпионским устройством, — в отношении Дмитрия было возбуждено уголовное дело по той самой статье 131.1 УК РФ... Теперь дело передается в суд.

«Но то же самое можно снимать при помощи сотового телефона! — возмущается Дмитрий. — Сегодня в продаже огромное количество подобных часов, свободно продающихся в салонах МТС, «Связной». В Интернете сотни сайтов по их продаже, в «Детском мире» открыто продаются намного более усовершенствованные «часы шпиона», «набор шпиона». В чем я виноват?! Я 12 лет нахожусь на госслужбе, я занимаюсь патриотическим воспитанием и подготовкой молодых казаков к службе в Вооруженных силах страны. А мне «шьют» шпионское дело, ломают жизнь... Неужели сотрудникам ФСБ больше нечем заняться, как из добропорядочных людей делать уголовников?!»

Что ответить на этот крик отчаявшейся души?..

В России первой жертвой ст. 131.1 УК РФ несколько лет назад стал умелец, собравший «видеоняню» для своего новорожденного ребенка, пользуясь инструкциями в журнале «Юный радиотехник». Суд приговорил его к 4 годам лишения свободы условно. Таких пострадавших в стране предостаточно. На Дону только в прошлом году осуждены за незаконный оборот СТС НПИ 33 человека. Правда, теперь судьи, видимо, осознавая всю абсурдность подобного рода обвинений, предпочитают наказывать «виновных» не лишением свободы, а штрафами. Их суммы иногда трудно объяснимы.

Так, ростовчанина, изготовившего так называемый код-граббер (электронное устройство для открывания без ключей любого автомобиля), закамуфлированный под пачку сигарет, и продавшего его через один из сайтов, суд наказал на 20 тысяч рублей. Другого жителя Ростова, продавшего — опять же через сайт — ненужные ему настольные часы с видеокамерой, оштрафовали на 100 тысяч рублей. Понятно, что продавец электронной отмычки для автомобилей может нанести гораздо больше ущерба людям, чем продавец настольных часов. Тем не менее...

Что же касается размеров штрафов, предусмотренных законом для нарушителей закона об обороте СТС НПИ, то очевидно, что наши законодатели плохо представляют себе, что такое 100 000 рублей для рядового гражданина. Эта сумма часто бывает критической, ее очень сложно собрать. Ведь людям, по незнанию (которое, впрочем, не освобождает от ответственности!) и без злого умысла нарушившим закон, еще надо на что-то жить, платить за квартиру, кормить и учить детей...

Похоже, что Госдума совсем не помнила об этом, когда определяла степень наказания. Но гораздо хуже другое — законодатели не потрудились дать точной формулировки того, что же такое эти самые специальные технические средства для негласного получения информации. Их описания в статье УК отсутствуют. Потому каждый оперуполномоченный может фантазировать — считать, например, сотовый телефон СТС НПИ или нет. Но по закону он может придраться к любому гаджету, имеющему дополнительные закамуфлированные функции. А сайт AVITO.RU — надежный канал отслеживания за «незаконным оборотом» таких устройств. Почему закон не наказывает при этом торговые точки и сайты, где все эти гаджеты имеются в свободной продаже (обороте), — загадка.

...Что же касается той беды, в которой оказался Дмитрий, то, похоже, у него есть небольшой шанс на удачу. Мы не знаем деталей, но складывается впечатление, что оперуполномоченный, «купивший» у Дмитрия часы, совершил промах (кажется, это называется должностное преступление?) — не составил соответствующий протокол в момент «покупки» часов, как говорится, на месте преступления, что необходимо сделать в присутствии понятых. Почему сотрудник ФСБ ждал целый месяц, прежде чем объявить Дмитрию о подозрениях в его адрес? Почему встреча была назначена в кабинете следователя СКР?

Если Дмитрий не пойдет навстречу оперуполномоченному и не напишет требуемую от него явку с повинной, то рано или поздно вскроется попытка фальсификации документов, которая может в корне изменить судьбу «шпиона». А все из-за того, что показатель «раскрываемость», придуманный для отчетности нашей правоохранительной системы еще в годы ежовщины, так и живет по сей день, калеча не только судьбы ни в чем не повинных людей, но сознание и психику тех, кто работает в системе, стремясь к «высоким показателям»...

Потому стоит помнить о реальной угрозе — работающей статье 131.1 УК РФ, под тяжелые «колеса» которой может попасть практически любой гражданин. Кроме, пожалуй, премьера Медведева.