Ростовская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях возбудила дело об административном нарушении в отношении  члена областной Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания граждан Елены Елисеевой.


Как сказано в постановлении прокуратуры, Елена Константиновна вела по мобильному телефону беседу с осужденным исправительной колонии Мелконянцем, отбывающим наказание в исправительном учреждении ИК-2, и склоняла его «к совершению преступных действий  — незаконному приобретению наркотического средства «героин», после чего просила подложить наркотическое средство в ботинок осужденному Гулевичу, с которым у нее сложились неприязненные отношения, вызванные судебной тяжбой. В ходе телефонных бесед осужденный Мелконянц неоднократно пытался отговорить Елисееву от задуманного, мотивируя нежеланием привлекать невиновного к ответственности, однако Елисеева, действуя противоправно, настаивала на этом». Мелконянц будто бы не поддался уговорам, а записал разговор с Елисеевой на диктофон мобильного телефона и передал его администрации исправительного учреждения.

...С Мелконянцем Елена Елисеева познакомилась осенью прошлого года. В то время у него возник конфликт с руководством одного из отделов исправительной колонии, за что был наказан администрацией исправительного учреждения. Мелконянц готовил документы на условно-досрочное освобождение. Но обстоятельства сложились так, что ему грозил штрафной изолятор. По словам Елены Константиновны, Мелконянц стал названивать и просить о защите.

— Докладывал, что в колонию попадают наркотики, — говорит Елена Константиновна. — К тому же из-за наркотиков у него был конфликт с Гулевичем. Я часто бывала в колонии и пыталась решить проблему с  распространением наркотиков. Встретив Гулевича, сказала: «А с твоими наркотиками я разберусь».

Гулевич не стал дожидаться, пока она «разберется»: сам на Елисееву написал заявление в правоохранительные органы, обвинив в том, что назвала его наркоманом. Хотя, как утверждает правозащитница, этого не было.           

Елена Константиновна не отрицает телефонного разговора с Мелконянцем. Но считает, что все было как раз наоборот. Это Мелконянц позвонил ей и сказал, что придумал, как наказать Гулевича за наркотики. Стал рассказывать, что когда Гулевич пойдет в санчасть, он купит и подложит ему наркотики. Предлагал разные варианты, настойчиво пытался с ней советоваться, куда лучше подложить. Она отговаривала его от этой затеи, говорила, что вот когда тот будет в соответствующем состоянии, она пригласит прокурора, чтобы разобраться на месте.

— А в аудиозаписи все перевернуто с ног на голову, — говорит Елена Константиновна. 

Она считает, что таким образом поплатилась за свою прямоту и бескомпромиссность, которых придерживалась в работе Общественной наблюдательной комиссии. И что начальство колоний и в целом руководство ГУФСИН только и ждут, чтобы от нее избавиться.

— Этот случай — наша боль, а не желание избавиться от Елены Константиновны, — говорит председатель Общественной наблюдательной комиссии Ростовской области Леонид Петрашис. — Я хорошо отношусь к ней. Она — человек активный, инициативный. Может целый день работать в колонии.   Была уверена, что осужденный — наркоман. И, видимо, из благих побуждений хотела «наказать зло». Но что получается: любой ценой? Когда нам стало известно об этом случае, к ней приехал руководитель нашей постоянной группы по контролю за соблюдением Кодекса этики, и она сама просила не предавать дело огласке. Потом что-то изменилось... Видимо, не смогла уйти из ОНК с чувством вины, вот у нее и сложилось мнение, что это провокация. Но ни нам, ни ГУФСИН это не нужно.

Леонид Петрашис сказал, что проводится экспертиза аудиозаписи. Но у него нет сомнений, что записанный на диктофон голос принадлежит Елене Константиновне.

Владимир Осечкин, эксперт Общественной палаты РФ, руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания Совета по развитию общественного контроля при Государственной думы РФ, считает, что в деле Елисеевой все намного сложнее. В середине мая, продолжал он, Елена Константиновна (она также является экспертом группы по защите прав заключенных при Госдуме РФ) сообщила о случившемся, о том, что ей угрожают, вынудили подписать недостоверное заявление о сложении полномочий члена ОНК якобы по состоянию здоровья...

— Мы стали все проверять. Как стало известно из наших источников, в отношении нее действительно была совершена провокация, — рассказывает Владимир Осечкин.

По словам Владимира, 12 мая состоялась встреча представителей ГУФСИН и ОНК. Видимо, они достигли определенных договоренностей. И 13 мая с утра осужденный колонии № 2 Мелконянц начал осуществлять телефонные звонки на мобильный телефон Елисеевой...

Всего их было зафиксировано более 20. Разговор велся о нарушении прав заключенных, заодно Мелконянц вставлял фразы о наркотических средствах, причем, как совершенно понятно из аудиозаписи, она отвечала, что в связи с этой информацией намерена обратиться в ФСКН и прокуратуру. Владимир Осечкин пояснил: эксперты четко установили, что данная аудиозапись сделана на стандартный бытовой диктофон с громкого режима телефона. Это не может происходить без привлечения «помощников». Аудиозапись была «нарезана» определенным образом. А расшифровка разговора сделана из уже сфабрикованной аудиозаписи.

– Мы прекрасно понимали, что у Елисеевой достаточно четкая правозащитная позиция, — продолжает Владимир Валерьевич. — Тем более что  за несколько месяцев до этого в ее адрес уже поступали угрозы в связи с выявлением фактов нарушения прав заключенных. Об этом Елена Константиновна и член ОНК Виталий Стадник рассказали на сайте «Гулагу — нет». После чего правозащитницу стали дискредитировать и преследовать. Были угрозы: якобы на основе аудиозаписи ее могут посадить в тюрьму, и она закончит свои дни в тюремной камере... Под этим давлением Елисеева и написала заявление о выходе из ОНК. Изначально не собиралась отправлять его в Общественную палату РФ, а сделала это только для того, чтобы бывший сотрудник ФСИН, а ныне один из членов ОНК перестал ей угрожать.

По мнению Осечкина, фальсифицированный телефонный разговор не может служить поводом для лишения Елены Елисеевой мандата члена ОНК. Она должна продолжать заниматься общественным контролем.

— Если мы дадим слабину и пойдем по пути подобных провокаций, то откроем ящик Пандоры, и по этому же принципу будут расправляться со всеми неугодными в региональных общественных наблюдательных комиссиях. Мы будем взаимодействовать с Еленой Константиновной и дальше. А деятельность ОНК Ростовской области проанализируем предельно внимательно.

Ростовская прокуратура направила материалы дела об административном правонарушении мировому судье Октябрьского района для рассмотрения по существу