Жительница Семикаракорска Наталья Васильченко занимается не совсем привычным ремеслом – она шьет одежду для кукол.

Куклы эти тоже не совсем обычные – они сувенирные. Еще их называют грелками на чайник, чтобы в нем этот напиток заваривался по всем правилам древнего искусства чаепития. Чай после укутывания такой грелкой становится ароматнее и сохраняет больше своих полезных свойств.

Впервые я познакомилась с Натальей Михайловной в одной из своих журналистских командировок в Семикаракорск. Васильченко тогда была участницей выставки мастеров прикладного творчества. И ее куколки в ярких одеждах заметно выделялись на фоне других экспонатов.

Но вот не заметила я тогда, что куклы Натальи не просто одеты в нарядные сарафанчики, а каждый из этих костюмов представляет собой образец старинной казачьей женской одежды.

- Вот эту куколку зовут Меланья, - рассказывает мне мастерица при следующей нашей встрече. – Она из станицы Старочеркасской. Одета в богатый свадебный наряд. На ней – кубелек, рубаха светлая.

Кубелек – это старинное праздничное платье, известное на Дону с XI-XII веков. У богатых он шился из парчи. Лиф платья застегивался серебряными или позолоченными пуговицами. Параллельно им шел второй ряд пуговиц (золотых или низанных из жемчуга), который служил лишь украшением.  Когда казачка поднимала руки кверху, широкие рукава выглядели как крылья бабочки и, очевидно, от этого сходства произошло название платья в его первоначальной тюркской форме, потому что словом «кебелек» тюркские народы называют мотылька, бабочку. 

В некоторых фасонах платья широкий рукав собирался  манжетой и нависал над кистью руки пышным буфом.

Нарядные, богато украшенные кубельки были настоящим произведением искусства. Над ними долго работали наиболее умелые мастерицы. Часто в небогатых семьях материал для такого платья, а также различная фурнитура для украшения – бисер, жемчуг, золотое и серебряное шитье – кропотливо собирались представительницами нескольких поколений, нашивались на платье постепенно. В таком характере работы над костюмом отражался принцип преемственности – платье переходило по наследству от матери к дочери, которая должна была добавить к нему что-то свое, новое, и в то же время сохранить уже завещанное от предков в целости и сохранности. 

Платье становилось уже не просто красивым нарядом, а своеобразным архивом, семейной летописью, по отдельным элементам которой можно было рассказать историю свадеб предыдущих членов семьи. 

Кроме того, кубелек являлся символом приумножения богатства – прибавляя к нему каждый раз все более богатые отделочные элементы, женщина как бы заговаривала свою будущую семью на увеличение материального благосостояния, а в случае крайней нужды или несчастья платье можно было и продать.

«Вот тебе и куколка Меланья!» - подумалось мне. Непростая ты, оказывается. Тебя, такую красавицу, и на чайник ставить жалко. Как, впрочем, и остальных твоих подружек. Они все могут рассказать интересные истории о былых временах и о традициях в казачьих семьях. 

Знает их и наша семикаракорская мастерица. Она мне несколько часов рассказывает о том, какую одежду носили донские казачки на протяжении трех веков. Как отличался их костюм в зависимости от местности проживания. И не только рассказывает, а показывает элементы одежды на своих куклах.

- Это вот жительница Верхнего Дона, - говорит Наталья. – На ней надета панева. Это полоса плотной материи, служившая казачкам в качестве юбки. А эта кукла - в одежде уральских казачек. На ней старообрядческий сарафан с зауженными плечами, широкими рукавами. На голове платок, украшенный спереди.

- А откуда вы все это знаете? – спрашиваю у Натальи.

- Ну, во-первых, я родилась в Семикаракорске, здесь еще живы казачьи традиции, - отвечает она. – А во-вторых, книги по истории народного костюма читала. Потом интернет помог.

И по специальности Наталья связана со швейным делом – окончила после школы техникум бытового обслуживания, потом институт. Долгие годы трудилась мастером по изготовлению сувениров «Кукла-грелка» в знаменитой семикаракорской «Аксинье». Был там такой цех. А когда ушла на пенсию, не смогла расстаться с любимым делом – стала шить платья для кукол дома. 

Обычно она делает их на заказ. Но поставляет и в магазины сувенирной продукции в больших городах. Изделия Натальи Михайловны недешевые, но ведь и труда в них вложено много. Каждая куколка, словно посланец из прошлого наших бабушек и прабабушек, многое о себе может поведать. Тем более что Наталья не в одни казачьи костюмы своих барышень наряжает. Они и кустодиевскими купчихами становятся, и крестьянками из Воронежской губернии. И все, без исключения, девицы-красавицы. Загляденье просто.