Счастье... Сколько о нём написано, сказано, спето и даже станцовано! Одни люди в любых обстоятельствах умеют быть счастливыми. Другие – хоть золотом осыпь – всё недовольны. А вот у меня при мысли о счастье возникает такой образ: стоит человек несколько на возвышении, в руке у него черпак, перед ним большая ёмкость вроде котла, а в ней – СЧАСТЬЕ. И человек этот каждого, кто подойдёт, с улыбкой этим счастьем и оделяет: «Пейте, люди добрые, на здоровье!». Образ этот возник не на пустом месте, а просто пришлось мне в жизни с таким человеком повстречаться

Я работала тогда в музее, расположенном в старинной казачьей станице Раздорской. В это время сложился коллектив единомышленников, болевших за дело, так что работа была не просто интересной, а доставляла настоящую радость. И вот в какой-то момент возникла идея в дополнение к экскурсиям по залам музея, историческим местам станицы и окрестностей показывать старинные казачьи обычаи и песни, но только настоящие, подлинные. Пытались учиться у местных певуний, как говорится, «с голоса». Так песня и передавалась из поколения в поколение, от бабушки к внучке. Но ведь на это уходили годы, казаки с самого раннего детства слушали и впитывали свои изумительные мелодии. Словом, нужно признаться, что все наши попытки можно было назвать неудачными. Как-то летом узнали, что в местной школе недавно начала вести музыку жена станичника Николая Костина. К ней с поклоном мы и пошли, что называется, наудачу. Оказалось, что она профессиональная пианистка да ещё и с опытом работы в коллективе казачьей песни, при этом молодая, красивая и очень приятная в общении. Насколько важно было всё вышеперечисленное, мы поняли, только когда Лариса согласилась с нами заниматься.

Всё это происходило накануне дня рождения нашего великого земляка Анатолия Калинина. Все знают, как он любил и знал казачью песню. Вот и пришла идея поздравить его старинной станичной величальной «Хозяин». Песня очень красивая, но такая сложная, что нам было страшно. При этом пришлось услышать авторитетнейшее мнение по поводу нашего намерения: «Вы это не споёте!».

Лариса тем не менее записала песню, разложила на голоса и приступила к работе. Мы, четыре немолодые женщины, после работы бежали к Ларисе домой на край станицы, оставив свои семьи и хозяйство. При этом Лариса занималась с нами бесплатно, в ущерб семейным и домашним делам. Даже не верится, что в короткое время песня была разучена. Успех дела, помимо профессионализма, был связан и с внешностью (мы ею просто любовались), и с особой манерой нашей молодой преподавательницы. Она работала с таким терпением, тактом, даже как-то бережно, что мы поверили, что всё получится.

И вот наступил торжественный день. Калинин подошёл к нам совсем близко и слушал внимательно, немного наклонив голову и с видимым одобрением. Мы изо всех сил держали свои голоса, а Лариса, «выскакивая» то тут, то там, расцвечивала партии яркими красками. И этот счастливый момент особого духовного соприкосновения с великим писателем мы будем помнить всю жизнь, детям и внукам о нём рассказываем. 

А потом работа продолжалась, расширялся репертуар. Благодаря Ларисе сбылось задуманное: фольклор вошёл в программу музейных мероприятий. Интересно, что ощущение радости от занятий не проходило. Тем временем Лариса получила ещё одно образование, связанное как раз с организацией фольклорных мероприятий, и пришла в музей научным сотрудником. Казалось, чего же ещё желать! Например, я только недавно услышала о существовании хора Третьяковской галереи. А знаменитые музыкальные вечера в залах Пушкинского музея проходят уже несколько десятилетий. А тут в этнографическом музее – фольклорный коллектив, получивший к тому времени признание! Лариса прекрасно понимала, что музейный продукт должен качественно отличаться от самой лучшей самодеятельности, даже при сохранении максимальной подлинности. Она принципиально не терпела дилетантского подхода к работе, на репетициях оттачивая каждую фразу. И результат был налицо. Помню, не раз приходилось видеть слёзы в глазах слушателей. Это снова о счастье: ведь его испытывали и исполнители, и слушатели. И всё это она – Лариса. Казалось бы, это именно то, что нужно музею! Но не тут-то было…

Такие люди, как Лариса, самим фактом своего существования, независимо от своей воли разделяют окружающих их людей на две категории. Одни восхищаются, радуются, хотят если не участвовать, то как-то способствовать. Других просто трясёт от злости и желания помешать. Конечно, вторых неизмеримо меньше, но такие часто оказываются успешнее. Во-первых, они проявляют особенное проворство, а во-вторых, не гнушаются никакими средствами: в ход идут и клевета, и оговор. В инстанции пошли письма с совершенно абсурдными обвинениями. То, что мне пришлось увидеть, просто неловко читать, стыдно за тех, кто писал. И, как бывает, начальство таких жалобщиков не то чтобы боится, а, как говорится, не хочет связываться. В результате вместо того, чтобы поставить на место пакостников, смирились с тем, что Лариса ушла из музея. Конечно, она, как всегда, была нарасхват. Музыкальная и общеобразовательная школы, церковь, детский сад, дом культуры, все станичные мероприятия – все тянули к себе! И тут ей предложили должность директора дома культуры в хуторе Пухляковском. Казалось, как сочетать тонкую творческую организацию и решение административных и хозяйственных вопросов? Но оказалась справедливой ставшая банальной истина: «талантливый человек талантлив во всём». Лариса не только справилась, но пошла на повышение и стала директором уже районного дворца культуры. И снова звучало её любимое выражение: «У меня столько идей!». При этом Ларисино детище – ансамбль «Живая вода» –  не просто жив. На международном фестивале в Санкт-Петербурге первая премия в номинации «Аутентичный фольклор»! А затем высокий статус «народного коллектива». Счастье, которое она дарит другим, неизбежно бросает свой отблеск и на неё. Жизнь её наполнена: интересная работа, собственный фольклорный коллектив, который растёт и развивается. И в семье она – любимая жена, мать и даже бабушка.

Когда недавно Лариса вышла на сцену, чтобы исполнить любимую песню, то она уж точно чувствовала себя счастливой – ведь ей устроили настоящую овацию! 

Елизавета Черникова