Скоро 135 лет, как жизнь покинула легендарного военного хирурга, героя Крымской войны, основателя военно-полевой хирургии, разработчика многих методов лечения Николая Ивановича Пирогова. Однако забальзамированное его тело (об этом широкому читателю практически ничего не известно) хорошо сохранилось до наших дней. 12 лет смотрящим за ним был доцент Ростовского государственного медицинского университета Александр ШВЫРЕВ.

Александр Андреевич Швырев демонстрирует нам экспонаты музея.

Сегодня Александр Андреевич – собеседник «НВ». Встреча с ним прошла в вузовском музее «под суровым» взглядом самого Пирогова. Здесь – его бюст, а также саркофаг. Правда, фоторепродукционный. Пироговская экспозиция открыта по инициативе Швырева. Рядом – предметы, имеющие прямое отношение к бальзамированию – шприц, которым по легенде бальзамировали самого Ленина. Тут же две мумии.

– Можете не сомневаться, настоящие, древнеегипетские, – говорит Швырев. – Пирогова, скажу сразу, бальзамировали иначе, чем Ленина и тем более египтян.

Забальзамированное тело Николая Пирогова хранится в его усыпальнице в Виннице.– Он выглядит так, будто только что заснул…

– Для сохранности тела Николая Ивановича в разные периоды проведены несколько ребальзамирований. Их проводили как в Виннице (там находится склеп с пироговским телом), так и в Москве. В частности, ребальзамирование осуществляли в 1945, 1979, 1994, 2000 годах. Я наблюдал за телом Пирогова 12 лет, когда жил в Виннице и работал в тамошнем мединституте. Сейчас это Национальный университет имени Н.И. Пирогова.

– Контакты с бывшими коллегами поддерживаете?

– С некоторыми перезваниваемся…

Швырев улыбнулся и выдал по-украински длинную тираду медицинских терминов.

– Единственный, – говорит, – язык, в знании которого я, наверное, мог бы составить конкуренцию члену комиссии по бальзамированию Ленина профессору Константину Захарьевичу Яцуте. Он был основателем музея в Ростовском мединституте: Яцута в совершенстве владел шестью языками.

Отношения между коллегами из винницкого и московского мавзолеев всегда были партнерскими. Сотрудники Московского научно-исследовательского и учебно-методического центра биотехнологий (бывшая лаборатория при Мавзолее Ленина) не раз бывали в Виннице. Усыпальницу Пирогова вместе с мавзолеями Ленина и Хо Ши Мина включили в число обслуживаемых ими объектов. 

– Бальзамирование тел не является русской, украинской и христианской традицией. В случае с Пироговым кто был автором идеи и кто ее воплотил?

– Николая Ивановича Пирогова не стало 23 ноября 1881 года. Последний год жизни он практически безвыездно провел в усадьбе Вишня близ Винницы. Там он прожил двадцать лет. Создавал научные труды, лечил людей. Построил кирпичный дом в полтора этажа, больницу и аптеку. Бальзамирование тела Пирогова по новаторскому для той поры рецепту и уникальной методике провел специально прибывший из Санкт-Петербурга его талантливый ученик Давид Выводцев. Накануне получили согласие Священного синода не предавать тело земле. Длился процесс бальзамирования несколько часов. Выводцев не тронул мозга и внутренних органов Пирогова. Он заполнил под давлением кровеносные сосуды покойного особым раствором, который обеспечил сохранность тела на долгие десятилетия. Кстати, незадолго до кончины учителя Выводцев подарил ему свою книгу о бальзамировании «Бальзамирование и способы сохранения анатомических препаратов». Так что идея о бальзамировании в окружении Николая Ивановича Пирогова (у него в тот момент была злокачественная онкология), что называется, витала в воздухе. Супруга Пирогова еще при жизни Николая Ивановича заказала в Вене специальный гроб. Герметический саркофаг из стекла позже сделали на одном из военных заводов.

– Правда, что ленинское тело, забальзамированное на сорок лет позже пироговского тела, сохранилось хуже?

– Хуже, лучше… – не хотелось бы таких сравнений: за обоими телами ведется тщательное наблюдение. Кстати, рядом с усыпальницей Николая Ивановича находится церковь. Службы там проводятся не только в религиозные праздники, но и в знаменательные даты жизни светила медицины. Примечательный факт: этот склеп не тронули фашисты во время Второй мировой. Красные и белые на него тоже не поднимали руку…


Фото автора и из архива Александра ШВЫРЕВА