Поэт Сергей Жилинъ о празднике настоящих мужчин, дороге к успеху, а также твердом знаке, который упрочивает связь времен

Если в начале декабря поинтересоваться у артиста театра или филармонии, над чем сейчас работает, почти наверняка ответит, что занят в праздничном проекте. Разумеется, новогоднем.

- Готовлю программу к празднику, - сказал мне в ответ на этот вопрос и Сергей Жилинъ. Только оказалось, что программа не новогодняя: в честь Дня героев Отечества.

Переспрашиваю: «Защитников Отечества?», решив в первое мгновение, что Сергей оговорился.

- Героев, - повторяет Жилинъ. – День победы в календаре рядышком с Георгием вешним, а День героев Отечества приходится на Георгия зимнего.

9 декабря 1769 года, как раз на Георгия зимнего,   Екатерина Великая учредила Императорский военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия. В российский календарь памятных и праздничных дат этот день вошел несколько лет назад. Не красная дата, но люди в погонах, участники военно-патриотических движений  его отмечают.

- Для нас он не менее значим, чем День защитника Отечества, - говорит Сергей.

«Мы» - это, как я понимаю, устроители концерта и участники литературно-музыкальной композиции «Лиры на службе Отечеству», премьера которой состоится сегодня в Ростовском ДК железнодорожников.  В частности, исполнительный директор Ростовского отделения Всероссийской общественной организации «ОПОРА РОССИИ» член Союза журналистов России Владимир Жердев. 

Возможно, вы слышали о «Ж&Ж» - не «Живом журнале» в Сети, а творческом союзе  «ЖЕРДЕВ& ЖИЛИНЪ». Познакомились они еще лет десять назад благодаря Владимиру Семеновичу Высоцкому, на презентации книги «Неизвестный Высоцкий», которую написал Жердев. Но творческий союз сложился позже, когда вновь пересеклись пути-дороги, и выяснилось, что объединяет Жилина и Жердева не только величайшее почтение к творчеству Высоцкого. Много ценностных совпадений  во взглядах на русскую историю, роль в ней русского воинства, воспитание патриотизма. Ряд художественных программ последнего времени, которые представлял Сергей Жилинъ зрителям, возникло благодаря этому творчеству союзу. Почти все они так или иначе осенены именем Высоцкого.  Его песни прозвучат  и в нынешней программе, что для давних почитателей творчества  Сергея Жилина – в порядке вещей. Удивить могут имена Пушкина и Лермонтова  как поэтов,  на чьи стихи в концерте также  будут исполнены  песни.

- Сергей, исполняемых под гитару песен на стихи Пушкина и Лермонтова вообще  немного. Как у тебя возникла идея  положить на музыку эти классические строки?

- Авторская программа на стихи русских классиков  была моей давней мечтой. Взяться за нее долго не удавалось, но в Год литературы все сошлось. Год завершился, а программа «Три века поэзии русской» продолжила разрастаться и развиваться. Весной этого года представил ее в Центральном доме журналиста в Москве. Она вызвала большой интерес. Показываю ее как солист Ростовской филармонии  на различных сценических площадках области.

- Песни на стихи классиков ты еще раньше сочинял с прицелом на эту программу?

- Поводы бывали разные. В 2004-м, когда ушел из жизни мой отец, мне попалось на глаза стихотворение Евгения Евтушенко «Людей неинтересных в мире нет». Оно совпало с моим тогдашним настроением, и я написал песню, которую включил потом в эту программу. Евгений Александрович Евтушенко,  по моей классификации, представляет Железный («компьютерный») век русской поэзии, который наступил после Серебряного (Блок, Есенин, Северянин, Гумилев) и Золотого (Пушкин, Лермонтов).

Песня на стихи Лермонтова буквально случилась! Заслуженный артист России Николай Мальцев, выступая с программой  по поэме «Тамбовская казначейша», попросил сделать к ней музыкальную иллюстрацию.  Спеть что-нибудь гусарское. Может быть, из Дениса Давыдова.

И вот, чтобы уяснить для себя, что же это за гусарское должно быть, перелистал я «Казначейшу», и увидел потрясающие строки: «Я жить спешил в былые годы, // Искал волнений и тревог,// Законы мудрыя природы// Я безрассудно пренебрег».  Мелодия возникла моментально. Гитара оказалась под рукой.

- Нынешний концерт – далеко не первый, в котором прозвучат и твои песни на стихи Андрея Петровича  Ларионова,  генерала-лейтенанта, начальника Главного управления МВД по Ростовской области. Генерал Ларионов из занятий стихосложением тайны не делает. Известно, что он  неоднократно становился лауреатом литературного конкурса «Доброе слово». Но как возникла идея песен на стихи Ларионова и музыку Жилина? Или тоже вначале было слово?

- Когда мне дали почитать поэтический сборник  Андрея Петровича Ларионова «Уже не первые итоги», я увидел, что в этих стихах присутствует мелодика. За несколько дней написал на них  песен пять или шесть. Андрея Петровича удивило, что его стихи могут прозвучать в такой интерпретации, которую он не предполагал.  Так  нередко бывает, когда видение стиха композитором  оказывается неожиданным для поэта, раскрывает  некий потаенный потенциал стихотворной строки.

Зрители очень эмоционально реагируют на песню на стихи Ларионова «Не про волка». Это о том, как волк, спасая свое семейство, уводит преследователей от своего логова и сознательно идет прямо на засаду. Пою эту песню, и  вижу, как в зале смахивают слезы с глаз. Немного  песен, которые  могли бы так воздействовать на зрителя.

- На нынешнего прагматичного зрителя. Или зритель  не так уж и сильно изменился за последние годы?

- Я бы не стал говорить о кардинальных переменах. Любая аудитория благодарно отзывается на настоящее искреннее слово. Вообще, все это деление на физиков и лириков – когда-то,  продвинутых и ботаников – сейчас во многом от лукавого. У каждого человека есть свое предназначение. Беда, если годы идут, а человек его не находит,  никак не определится с жизненными ориентирами. Такому все вокруг не в радость.

Я уже в течение четырех лет являюсь сопредседателем жюри  фестиваля бардовской песни «Струны души», который проходит в нашей донской станице Романовской. Очень люблю туда приезжать. Там собираются люди такого склада, которые реально готовы ехать на край света «за туманом и за запахом тайги». При этом они не только ностальгируют, слушая какую-нибудь радиостанцию в стиле ретро, но и пишут песни, стихи, воспитывают детей  в убеждении, что кроме рыночных законов есть еще законы совести, нормального человеческого общежития. Меня радует, что этот фестиваль становится все более и более семейным в том смысле, что среди его участников увеличивается число семейных коллективов, объединяющих поколения отцов, детей и даже внуков.

- Скажи, а почему  твоя фамилия с недавнего времени пишется на афишах  с твердым знаком на конце? Слышала версию: «Это чтобы  не путали с Сергеем Жилиным из «Фонографа».  Вы, кстати, знакомы?

- Дружим лет двадцать. Познакомились в Ростове (у нас были сольники в филармонии с интервалом в несколько дней). Чаще, конечно, видимся в Москве. Есть взаимный интерес к творчеству друг друга. Это – главное.

Кстати, «премьера» моего твердого знака состоялась на весеннем концерте в Центральном Домжуре «Три века поэзии русской». Поэт-песенник Александр Шаганов спел в моей программе песню «Там за туманами…»,  прочел стихи,  дирижер и музыкант Сергей Жилин поразил публику исполнением джазовых композиций.

-  И зачем тебе твердый знак?

- Это как укрепление связи времен. Еще у моего деда в метрике  фамилия именно так и была записана: «Жилинъ». Есть в этом написании  какая-то основательность.

- Твой дедушка не слагал стихов и песен. Не опасаешься, что твердый знак «придавит» вдохновение?

- Нет, вдохновению  он  не помеха. К тому же я не из тех, кто может себе позволить трудиться только по вдохновению. Не мужское это дело – дожидаться вдохновения. Есть идеи, их надо осуществлять. Вот на такое реальное дело твердый знак  и настраивает, помогает сосредоточиваться на главном.  В общем, в моем случае твердый знак не давит, он утверждает.