Разговор с заслуженным тренером России Игорем Солянкиным о культе силы, воспитании и деньгах

С Игорем Солянкиным я познакомилась, когда собирала документы по истории первой спортшколы на Дону. Оказалось, есть в Ростове человек, который этот факт летописи Дона воспринимает как фрагмент личной биографии. Потому что сам Игорь СОЛЯНКИН почти полвека назад был учеником первой спортшколы – бегал сдавать нормативы по плаванию на Дон, подтягивался на брусьях в районе Центрального рынка и нарезал круги по центральным улицам


Сегодня Солянкин – директор детско-юношеской спортивной школы № 1, заслуженный работник физической культуры, заслуженный тренер России, судья республиканской категории.

У нас получился интересный разговор. Не только об истории. Об образовании и воспитании, и поворотах судьбы.


Не в деньгах счастье 

Но вначале - о первой спортшколе. Она располагалась на Центральном рынке, в бывшем доходном доме купца Максимова на углу переулка Семашко (бывший пер. Николаевский) и улицы Станиславского (бывшая Почтовая). Сегодня там торгуют колбасой, сыром, конфетами и прочими местными и «колониальными» товарами.

Здание появилось в 1840 году - проект городского архитектора Трофима Шаржинского. Через десять лет здесь располагалась городская Дума, суды и мещанская управа. Здесь работал городской голова Андрей Матвеевич Байков. А на первом этаже кипела торговля: продавали рыбу, раков, колбасу, чай, кофе – все свое, без добавок и консервантов.

Здесь же торговал отец Антона Павловича Чехова, Павел Егорович. Вначале он служил приказчиком у купца Максимова, а позже сам стал купцом и арендовал лавку.

Дума в 1899 году переехала в другое здание, на Большую Садовую, а тут разместилось городское четырехклассное училище. Позднее – военно-спортивный клуб Обкома по делам физкультуры и спорта. А спустя еще почти полвека, в 1943 году - Городская детская спортивная школа гороно. Решение об этом было принято 20 ноября 1943 года.

- Вы только представьте: идет война, исход ее непонятен, все силы брошены на фронт, более-менее крепкие мужчины на войне. В городе только старики, инвалиды,  женщины и дети. И они думают о том, что нужно восстанавливать страну, думают о будущем! - говорит Игорь Солянкин. - Я когда смотрю на лица на старых фотографиях, на скулы, обтянутые кожей, мешковатую одежду, к горлу подступает ком. Люди другого поколения, понимаете? И вот они открыли школу с семью отделениями. В одном зале прыгали гимнасты, бегали по кругу легкоатлеты. На Дону – плавали, на турниках выполняли упражнения. Как-то справлялись.

А сегодня модно ныть: нет материальной базы, нет того, другого. Все это - чушь! Тогда была худшая материальная база. Несравнимо худшая. Но был настрой на победу и были результаты. Это – главное, а не деньги.


– И какие результаты?

– Мы создали одну из ведущих школ СССР в легкой атлетике. И развили ее. До 90-х у нас было все – тренировочные базы, лагеря, поездки, соревнования. А потом - точка. Какие были времена, вы знаете. После разделов-переделов зданий в центре города нашу школу перевели в Александровку. Для школы это была трагедия. Ведь многие дети ездили к нам с Западного, Северного. Центр удобен всем, а тут – Александровка. Некоторые ребята ушли. Да и сам я, хотя закончил здесь уже 19-й учебный год, еще не привык. Сейчас все возвращается – детьми занимаются, база для тренировок шикарная. Видимо, кому-то нужно было все убить, чтобы потом возвращать, вкладывая огромные деньги.


Когда труд облагораживает

- Дети сегодня другие?

- Если коротко, то – да. Дети сейчас сильно изменились. Они не отрываются от телефонов. Если забрать у ребенка смартфон, да и у нас тоже, то мы уже как без рук. И иногда думаешь: как раньше жили вообще без телефонов? В моем поколении стационарный телефон был редкостью. Чтобы посмотреть Олимпиаду 1964 года, мы ходили к соседям – у них был телевизор, и это была роскошь. А сейчас телевизор и в кухне, и в туалете, да и вообще можно от него отказаться, когда есть планшет с Интернетом.

Потом, у детей сейчас другой уровень мотивации. Когда я рос, у нас не было большого выбора: или музыкальная школа, или спортивная. Сейчас – миллион школ, секций, центров. Но можно и вообще никуда не ходить. У детей есть умный телефон, в котором вы найдете все: фильмы, игрушки, стрелялки.  Вы обращали внимание, что сегодня дети идут по улицам, уткнувшись в смартфон?

Есть еще одна примета современности, к которой я никак не могу привыкнуть, – тишина в раздевалке. Иногда мне кажется, что никого нет – прихожу, заглядываю. А дети есть, но они все в телефонах. Вы помните, какой гвалт стоял в раздевалках в вашем детстве? Подростки перестали общаться между собой – смеяться, драться, толкаться.

Но что мы можем от них требовать, если меняется сама жизнь?

- С техническим прогрессом понятно. А воспитание? Дети сегодня более свободные, вам не кажется?

- Так и есть. И это не всегда хорошо. Мы нагрузили их правами, но забрали обязанности. Пример - субботники. Раньше считалось нормальным убрать в классе, выйти на субботник – все проходило весело, мы делали общее дело. А сейчас я прихожу в ужас, когда получаю бумаги сверху, в которых идут указания о том, что детей нельзя привлекать к труду.

Если я заставлю их мыть мою машину или полоть у меня в саду – это безобразие. Тут нет вопросов. Но я не понимаю, почему они не могут убрать площадку, на которой сами же будут тренироваться? У нас в школе лежит масса документов, которые говорят, что этого дети делать не должны.

– В армии тоже новая система…

– Точно. И я тоже против. Я – бывший военный, прошел всю эту кухню и уверен, что уборка не мешает, а помогает воспитанию. Смена деятельности происходит и понимание, откуда что берется в этой жизни. О строительстве домов генералам речь не идет, но убрать казарму или покрасить в части забор – только на пользу солдату.


Про культ силы и воспитание

– Есть еще одна примета времени – хамство. Сейчас можно нагрубить учителю. В Интернете ходят ролики, от которых у меня волосы встают дыбом…

– Да. Я видел их. Вы про учительницу физкультуры, над которой издевались подростки? В наше время можно было такое сделать? И притом со смехом и съемкой на телефон. Плюс к тому при разборе этой ситуации «в телевизоре» оказалось, что учительница сама виновата. Не умеет заслужить уважение! Вы вдумайтесь только! И хамство, о котором идет речь, сами тянем в наши семьи. Это – вседозволенность.

Недавно я смотрел фильм «Брат». Фильм хороший, мне нравится, играют актеры отлично. Но я взрослый человек и понимаю, в чем сарказм, где там вымысел, полутона. А подростку этот фильм смотреть нельзя, потому что он к нему не готов. Мало жизненного опыта. И ребенка «Брат» научит черствости, жестокости и тому, что любые проблемы можно решить с помощью пистолета. Не давайте своим детям смотреть такие фильмы!

– А спорт должен как-то решать эту проблему. Учить работать над собой, отказываться от удовольствий.

– Наш спорт развивается в нашем времени. Поэтому на нем тоже отражаются приоритеты. Раньше что было? Олимпийский чемпион - это бог! Что-то нереальное, за этим словом стояли пот, кровь, слезы и работа. Чемпион  равно сверхчеловек. Сейчас труда не меньше, но ориентиры сдвинулись. В легкой атлетике разыгрывают «Бриллиантовую лигу». И весь разговор тренеров и детей будет сводиться к тому, сколько денег человек получит за первое место, второе или третье. То есть оцениваются не победой, не результатом, а тем, сколько он получит в руки купюр. И это во всех видах спорта теперь так.


Начните с себя

– Но, может, так и надо? Раньше же ничего кроме медалей не давали…

- Что за ерунда! Спортсмены не были бедными и в советское время. Они получали выплаты, льготы, почет. Тот же двукратный чемпион мира Литвинов получил четырехкомнатную квартиру (у него четверо детей), две «Волги», в свое время – это большая награда. Другие спортсмены тоже не бедствовали. Но сейчас спортсмены – это люди высшего класса финансирования. С одной стороны, нам хорошо, но для мотивации это плохо. На первый план должны выходить более ценные вещи – гордость и честь страны.

Сейчас модно ругать прошлое – мол, были там нищета и насилие. Для кого они это говорят? Мы еще живы, и мое поколение  помнит, знает, что так не было! Да, были перегибы. И надо было что-то  менять, но не таким образом, чтобы под корень.

- Так что сделать, чтобы все исправить? Чтобы наши дети росли достойными и при этом счастливыми?

- Отдельных рецептов нет. Нужно браться и за воспитание, и за образование, и за политику, экономику. За все сразу. Потому что когда мы беремся за что-то одно, заваливаем другое.  Пока не поднимем культуру, не будет добрых детских фильмов, не будет и добрых детей. Пока мы не перестанем хамить в магазине или общественном транспорте, наши дети тоже будут нам хамить. Дети это видят, они в этом растут. Так что требовать от них быть лучшими, чем мы, невозможно. Ну а если совсем короткий совет – начните с себя. Если каждый начнет с себя, мир точно станет лучше.