Сегодня на широкий российский экран выходит лирическая комедия «Жили-были», созданная благодаря нашему земляку Федору Добронравову

Это не просто новая  картина с участием  Федора Добронравова.  Ее выпустил  недавно созданный им продюсерский центр.  Федор Добронравов совершил с «Жили-были» предпремьерный тур по ряду российских городов. Ростовская презентация фильма состоялась  в кинотеатре «Киномакс».

Хотя на счету у Федора Викторовича десятки киноролей, для многих зрителей  он прежде всего Иван Будько из комедийного сериала «Сваты».  Вот и эту беседу  с народным артистом России Федором Добронравовым  я  начала со  всенародно любимого персонажа.

– Федор Викторович, а не Иван ли Будько так на вас повлиял, что вы решили вновь обратиться к деревенской теме, только уже в другом  ракурсе?

– Я  побудительные  мотивы не анализировал. Возможно, на подсознательном уровне как-то он и повлиял. Любые роли на артиста влияют, а  с Иваном Будько, «Сватами»   связан огромный кусок моей жизни. Но предыстория «Жили-были» такая. Я прочел сценарий Алексея Бородачева, и он  очень мне понравился.  Понравился тем, что о настоящей мужской дружбе, о людях, которые влюблены в свою землю, свою неописуемо прекрасную природу, в свою  деревню Чудиновку. Я ведь сам в деревне вырос.

– А всюду  сообщается, что в Таганроге…

– Я действительно из Таганрога. Но все родственники – деревенские. Деревенской романтикой  окрашены  мои детство и юность.

Правда, когда мы с женой обосновались в Москве и супруга однажды предложила  купить маленький участочек земли, чтобы его обихаживать, я ответил ей: «Ни в коем случае!». Я, мол,  этого счастья в детстве наелся столько, что на всю жизнь хватит.  Вспомнилась борьба с колорадским жуком  и другие суровые моменты деревенских будней. А вот спустя десяток лет московской жизни уже  совсем другие воспоминания нахлынули. Романтические. Прямо тебе ностальгия.  Тут уж я сам жене  сказал: «Не могу больше без земли!».

Сегодня на широкий российский экран выходит лирическая комедия «Жили-были», созданная благодаря нашему земляку Федору ДобронравовуТеперь у нас есть свой участок, на котором мы с наслаждением копаемся, отдыхая от городской суеты.

– У Романа Мадянова, вашего партнера в фильме «Жили-были» и соседа по даче в реальной жизни, тоже ностальгия по деревенской романтике из  детства?

– Есть такое ощущение, но  Рома – городской парень.  Еще в школьные годы  снимался в кино, на «Мосфильме»,  а жил ли  когда-нибудь  в деревне у бабушки  – я не знаю. Возможно, это ощущение какого-то родства   с деревней  возникает потому, что Мадянов – великий русский артист. Надо сыграть деревенского жителя – играет  так, как будто родился и вырос на селе. Надо графа – Рома будет прекрасен в роли графа. Такой же широчайший диапазон у  Ирочки Розановой, сыгравшей  деревенскую женщину, вдову, к которой возникло чувство у двух друзей –  моего и Ромкиного героев.

– Соперника в борьбе за руку и сердце этой женщины вы ведь выбрали себе сами?

– Давно мечтал перехлестнуться с Ромочкой либо в театре, либо в кино, но как-то не совпадало. А здесь, слава господи, срослось. Рома  смог выкроить в своем плотном расписании время, и мы поехали на месяц   в Ленинградскую область, в деревню Шондовичи, где проходили съемки «Жили-были».

– Не было мысли подыскать подходящую натуру – деревеньку  Чудиновку –  у нас на Дону?

– Искали в разных местах, в том числе и в Ростовской области. К несчастью для нас, но, вероятно, к счастью для местных жителей, в Ростовской области такой деревни, уж совсем не тронутой современной цивилизацией, не  оказалось. По крайней мере, мы   не нашли.  А на краю Ленинградской области, почти на границе с Карелией, увидели   полузаброшенную деревеньку, расположенную в изумительно красивой местности. В  советское время, как нам рассказывали,  в ней было больше тысячи жителей, экономика держалась в основном на животноводстве. А потом животноводство развалилось,  жители помоложе  потянулись на заработки в город.  Опустели Шондовичи…

– Как немногочисленные теперь  шондовичане отнеслись к приезду съемочной группы?

– Замечательно! В этой деревне осталось всего девять человек. А тут к ним нагрянуло сразу девяносто! Они уже не помнят, когда столько народа в Шондовичах   собиралось. Живут без мобильной связи, ближайший магазин километров за сорок.

Конечно, 90 пришельцев – это серьезно. Мы съели все, что выросло у них на огородах. Но однако же  все и оплатили, позаботились, чтобы  на зиму  жители этой деревни были обеспечены необходимым.

– Какой  оказалась для вас  тамошняя романтика?

– Роман Мадянов и я  жили в самой деревне, в пластиковых  вагончиках.  Иру Розанову и оператора Машу Соловьеву поселили на фермерском хозяйстве в десяти километрах от съемочной площадки.

Мы с Ромой и рыбачили, и по грибы ходили. Такого количества грибов  я  никогда  и нигде не видывал. 

А какая там потрясающая тишина! Наша степь донская наполнена летом всевозможными звуками.  Ветер траву колышет, птицы поют, кузнечики стрекочат. А там так тихо, что жук летит – за сотню метров слышно.

– Ну не такая все же идиллия, раз вам посоветовали купить для съемок две козы – на случай, если одну «артистку» волк съест…

– Волками нас  стращали,  но мы их не видели, хотя они там действительно ходят  и, случается, свирепствуют. Нам повезло: обе наши козы – и замечательная, невероятно талантливая   Маринка, которая все, что от нее требовалось, делала с первого дубля, и ее дублерша, остались целы. Мы их потом, как и другую нашу артистку – свинью, – подарили местным жителям.

– Предпремьерный  тур фильма «Жили-были» проходил по городам, многие из которых, вероятно,  дороги вашему сердцу, окрашены какими-то личными воспоминаниями. Ростов, считай, – почти что  малая родина. В Воронеже вы учились в институте искусств, оттуда отправились покорять Москву, там ваша жена ждала добрых вестей из Белокаменной.   Но вот меня заинтересовал еще Белгород, в котором живет батюшка, у которого вы просили благословения на этот кинопроект, – отец Олег. Почему именно к нему вы обратились за духовной поддержкой?

– С отцом Олегом мы знакомы давно. В молодости он тоже хотел стать артистом, учился вместе с моей женой, а потом выбрал для себя другой жизненный путь. Служит в храме под Белгородом.

С благословения отца Олега мы,  с Божьей помощью, начали свою работу, и много было у нас чудес во  благо картине. 

Отец Олег – не единственный товарищ молодых лет, который собирался стать артистом, но изменил это решение и служит Богу. Один из монахов Псково-Печерского монастыря – тоже бывший артист, наш старинный знакомый.  И мы, и наши друзья общаемся с ним, ездим туда с детьми и внуками.

– Фильм «Жили-были» – первый кинопроект продюсерского  центра «Федор Добронравов».  Когда появится следующий?

– Это во многом будет зависеть от того, встретятся ли на нашем пути такие люди, как глава корпорации «Ростех» Сергей Викторович Чемезов. Ведь половину средств на производство этой картины мы получили благодаря федеральному Министерству культуры,  а другую половину дал «Ростех».

– Идея нового фильма уже есть?

– Есть уже сценарий, который тоже написал Алексей Бородачев. На этот раз из заводской жизни, что мне особенно по душе, поскольку я сам – заводской.

Заводская тематика бездонна. Вспомните, сколько замечательных фильмов  этого направления было снято у нас в советские годы: «Весна на Заречной улице», «Девчата», «Большая семья»…  Даже фильм «Москва слезам не верит» можно отнести  к  заводским. Потому что его главная героиня приехала из ниоткуда в Москву и прошла путь от простой фабричной девчонки до директора. 

Бородачев  сочинил историю о заводской династии: отец, старший сын, младший сын, и у них там  свои сложности в отношениях. Если бы удалось сделать эту картину, да еще и сняться в ней вместе с сыновьями, я был бы просто счастлив.

Вот сейчас, по дороге в Ростов, просматривал сценарии, которые мне прислали: опять про убийства, снова стрелялки.  И под этот кошмар  выбить деньги в сто раз легче, чем на  кино о чистых и искренних человеческих отношениях. А ведь так хочется  сниматься в фильмах о добром и светлом. Да и зрители  по таким фильмам разве не соскучились?..