Легко ли сегодня быть молодым?

Документальный фильм «Легко ли быть молодым?», снятый в 1986-м латышским режиссером Юрисом Подниексом, стал явлением на постсоветском пространстве. До того о детстве и юности принято было говорить как об исключительно прекрасном времени в жизни. Теперь же однозначного ответа на вопрос «Легко ли быть молодым?» не было 

Рок-концерт и кадры суда над подростками, которые разгромили несколько вагонов, возвращаясь домой с этого концерта. Юноша, несущий почетную вахту у памятника латышским стрелкам и рассуждающий об отсутствии идей, ради которых нужно жить и бороться. Молодой панк, говорящий о том, что их, панков и металлистов, породило своим лицемерием само же общество... 

– А сегодня легко ли быть молодым? – спрашиваю кандидата политических наук, доцента, заведующего кафедрой теоретической и прикладной политологии Института философии и социально-политических наук ЮФУ Романа ПУПЫКИНА.


Роман ПУПЫКИН, кандидат политических наук, доцент, заведующий кафедрой теоретической и прикладной политологии Института философии и социально-политических наук Южного федерального университета.

Автор более 50 научных публикаций, участвует в работе международных, всероссийских и региональных научно-теоретических и научно-практических конференций, разработал учебно-методические комплексы и рабочие программы «Политический менеджмент», «PR в политике», «Технологическое измерение политических ошибок», «Политическая реклама», «Политические коммуникации». Занимается тренингами по технике публичных выступлений и электоральной инженерии.


Родом из перестройки

– И легко, и трудно. Как и каждому молодому поколению. На мой взгляд, сегодняшним молодым живется более комфортно, чем героям фильма «Легко ли быть молодым?». Тогда шел слом эпохи, менялся общественный строй, переворачивались с ног на голову нормы, правила и ценности. Государство на время забыло о своих молодых людях…

– Тех, кто сегодня уже сами стали родителями.

– Вот именно. Первичную социализацию ребенок проходит в семье. И для нынешнего поколения молодых людей в этом заключается определенный конфликт. Их родители – родом из перестройки, «брошенное поколение», выросшее в атмосфере, когда зарабатывание денег стало самоцелью. И вот у нынешних родителей выработался по отношению к детям своеобразный ребяческий комплекс: «Почему ты участвуешь в самоуправлении? Тебе платят за это? Не платят? Тогда зачем тебе это надо?». Они просто не понимают, как можно не задумываться о финансовой стороне вопроса. Поэтому им трудно принять новые молодежные тенденции – то же самоуправление или волонтерство.

Добавьте сюда еще дедушек и бабушек, которые в далекие 90-е не могли уделить внимание своим детям. Теперь компенсируют это, балуя внуков. 

– Я не знаю бабушек и дедушек, которые бы не баловали своих внуков.

– Баловать – одно. Воспитывать – другое. Осыпать подарками, стараться обеспечить всем в материальном плане – наверно, это неплохо. Плохо, когда при таком подходе забывают объяснить и показать, что такое хорошо и что такое плохо.

Когда родители хотят воспитывать своих детей в строгих рамках, бабушки и дедушки мешают этому процессу, разрушают субординацию. 


Друг ты мне или не друг?

– Разве родителям нельзя быть с ребенком, условно говоря, на дружеской ноге?

– Субординация между родителем и ребенком обязательно должна соблюдаться. С точки зрения традиционного понимания семьи – это очень важный момент. Поясняю. Например, когда подросток не хочет ложиться спать в определенное время, он приводит банальный аргумент: «А вы почему не ложитесь спать?». По идее, родители должны настоять на своем: существует определенный порядок, режим и т.д. А многие идут на попятную: «Ну, в принципе, можешь чуть-чуть поиграть». И вот это «чуть-чуть» сдвигает рамки в сознании ребенка: могу делать, что захочу. Следуя такой логике, ребенок может сегодня не учить уроки, не посещать лекции в вузе, а завтра – игнорировать указания начальника на работе, да и государство в целом не воспринимать как главный институт страны.

Нужно с раннего возраста приучать ребенка к субординации, учить его уважать родителей, людей старших по возрасту и рангу.

– Специалисты утверждают, что в конце 80-х – начале 90-х родители уделяли ребенку только 15 минут времени.

– 15 минут – это: «Мам, пап, привет! Как дела?». Еще несколько слов и... разбежались по своим углам. У моих знакомых двенадцатилетние дети разговаривают по скайпу с отцом, находящимся в другой комнате. И это можно считать моментом общения. Но на самом деле детям сегодня не хватает человеческого общения, внимания. Я вам приведу пример моей жены и ее сестры. Разница между ними – десять лет. Обе, не договариваясь, назвали самым ярким событием юности не подаренные родителями игрушки, красивые наряды, а то, как они, сидя с отцом на крыше дачи, смотрели на небо, а он рассказывал им об устройстве звезд. Вот таких живых бесед, конечно же, не хватает многим молодым людям.

– Особенно сегодня, когда в их жизнь вошли новые технологии, имею в виду тот же Интернет.

– Интернет – один из способов влияния на формирование мировоззрения молодого поколения. Надо понять и принять то, что сегодня гаджет стал продолжением руки молодого человека. И нужно воспринимать его как личность, у которой виртуальность смешана с реальностью. И это – данность.

Сейчас у молодых людей формируется так называемое «кликовое сознание». Оно связано с тем, что человек должен выразить свою эмоцию по отношению к определенным событиям. Чтобы почувствовать себя частью сетевого сообщества, ты подключаешься к определенной группе, которая кликает в соцсетях за или против какого-либо происходящего в обществе события или явления. 

– В соцсетях активности молодым людям не занимать…

– Активность – это хорошо. Но активность бывает разная. В социальных сетях существует много групп, вовлекающих молодежь в экстремистскую деятельность, превращающих сообщество в толпу. 


Сетевые эксперименты

– То есть у молодых – своя повестка дня?

– Нельзя сказать, что эта повестка независимая. Ее вполне успешно навязывают в тех же социальных сетях. Уже с детьми проводятся работы и эксперименты по подрывной деятельности основ государства вообще.

– Какие эксперименты?

– Самые разные. Одно время для родителей была проблема оторвать ребенка от компьютера и заставить пойти погулять. И в какой-то момент появились мобильные игры, по условиям которых ребенок должен был найти на улице и сфотографировать персонаж под названием «Покемон». Пусть даже с гаджетом, но дети стали выходить на улицу. Родители обрадовались: «Ребенок вышел на свет белый!» Но для тех, кто проводит такие эксперименты, важны не прогулки, а то, что таким способом можно людей вывести на улицу. Управляемая толпа! С использованием манипулятивных технологий создали и группу «Синий кит». Та же последовательность: детей подталкивали к определенным действиям, к примеру, давали задание оказаться в назначенное время в назначенном месте. А в итоге подводили к суициду, воздействуя на неокрепшую психику ребенка.

Вроде бы к политике это никакого отношения не имеет. Но в то же время такие эксперименты доказывают: в один прекрасный день можно вывести людей на улицы с политической, протестной повесткой, о которой они и задумываться не будут, а просто выполнят задание.

– Этому  можно как-то противостоять?

– Догонять всегда сложнее… Мы сейчас вослед происходящему стараемся предпринимать какие-то меры, а надо бы опережать. Сейчас государству необходимо не просто успевать реагировать на вызовы, которые уже совершены, а стараться идти на шаг впереди, понимая, что молодые люди – это будущее российской нации. Нужно усиленно пропагандировать традиционные семейные ценности, в том числе и в социальных сетях. Необходимо объединять усилия семьи и школы. Сегодняшние двадцатилетние лет через 15 будут управлять страной. И мы пока еще можем успеть повлиять на формирование их гражданской позиции и будущие решения.