Региональных компаний на строительном рынке становится все меньше, в обиход вернулось забытое одно время понятие «долгострой», а число недостроенных и замороженных объектов стало расти угрожающими темпами. Что может стоять за этими явлениями? Наш сегодняшний собеседник – заслуженный строитель России, депутат донского парламента трех последних созывов Адам БАТАЖЕВ

Адам БАТАЖЕВ: «Пусть по телевизору и говорится, как все хорошо, ситуация в стройкомплексе наводит на другие мысли»...


На стройплощадках – тишина

– Как-то на одном из заседаний парламентского комитета по строительству Вы назвали состояние строительного комплекса индикатором общего состояния экономики региона. Вы и сегодня так считаете?

– Начнем с того, что на авторство этой формулы не претендую. Вычитал где-то в свое время. Но в наличии такой взаимосвязи ни разу не пришлось усомниться. Пусть по телевизору и говорится, как все хорошо у нас растет и развивается, ситуация в стройкомплексе наводит на другие мысли. Когда вникаешь в нее, сопоставляя процессы в отрасли с положением в промышленности и экономике в целом, видишь, что формула работает. К сожалению…

– Да уж, тишина на стройплощадках наших ростовских долгостроев – всех этих «Шератонов» и «Хаяттов» – ничего, кроме сожаления, вызвать не способна.

– В данном случае налицо переоценка инвесторами своих возможностей. Начинали строительство этих объектов, когда вместе со всей экономикой набирала темп и наша отрасль. Когда же в экономике начались проблемы, первым «лег» именно стройкомплекс как один из наиболее финансово- и материалоемких сегментов.

Пострадали в первую очередь крупные компании, которые по определению всегда кредитуются на крупные суммы. Закредитованность – это настоящий бич строительной отрасли.

– Понятно, что без кредита масштабное строительство не затеешь. Но только ли финансовые проблемы и невозможность вовремя рассчитаться с долгами обваливают отрасль?

– Есть еще такая рыночная составляющая, как спрос. В кризис он закономерно падает. Из-за элементарной нехватки средств у потенциальных покупателей недвижимости – как жилой, так и деловой. Любые финансовые проблемы в экономике страны и региона вызывают реакцию рынка. В том числе и рынка недвижимости.

Конечно, строительные организации всеми силами пытаются удержаться на плаву. Но финал однозначно предсказуем. Как предсказуем и долгий последующий выход отрасли из кризиса. Прийти в себя стройкомплексу удается едва ли не в самую последнюю очередь. Это притом, что рушится он одним из первых.

Обратите внимание – уменьшилось количество бюджетных объектов. И практически не строятся объекты коммерческой недвижимости. Речь прежде всего о деловой недвижимости, предназначенной под сдачу в аренду.


– Да, большинство построенных за последние годы в Ростове бизнес-центров пустует…

– Частично, конечно, они заполнены. И потихоньку заполняются. В зависимости от ситуации. Но все-таки пустует непомерно большое количество офисных и торговых площадей. Предложение явно превышает спрос.

– В жилищном строительстве картина не лучше...

– По моим данным, на начало года в построенных и строящихся домах 42 с небольшим тысячи квартир оставались непроданными. Повторю: это мои данные. Ни в области, ни на местах такого учета не ведется. Такое количество нереализованного жилья означает, что практически два года можно ничего нового не строить, а только продавать то, что есть.

– А какую долю в общем количестве сдаваемых площадей эти нереализованные квадратные метры занимают?

– Сами посудите. Если в год по Ростову сдается примерно 1,2 миллиона квадратов, то уже около двух миллионов жилых квадратных метров простаивают непроданными. Это огромная величина! И как бы мои коллеги-строители ни уверяли, что дела идут прекрасно, цифры и факты говорят сами за себя.

Вот наша компания сейчас заканчивает дом. Тут, совсем рядом. Общая площадь 20 тысяч квадратных метров. В том числе 13 тысяч квадратов жилой площади. А продано всего пять тысяч квадратных метров! Все остальное пока не реализовано.

И так обстоят дела не только у нас, но и у других строителей. Где-то лучше, где-то хуже, но общая картина упадка налицо.




Иных уж нет…

– Получается, что состояние Вашей компании можно рассматривать как индикатор общего состояния донского стройкомплекса…

– Мы даже в лучшем положении находимся. У нас небольшая долговая нагрузка. По кредитам нет задолженности. И по платежам контрагентам тоже. Поэтому наше положение еще можно считать относительно благополучным.

К сожалению, не у всех наших коллег так. Вот недавно отметили День строителя. Был прием лучших людей отрасли в правительстве области. Но могу вам сказать, что ряд приглашенных туда руководителей строительных организаций никого, кроме себя, уже не представляют. Их организации сегодня значатся лишь на бумаге. От них осталось лишь название. И руководитель. Это притом, что сами руководители – действительно профессионалы, заслуживающие почета и уважения. Разве это не иллюстрирует картину в отрасли и в экономике в целом?

Печально, что сегодня с рынка ушли почти все региональные компании, располагающие мощной производственной базой и сильными кадрами. Такие компании могли вести крупные объекты. Пересчитать тех, кто остался, пальцев на руках хватит. Не берусь оценивать их финансовое состояние, но думаю, что проблем у них сегодня достаточно.

Очень многие прекратили вести активную рекламную кампанию и отошли как бы в тень. И потом, как уже говорилось, объемы работ уже не те. Потом далеко не все – и наша компания в том числе – участвуют в торгах, организуемых муниципалитетами. Ведь абсолютное большинство из выставляемых на тендер объектов торгуется по заведомо заниженным ценам. При этом закладываемые в контракте требования к качеству работ и материалов остаются высокими.

– Но по таким расценкам выполнить все условия контракта нереально…

– В том-то и дело! К тому же контролирующие и правоохранительные органы бдительно следят за выполнением условий контракта. При этом ссылки на то, что власти в течение многих лет не меняют расценки, не принимаются. А ведь экономическая ситуация за эти годы менялась уже не раз.

На мой взгляд, многие компании предлагают демпинговые цены на свои услуги преднамеренно. Рассуждают примерно так: этот объект я возьмусь сегодня выполнять задешево, зато на следующем свою выгоду не упущу... И не понимают, к чему такая политика приведет. Сколько случаев, когда компания, выполнявшая муниципальный заказ, бросает объект. Сколько контрактов расторгается по причине невыполнения их условий!




– Да, бывая в районах, сталкиваешься с этим. В Тарасовском районе, к примеру, детсад пришлось достраивать другой компании. В Каменском районе – та же история…

– А ведь заведомое невыполнение контрактов уже заложено в низких территориальных единых расценках. Они сегодня не отвечают требованиям времени. Зато все, кому не лень, обвиняют строителей в том, что те завышают смету. Но экономические условия, в том числе и обусловленные положениями руководящих документов, оставляют строительным компаниям лишь два пути. Либо перестраховываться, предлагая цену по фактической стоимости материалов и работ, и проигрывать торги. Либо следовать единым расценкам и другим действующим нормам и не справляться с контрактом. Оба пути ведут в никуда.

И вот тому пример. Известная еще недавно у нас российско-финская компания «ЮИТ Дон» была вынуждена уйти с регионального рынка строительства. А все потому, что старалась скрупулезно следовать нормам и правилам, заложенным в постановлениях и инструкциях. Подсчитав же все в соответствии с рыночными условиями, они увидели, что так не добьются даже нулевой рентабельности. В лучшем случае минус три – пять процентов. И тогда компания предпочла уйти.

 

Чем сердце успокоить?

– Еще немного о жилищном строительстве. Сколько нам надо вводить жилья ежегодно, чтобы решить наконец жилищную проблему? Когда-то в областном минстрое говорили о 2 миллионах квадратных метров…

– Смотря что это за жилье. Еще полтора десятка лет назад сдавались клетушки. Люди покупали их, чтобы просто получить крышу над головой. По мере роста доходов в 2010–2014 годах все больше народу стало стремиться приобретать более комфортное жилье. Соответственно, на эти потребности отреагировала и отрасль. Но после 2015 года, когда доходы у людей вновь упали, приходится возвращаться к строительству малогабаритного жилья. И сегодня в Ростове на первичном рынке нередко можно встретить предложение новой квартиры от 1,1 миллиона. Но что означает эта цена? Только то, что предлагается не квартира, а ее подобие. Однако люди вынуждены покупать и это. Исходят из собственных, вновь ставших скромными возможностей.

А что же дальше? Похоже, мы опять создаем условия для возвращения коммуналок. Или, в лучшем случае, общежитий-гостинок с коридорной системой, что в советскую пору строились в надежде побыстрее решить жилищную проблему. Смена курса на строительство комфортного жилья нынешним, ориентированным на то, что качеством попроще и ценой подешевле, неизбежно к этому ведет.

Тенденция хоть и очень плохая, но вынужденная. И опять-таки: свидетельствующая о неважном состоянии экономики. Как депутат Законодательного собрания области и как строитель, чувствую это особенно остро. Вот мы гордимся социальной направленностью бюджета. Но любые бюджетные траты по определению социальны и влияют на качество жизни людей. В том числе и вложения в экономику. Бюджет должен быть инвестиционно ориентированным.

У нас же инвестиционная составляющая бюджета крайне мала. И это еще один фактор, препятствующий развитию многих отраслей. В том числе и строительной.

Конечно, легче всего в нынешней ситуации критиковать исполнительную власть. Но, полагаю, там в своих действиях исходят из существующей экономической реальности. Вот и делают что могут…

Прочитал недавно: «Люди не всегда замечают то, что для них делается, но прекрасно видят то, что не сделано». Вот что следует помнить и из чего исходить любой власти.

– Ну а чем же все-таки сердце успокоится, Адам Ясаевич? Прогноз какой?




– Пока, на мой взгляд, законодательные акты, принятые на федеральном уровне, приведут к тому, что в ближайшие лет пять, а то и раньше количество недееспособных компаний в строительной отрасли вырастет. Не хотелось бы, как говорится, накликивать, но даже те крупные компании, которые сегодня еще более-менее успешно действуют на региональном строительном рынке, могут не справиться с ситуацией. Станут жертвами формируемой властью на всех уровнях политики ужесточения условий их деятельности.

Сегодняшнее состояние экономики не позволяет власти проводить иную политику. А в результате только количество ипотечных кредитов, выданных коммерческими банками жителям Дона, уменьшилось на 13–14 процентов. Надо ли пояснять, о каких процессах свидетельствует этот показатель?

– Как минимум о стагнации…

– Дай бог, чтобы была стагнация. Но похоже, динамика может оказаться и отрицательной.


Видеорепортаж Владимира АПАРИНА