В окружном Доме офицеров в Ростове-на-Дону прошла встреча с отставным израильским военным разведчиком Яковом Кедми. С 1992 по 1999 год он возглавлял спецслужбу «Натив». Был на военной и дипломатической службе, изучает историю. Автор книги «Безнадежные войны».

Смерш: задача выполнена

В сфере его научных интересов – события времен Второй мировой войны. В частности, Кедми изучал архивы, многочисленные документы Смерша: 
– Могу с уверенность сказать, что Смерш выполнил свою основную задачу лучше, чем многие себе представляют. Главное, что ему поручалось, – свести к минимуму, нейтрализовать разведывательно-диверсионную деятельность немцев и их союзников. Как прямую, так и косвенную. Прямая – это когда агентура пыталась проводить разведывательно-диверсионные операции на советской территории. Косвенная – когда пытались использовать для этого местных агентов и группы по национальному, религиозному и политическому принципу.

На протяжении всего периода войны немецкая разведка ошибалась во всех своих оценках военного и мобилизационного потенциала Советского Союза, дислокации советских войск в тех или иных проблемных ситуациях. 


Яков Казаков (Кедми) родился в Москве 5 марта 1947 года. Родители были инженерами. После школы работал бетонщикомарматурщиком, учился заочно в Московском государственном университете путей сообщения. В конце 1960-х отказался от советского гражданства и эмигрировал в Израиль. С 2015 года ему разрешен въезд в Россию. 

Кедми уверяет, что не видит причин относиться к нашей стране предвзято – здесь его научили ценить книгу, культуру, образование, хорошее воспитание и искусство.


В начале войны абвер «не заметил» 85 дивизий Красной Армии. Позже Гитлер скажет: «Если бы я знал, что у Советского Союза такое количество дивизий, я бы никогда не начал войну». Второй раз абвер ошибся, когда, оценивая мобилизационные способности Красной Армии, пришел к выводу: к концу ноября сорок первого года у Красной Армии не окажется резервов. Тем не менее, после поражений, которые были в начале войны, с августа по декабрь сорок первого года Красная Армия выставила на фронт еще три с половиной миллиона человек. Для германского руководства это было абсолютной неожиданностью. Третий раз немцы крупно просчитались перед Сталинградом. Они не рассчитывали столкнуться там с таким количеством советских дивизий. И последний раз они крупно ошиблись перед Курской битвой. По данным абвера, Красная Армия к тому моменту исчерпала все резервы. И когда «вдруг» появились два новых фронта, немцы были шокированы.

Так что основную свою задачу – не дать вражеской разведке правильно оценить военный потенциал Советского Союза – Смерш успешно выполнил. 

Смершу и советской власти ставят в укор, что людей, которые побывали в плену, тут же отправляли в лагеря. Во-первых, статистика говорит о том, что в лагеря отправили не более десяти процентов тех, кто был в плену. И в основном тех, чье поведение в плену, мягко скажем, не отличалось большой преданностью Родине.

– Какое в Израиле отношение к тем, кто побывал в плену?

– Могу привести несколько примеров из нашей армии. После Войны Судного дня ( вооруженного конфликта между Израилем и коалицией арабских стран в октябре 1973 года) из плена вернулись на самолете Красного креста наши ребята. С родными в аэропорту они встретились на две минуты. Затем на две недели их отправили в закрытое место. Всех допросили военные контрразведчики. И я никому не желаю пройти допрос в службе безопасности или военной контрразведке. Для допрашиваемого это всегда психологическая травма, которая остается на всю жизнь.

Так вот, часть этих ребят, которые были в плену, выдали почти все, что знали. Тех, кто молчал даже под пытками, оказалось очень мало. У нас никто из побывавших в плену не понес наказание. Не понес его и парень, которого я хорошо знал. Он учился со мной в школе военной разведки. Это был гениальный человек, с абсолютной памятью. Помнил всё – номера машин всех офицеров и солдат, с которыми служил, номера телефонов. Служил в одном из секретных отделений. Попал в плен на второй день войны. Он добровольно рассказал сирийцам всё, что знал: был уверен, что сирийские войска побеждают. Считал, что терять уже нечего. Ущерб, который он нанес нашей обороне, составил миллиарды долларов. Его по возвращении из плена допросили. Разумеется, в армию уже не вернулся. Но его не судили. Человек, который находится в плену, если он выдержал – значит, герой. Но быть героем он не обязан…

Кто тогда украинцы?

– Какие прогнозы по Украине в свете последних событий?

– Даже те, у кого были наивные представления о том, что Украина может внутриполитическим демократическим путем решить свои проблемы, сегодня все больше теряют  оптимизм. Расклад политических сил и та оголтелая поросль, которую вырастили, оптимизма тоже не прибавляют. Бездарность и деградация украинских элит очевидны… Почему, спрашиваете, у израильского руководства вялое отношение к нацистским проявлениям на Украине, в Прибалтике? Это политические маневры, нежелание входить в конфликт с европейскими государствами, США. Я не испытывал гордости за своего премьер-министра, который ехал в Бабий Яр по проспекту Бандеры.

– Если Киев – мать городов русских, то там живут русские люди. А кто тогда украинцы? Можно ли их назвать переименованными русскими? Если да, то кто переименовал?

– Русский народ живет. Его крестили. Украинцы и белорусы сформировались на единой этнической базе, которая была в конце первого тысячелетия, когда основали город Киев. Дальше происходило развитие единой общности. Наибольшее влияние на ее расщепление оказала Польша. Тарас Шевченко, который вырос на том месте, которое называется Украиной, чаще называл себя русским, чем украинцем. Украина – это польское слово «окраина». Это те гайдамаки, те оказаченные племена, которые жили на окраине Польской империи. Это может сформироваться в отдельный народ, в отдельную нацию? Может быть – да. Но это история. Что касается националистического движения на Украине, то оно зародилось не в России, а в Галиции в рамках Австро-Венгерской империи. И подогревалось разведкой Австро-Венгрии при подготовке Первой мировой войны. Украинцы пытаются всех уверить сейчас, что они – отдельный от русских народ. Меня они в этом не убеждают. Народ – один. А дальше – политика. Которая, как известно, дело грязное…

Теракт или провокация? 

– Как вы оцениваете официальное заключение комиссии по поводу терактов 11 сентября в Нью-Йорке? Не считаете, что здания были обрушены в результате контролируемого американскими спецслужбами взрыва?

– То есть вы спрашиваете, был ли это теракт, а не провокационная акция ФБР. Это действительно были теракты. Я внимательно изучил материалы, касающиеся тех событий. Нет никакого сомнения, что это были теракты, и их совершили те люди, о которых говорили американцы. Никакой специальной провокации не было. При всей критике американцев, которые не отличаются большой жалостью к противникам, своих людей они так бы не убивали. А вот в случившемся ФБР виновна. И не только эта служба. У русских есть такая поговорка: « У семи нянек дитя без глазу». Так вот, в США сейчас 17 разведслужб. Во время терактов было чуть меньше. Они не контактировали одна с другой. Каждая, как говорил Маяковский, «делала под себя». Все держались за свою информацию – «для себя». И поэтому то, что знало ЦРУ, не знала ФБР. Сведений о группах террористов, которые работали в Германии, у ФБР не было. Министерство внутренних дел, полиция знали о саудовских ребятах, которые проходили курс летчиков в США. ФБР об этом не знала. Мы предлагали американцам организовать эффективную систему контроля, держать в самолетах вооруженных сотрудников службы безопасности. Чтобы в каждом самолете они были. Нам ответили: мы сами умные, не учите нас, мы всё знаем. Случилось то, что случилось... В израильских самолетах такое невозможно. Кто летал нашими самолетами, знает, какую систему опроса они проходят перед тем, как сядут в самолет. Только после трагедии 11 сентября американцы прислушались и начали вводить эту систему. Но опять-таки по-своему. У них теперь проверяют каждого пятого или каждого десятого. Если этот десятый – генерал американской армии, все равно они его обыщут. Потому что работают схематически. Мы сказали им: так нельзя, вы должны поговорить с каждым человеком и попытаться определить по его реакции, есть ли необходимость в дополнительной проверке. В том числе – обращать внимание и на то, откуда он, из какой страны. В ответ услышали: если мы будем оценивать человека по его происхождению, это – расизм, Конституцией запрещено. И кроме того, у нас, мол, нет людей, которые способны опрашивать. В Израиле, к сведению, такими опросами занимаются студенты. А в большой Америке не смогли найти специалистов.

Словом, террористические акты 11 сентября вполне можно было предотвратить. Их американские спецслужбы прошляпили. Но нарочно, с провокационной целью, сами спецслужбы их точно не совершали…


Ветеран военной прокуратуры Южного военного округа полковник юстиции Владимир Зайченко (справа) просит Якова Кедми передать в Главную военную прокуратуру Израиля материалы о  работниках советских военных прокуратур, евреях по национальности, которые погибли и пропали без вести в годы  Второй мировой войны на территории Ростовской  и Сталинградской областей, в Крыму. 

– Хотелось бы к 75-летию Победы найти родственников этих людей, – уточнил Владимир Зайченко.

«Пока дикость преобладает»

– Говорят, что идеальный капитализм – это социализм. Что, как вы считаете, ждет человечество?

– Капитализм, социализм – эти понятия условны. Социализм – это от слова «социальный», то есть забота об обществе, забота общества о человеке. Капитализм – это обогащение, наращивание капитала. Совершенно разные по сути понятия. Когда-то было понятие «социализм с человеческим лицом». Вы сейчас пытаетесь построить дикий капитализм с человеческим лицом. Возможно это или нет – я не знаю. Пока дикость преобладает. Надеюсь, пропорция изменится. Мой 8-летний внук говорит: дедушка, у нас в школе такой порядок – просят, чтобы из семьи кто-то пришел и рассказал, как семья приехала в Израиль. Прихожу. Сидят мальчики, девочки. Здрасьте! Рассказал, что родился в 1947 году в Москве. В 1967-м уехал в Израиль. Мальчик один невинным голосом задает вопрос: «Вы тут упомянули слово «коммунизм». Что это такое?». Попробуйте объяснить израильскому ребенку восьми лет, что такое коммунизм! Мой сын, который тоже пришел в школу, схватился за голову. Я объяснил очень просто. Сказал: посмотрите, вы сейчас учитесь в школе, во втором уже классе. А в ХIX веке ваши сверстники работали на заводах и шахтах по 10-12 часов. Они не ходили в школу. Им не было чего есть каждый день. Их семьи жили в землянках, трущобах. Это был капитализм. Приняли решение построить другое общество, чтобы превратить ту жизнь, которая была, в похожую на ту, которая у вас сейчас. Тогда, в середине ХIX века, зародилось это понятие – коммунизм. В осуществлении мечты не все пошло так, как хотелось. Не все проекты и оценки оказались верными. Если вы, собравшиеся здесь в ростовском зале, хотите уточнить, какой все-таки смысл в коммунизме, отвечу так же, как и тому мальчику: чтобы дети в пять лет не работали, чтобы человек не эксплуатировал человека. Если считаете, что ваша страна быстрей продвигается в этом направлении по сравнению с тем, что было, – это не совсем так. Зигзаги случались не раз. Накануне вечером на встрече у Владимира Соловьева я об этом уже говорил. Повторю. Сталин в 1952 году в обращении к руководству партии сказал: мы должны стремиться к тому, чтобы у нас был пятичасовой рабочий день. Почему? Он объяснил – чтобы у человека оставалось время для саморазвития, самоусовершенствования, культурного обогащения и развития личности. Актуальна эта мысль и сейчас.

Виноват Чубайс?

– Как вы относитесь к словам Чубайса о том, что он вбил последний гвоздь в гроб коммунизма?

– Кто вбил последний гвоздь – Чубайс, который много себе чего приписывает, или кто другой – я не знаю. С Чубайсом по долгу службы приходилось пересекаться. И с Горбачевым тоже. После первой беседы с Горбачевым меня спросили дома о впечатлениях. Сказал: «Не могу понять, как такому дали управлять империей!» Что касается Чубайса – это ваши проблемы. С политической точки зрения не сводить счеты с теми, кто привел к катастрофе – может быть и правильно. Между тем ущерб России за 90-е годы был большим, чем за годы Великой Отечественной войны. Это произошло не само по себе, конкретные люди это сделали. Чубайс был в числе тех, кто вбил последний гвоздь в то, что называлось если не благосостоянием, то способностью нормально жить подавляющему большинству населения. Я никогда не забуду, когда шел по московской улице и видел пожилых интеллигентных дам с пустыми глазами, которые за бесценок продавали очень ценные книги. А из ресторана выходил пьяный 20-летний жлоб. Его охрана отодвигала женщин, эту пыль человеческую. Чубайс – не единственный, кто виновен в случившемся. Вспомните выступление вашего первого президента в сенате США…