По мнению экспертов, сегодня российская экономика не испытывает таких глобальных проблем, с которыми ей доводилось сталкиваться в предыдущие кризисы, скажем, в 1998, 2008 или 2014-2015 годах. И все же...

Наш сегодняшний собеседник – доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории экономфака Южного федерального университета Максим КОРЫТЦЕВ.
– Есть ряд неблагоприятных факторов, которые способны усиливать негативное состояние экономики, – говорит наш сегодняшний собеседник Максим КОРЫТЦЕВ.

– Что это за факторы?

– Один из них, достаточно существенный, связан с коронавирусной пандемией. Уже в самом начале распространения вируса руководство страны вынуждено было прибегнуть к крайним мерам – «закрыть» экономику в связи с карантинными ограничениями. Коронавирус ударил не только по российской, но и по мировой экономике. Люди лишились возможности зарабатывать. Соответственно, упали доходы, выросла безработица.

Второй фактор отчасти связан с ситуацией на рынке нефти. Известно, что российский бюджет на треть зависит от поступления и продажи нефти и газа на экспорт. Весной цены на углеводороды упали и до сих пор находятся на низком уровне. Соответственно, тот поток доходов, который шел в бюджет и стабилизационный фонд – фонд национального благосостояния, резко снизился. И это опять же на фоне ситуации с пандемией.

Дополнительные расходы потребовались и в сфере медицины. Наступила разбалансировка бюджета. И так как роста экономики не было, реальные доходы населения продолжают снижаться. Тем не менее государственный бюджет хотя сейчас и стал дефицитным, этот дефицит пока относительно невелик – немногим более 2 % ВВП. Учитывая ситуацию с пандемией, падение цен на нефть, бюджет в ближайшие годы также будет приниматься с дефицитом.

– Третий фактор – санкции, под которыми Россия не просто находится – они периодически обновляются, вводятся дополнительные. И, наконец, четвертый фактор – политическая нестабильность вокруг нашей страны. Причем в последний год она усилилась в связи с событиями в Беларуси, войной в Закавказье, ситуацией в Кыргызстане. Вокруг России возникает пояс нестабильности. Это политический фактор, который тем не менее влияет на экономические ожидания. И мы видим, как это отражается и на курсе рубля, который по отношению к курсу доллара и евро просел на 15-20 %. Что достаточно прилично.

– Но это падение курса некоторые экономисты считают предвестником дефолта.

– Никакого дефолта не будет. У руководства страны для таких ситуаций предусмотрена так называемая подушку безопасности, которая была сформирована из накопившихся за многие годы резервов валют.

–  Государством были накоплены значительные резервы за прошлые годы – прежде всего это средства Фонда национального благосостояния, около 580 млрд долл составляет также объем золотовалютных резервов Центрального банка РФ. Кроме того, Россия имеет относительно низкий уровень государственной задолженности, что позволяет правительству привлекать новые средства на фондовом рынке через специальные займы ОФЗ.

Денег на то, чтобы проводить такую политику, у власти много. Их хватит на годы вперед. Даже если иметь в виду самый неблагоприятный сценарий. Поэтому говорить о том, что нам угрожает дефолт, я бы не стал. Да, неблагоприятные факторы какое-то время еще сохранятся. Некоторые показатели экономики могут еще слегка просесть. Например, может немного вырасти инфляция, опять же, реальные доходы населения могут продолжать падение. 

– Девальвацию народ ощущает.

– Корректировка валютного курса уже произошла, и рубль подешевел.  Но есть другие неприятные вещи. Положение отдельных заемщиков в стране может ухудшаться. Если вы, к примеру, берете кредит и у вас не хватает средств его оплачивать, вы объявляете собственное банкротство как физического лица. То же самое может происходить с отдельными фирмами, предприятиями, компаниями. И число таких банкротств в стране растет.

– Что будет со страной в целом? Она же платит долги по обязательствам…

– С учетом того, что у России внешняя задолженность остается относительно невысокой, долги небольшие и есть подушка безопасности, дефолта не случится. Дефолт печален тем, что падают кредитные рейтинги страны и заемщиков на мировом рынке, никто не станет рисковать давать им деньги. Это провоцирует дальнейший экономический кризис в стране. Но в случае с Россией ничего этого не случится.

– Словом, у нас на какое-то время хватит резервов, чтобы устоять. Можно слегка выдохнуть?

– Понимаете, в нашей стране государство помогает гражданам, предприятиям, поддерживает, скажем так, минимальный уровень. Но сверх этого ничего не дает. Поскольку социальные обязательства государства тоже относительно невысоки, резервы дольше сохраняются.

Еще в самом начале пандемии некоторые политики призывали государство к тому, чтобы больше раздать денег людям и предприятиям – резервы-то это позволяли. Но государство цепко держится за эти резервы и неохотно с ними расстается, придерживает на черный день. Хотя мы сейчас с вами живем не лучше, но мы не будем жить и сильно хуже.

– Звучит обнадеживающе. Надо пережить неприятные моменты?

– Ну да. Может курс валют немного просесть, немного инфляция даст о себе знать, но глобального провала, как в 1998 году, например, в экономике не будет. Судя по всем негативным факторам, которые мы перечисляли, думаю, что в течение полугода-года ситуация изменится к лучшему и мы постепенно выйдем из неблагоприятного периода.

– Хотелось бы, а то народ наш живет на стрессе.

– Людей можно понять. Но давайте смотреть объективно. В жизни ведь по-разному бывает. Где-то ситуация складывается лучше, где-то – не очень. Но мы всегда надеемся на то, что все стабилизируется. И в экономике также. В следующем году она вернется на траекторию роста.

– Пока она вернется «на траекторию роста», как быть со сбережениями? Пусть не такие уж большие, но они у людей есть. Некоторые эксперты советуют вкладывать их – кто в валюту, кто в недвижимость.

– Традиционно в стране значительная часть сбережений находилась на банковских депозитах. В этом году Центробанк снизил ставку рефинансирования, и поэтому доход по депозитам сейчас тоже снизился. Возможно, он будет компенсировать реальную инфляцию. А может быть, и нет. То есть депозиты не позволят гражданам заработать много. Вложения в валюту тоже вряд ли позволят заработать, потому что так резко, как в августе и сентябре, ее курс в ближайшее время расти не будет. Вложения в недвижимость стабильного прироста доходов тоже не гарантируют, так как не совсем понятно, как будут меняться цены на недвижимость в ближайший год. Хотя вполне вероятно, что в следующем году цены на новостройки будут расти, сейчас на них растет спрос благодаря развитию программ льготной ипотеки. Еще одна возможность увеличить свои сбережения – открытие индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), которые позволяют гражданам приобретать ценные бумаги. Особенность нынешней экономики в том, что происходит рост цифрового информационного сектора, новых технологичных компаний, медицинского сектора, продуктового ритейла и ряда других отраслей. То есть стоимость акций многих таких компаний в долгосрочной перспективе на фондовом рынке может расти, а это значит, что есть возможность увеличить свои сбережения, приобретая сейчас эти акции. Но такие вложения обычно также являются и более рискованными, так как курсы акций подвержены частым изменениям, как взлетам, так и падениям. И тут уж каждый решает сам, как и за счет каких механизмов сохранить и по возможности приумножить свои сбережения.