Новый беспилотный летательный аппарат сконструирован в Таганроге

Геннадий Панатов, зав. кафедрой «Летательные аппараты» таганрогского технологического института ЮФУ показывает новоиспеченный беспилотник. Внешне он похож на авиамодель, собранную в детско-юношеском кружке авиалюбителей. Хотя, сами понимаете, между ними — большая разница.

Зная о том, что создание беспилотников в стране — проблема, спрашиваю Геннадия Сергеевича:

— Обидно, что мы отстаем в производстве беспилотных летательных аппаратов?

— Если бы министерство обороны России купило бы определенное количество беспилотных летательных аппаратов производства, допустим, Израиля, а не какой-либо российской фирмы, выпускающей их, плакали бы, обидно было бы, — отвечает он. — Но нам для того, чтобы достичь уровня создания американских или тех же израильских БПЛА, нужно пройти длинный путь, мы хотим этот путь сократить.

— Но пока нельзя сказать, что ваш беспилотник — «высший пилотаж»? — допытываюсь я.

Новый беспилотник

По каким-то параметрам, он, возможно, уступает западным аналогам, а по каким-то превосходит их, — вступает в разговор Олег Носко, зам. по науке.

— А в чем превосходит?

— В силовой гибридной установке, где солнечные элементы служат дополнительным источником питания бортового оборудования, — говорит Олег. — Это одно из решений. И потом, беспилотник не является, скажем так, самодостаточным предметом. Он представляет собой элемент комплекса. В него входит наземная станция и, конечно же, программное обеспечение, которое им управляет, а также программное обеспечение, обрабатывающее информацию, полученную с борта. Как раз программное обеспечение нашего беспилотника и сам комплекс в целом превосходят многие западные аналоги.

Беспилотные летательные аппараты как в СССР, так и за рубежом стали появляться в начале 50-х годов прошлого века. Однако заказчики БПЛА на Западе были более заинтересованы в беспилотной авиации. У нас же это дело приостановилось. Олег Носко видит причину в недостаточно продвинутой в те годы электронике, которая как раз и определяет совершенство беспилотных авиасистем. Сегодня по части конструирования и производства БПЛА мы по-прежнему не впереди планеты всей. И все же ученые кафедры «Летательные аппараты» за последние десять лет сумели накопить большой опыт в проектировании оригинальных схем летательных аппаратов, включая беспилотные. И теперь совместно с другими подразделениями ЮФУ сконструировали свой.

— Вся беда в том, что беспилотниками у нас в стране занимаются кустарными методами, — говорит Геннадий Сергеевич. — Хотя для их создания есть отраслевое предприятие. Однако дело стоит на мертвой точке. Поэтому наша кафедра, понимая, что мы сильно отстаем от западных государств, решила заполнить этот вакуум.

Беспилотники могут выполнять задачи, которые недоступны самолетам или вертолетам. С экономической точки зрения, БПЛА во много раз дешевле любого летального аппарата. К тому же область применения беспилотника практически не ограничена — от разведовательных целей, охраны границ до решения широкого круга задач, которые стоят перед различными отраслями народного хозяйства.

— Возьмем, к примеру, сельское хозяйство, — уточняет Геннадий Сергеевич. — Каждый год в нашей области пропадает до 10% пахотных земель из-за того, что нет надзора за состоянием почв. А наш беспилотный летательный аппарат может постоянно вести наблюдение там, где возможно проявление эрозии, засоленности почв или других негативных факторов. Получив информацию с беспилотного авиакомплекса, сельскохозяйственные институты или природоохранные организации смогут принимать соответствующие меры по оздоровлению почв.

На что еще способен сконструированный БПЛА? Помочь в регулировании дорожных транспортных потоков. Скажем, в предотвращении «пробок», особенно летом, когда многочисленные отдыхающие устремляются на Юг, ближе к морю. По поступившей с беспилотника в режиме онлайн информации дорожные полицейские смогут увидеть, на каком участке трассы произошло ДТП, и оперативно выехать на место. Огромный круг задач БПЛА может выполнять в интересах Министерства по ЧС. Предупреждение лесных пожаров, своевременная локализация других стихийных бедствий — тоже под всевидящем «оком» беспилотника.

Экспериментальные полеты

Ученые кафедры совместно с отраслевыми организациями уже провели ряд тестовых экспериментов. Результаты полетов показали, что применение беспилотных летательных аппаратов просто необходимо. Для ЮФО, Северо-Кавказского региона особенно остро стоит проблема наблюдения за земной и водной поверхностью. Взять, к примеру, Азовское море. Как со стороны Украины, так и России — браконьерство. Беспилотный летательный аппарат может десятки часов находиться над водной поверхностью и вести наблюдение с передачей информации на землю о появлении браконьерских судов.

— Вопрос пресечения контрабанды является тоже актуальным, — говорит Геннадий Сергеевич. — В чем мы убедились, проведя экспериментальные полеты вместе с пограничниками вдоль границы.

Кого-нибудь задержали? — спрашиваю.

— Нашей целью было не задержать, а выдать необходимую для пограничников информацию, обнаружить то, что их интересует, а они уже сами знают, кого ловить.

Экспериментальные полеты также продемонстрировали возможность многоцелевого применения беспилотного комплекса в сложных погодных условиях, с использованием различных бортовых средств наблюдения, в ручном или автономном режиме управления. Сотрудники пограничной службы обратили внимание на то, что внедрение таких современных средств позволит увеличить эффективность работы спецподразделений. Кстати, пограничники были одними из первых, кто реально оценил работу беспилотника. А в день нашего разговора на кафедре ученые ждали приезда представителей сельскохозяйственной отрасли. Как говорится, есть контакт…