Нынешней весной исполнилось три года с того момента, как под медь оркестра на острове Арпачин был заложен первый камень строительства Багаевского гидроузла. И ровно год, как, согласно первоначальным планам, это масштабное сооружение должно было начать работать.



Так привлекательно выглядит Багаевский гидроузел в макете. Что нам стоит дом построить?..

Но вместо этого мы имеем срытый практически полностью остров Арпачин. Здесь на первом, подготовительном этапе строительства появились причал стройбазы, судоходная прорезь в левом рукаве Дона и линия электропередачи. Были также намыты основания под будущие гидросооружения. На этих работах подрядчик – АО «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко – освоил 667,2 млн рублей.

После чего дело прочно застопорилось. Сдвинуть проект с мели, на которую он сел в 2020 году, опоздав с завершением первого этапа больше, чем на год, не удается до сих пор. Громы оркестров окончательно стихли, сменившись недоуменными вопросами и взаимными упреками. И все – под глухой ропот изначально недовольной проектом общественности.

«Росморречфлот» начинает и…

А как славно все начиналось! В 2016 году проект гидроузла, расположенного на Дону, на 3089-м километре Единой глубоководной системы, в створе хутора Арпачин, что неподалеку от станицы Багаевской, был включен в «Стратегию развития внутреннего водного транспорта РФ до 2030 года». Кроме того, проект стал частью федеральной целевой программы «Развитие транспортной системы России (2010-2020 годы)». Под создание гидроузла Федеральное агентство морского и речного транспорта («Росморречфлот») зарезервировало без малого шесть тысяч гектаров плодороднейшей багаевской земли.

Стартом строительства Багаевского гидроузла послужила закладка символического первого камня. Церемонию провели в апреле 2018 года.

Стартом строительства Багаевского гидроузла послужила закладка символического первого камня. Церемонию провели в апреле 2018 года.

Общая стоимость всего гидросооружения с учетом обустройства водохранилища оценивалась в 22 млрд рублей. Что сопоставимо с инвестициями в строительство аэропорта «Платов» и заметно больше затрат на воздвижение стадиона «Ростов Арена» – двух знаковых донских объектов той поры. Сроком окончания строительства в «Стратегии» был указан 2020 год.

Новой водный объект мыслился как система, которая должна помочь поднять уровень воды в нижнем течении Дона и тем самым покончить с маловодьем, уже который год мучающим Ростовскую область. А значит, обеспечить по Дону стабильные перевозки грузов. Не новая, надо сказать, идея. Впервые о создании на Нижнем Дону каскада гидроузлов заговорили еще больше ста лет назад. Совсем, как понимаете, в иную пору…

Таким был остров Арпачин еще вчера...

Таким был остров Арпачин еще вчера...

По прогнозам заказчика – Азово-Донской бассейновой администрации, – озвученным ее руководителем Сергеем Гайдаевым, весь проект должен был окупиться за десять лет. Но, прежде чем что-то окупать, его надо построить. А с этим как раз и возникли проблемы.

«Русские вопросы» на остатках острова Арпачин

Известно, что уже на начальном этапе вся «багаевская дебютная идея» встретила неприятие самых разных слоев населения области. Пока проект проходил все необходимые этапы: общественные слушания, экспертизу, поиск подрядчика, – кто только не высказывался по его поводу.

«Наше время» внимательно следило за развернувшейся дискуссией, во многом разделяя сомнения противников строительства гидроузла. Этой проблеме была посвящена не одна публикация. На страницах газеты высказывались и противники, и сторонники проекта. Каждый пытался ответить на вопросы «с чего начать?» и «что делать?». И, конечно, «кто виноват?». Представлен был полный комплект традиционно русских вопросов.

Таким остров стал сегодня.

Таким остров стал сегодня.

Экологи и природоохранные активисты-общественники опасались дальнейшего оскудения рыбных запасов. По их мнению, появление на Нижнем Дону еще одного гидроузла может этот процесс только ускорить. Гидрологи сомневались в способности проекта остановить обмеление Дона. Жители хутора Арпачин переживали за судьбу своих домов, которые могли оказаться в зоне затопления или вблизи ее. Экономисты отказывали проекту в возможностях оживить судоходство по Дону, видя тут нарушение базового принципа — комплексности использования водных путей. Все вместе указывали на такое последствие реализации «багаевского проекта», как уход под воду тысячи с лишним гектаров чернозема, что называлось недопустимым расточительством.

В спорах доставалось и областному правительству. Оно, в представлении противников строительства, лоббировало далеко не безупречное начинание. Хотя справедливости ради следует признать, что позиция областной власти всегда была несколько иной. За что действительно она выступала, так это за строительство в районе станицы Багаевской порта для перевалки сельхозпродукции.

Такой коммерческий проект родился лет десять назад. Разработало его ООО «Техноком». На сумму почти в 2 млрд рублей предполагалось построить зерновой терминал годовой мощностью 50-100 тыс. тонн со всем необходимым складским и причальным хозяйством. Однако через три года на фоне набирающего силу экономического кризиса от проекта пришлось отказаться. И тогда впервые прозвучала идея создания Багаевского гидроузла, донесшаяся на Дон из «Росморречфлота».

Надо сказать, панацеей ее в руководстве области не считали. В областном минтрансе, насколько известно, с самого начала видели все противоречия проекта. Но надо было что-то предпринимать на фоне усиливающегося маловодья и связанного с этим сокращения грузопотока по водным путям региона. К 2016 году он упал на целую треть.

Идее создания каскада гидроузлов в нижнем течении Дона уже больше века.

Идее создания каскада гидроузлов в нижнем течении Дона уже больше века.

Бороться с обмелением Дона предлагалось посредством искусственного подъема уровня при помощи шлюзов нового гидроузла, который вместе с Кочетовским и Константиновским гидроузлами составил бы систему, позволяющую регулировать всю нижнедонскую гидрологию. При этом ученых и практиков, предлагавших для этого просто основательно почистить русло Дона, почему-то не услышали. Скорее всего, не устроила необходимость время от времени повторять достаточно дорогую операцию радикальной очистки.

Однако к возражениям противников строительства, тем не менее старались прислушиваться. Так, в проекте еще до передачи его на экспертизу учли дополнительные меры, направленные на минимизацию подтопления близлежащих территорий. Соответственно, собственникам земель или строений на затопляемой территории предусматривались компенсации. Уже на первом этапе строительства в порядке компенсации ущерба для популяции рыб в Дон выпустили больше миллиона мальков осетровых. Включили в проект еще ряд компенсационных мероприятий.

Конечно, все это затягивало стройку. Но не останавливало ее. Остановило совсем другое.

За ценой не постоим?

Сказать наверняка сложно, но, похоже, что эхо донских борений докатилось до столичных пределов. И в Москве не то чтобы совсем уж охладели к проекту, но финансирование его урезали. Пару лет назад деньги, предусмотренные для продолжения строительства на Дону, перенаправили на нацпроект «Безопасные и качественные дороги». Одновременно заморозили, а фактически отказались от строительства Нижегородского низконапорного гидроузла, заменив его дноуглубительными работами. Плюс к тому последовало решение о дополнительном сокращении финансирования строительства Багаевского гидроузла еще на 8 млрд рублей.

Все это автоматически сдвигало сроки реализации проекта. И теперь второй этап строительства у Багаевской вместо 2020 года должен завершиться в 2023 году. Но мало того, что строиться спорное гидросооружение будет дольше, так еще и обойдется дороже. Стоимость контракта, указанная в начале июня этого года в анонсе торгов на проведение работ в рамках второго этапа строительства, превысила 21 млрд рублей. Сравним с первоначальными 19 млрд — и, думается, никаких добавочных пояснений не понадобится.

Однако дальше — больше. После ряда предпринятых Азово-Донской бассейновой администрацией неудачных попыток выявить путем торгов подрядчика второго этапа строительства стоимость контракта, заявленная на назначенном на 23 сентября аукционе, составляет уже почти 28 млрд рублей.

Как завещал товарищ Троцкий

Надо заметить, эта попытка определиться с подрядчиком — уже шестая. Большинство предыдущих срывалось по причине отсутствия желающих браться за спорный, да к тому еще и обделенный финансированием проект. Казалось, одно время появилась в этом вопросе желанная ясность: в ходе предыдущих торгов победил все тот же «Стройтрансгаз», будучи при этом единственным поставщиком услуг. Но тут в дело ожидаемо вмешалась ФАС. И своим решением от 30 августа опротестовала результаты и сам ход торгов.

Решение ФАС.jpg

Мотивы антимонопольщиков заняли добрый десяток из 12 листов решения, которым «Росморречфлоту» отказывалось в согласовании возможности заключения контракта со «Стройтрансгазом». Основные резоны: многочисленные недостатки в оформлении конкурсной документации и игнорирование целого ряда правовых нюансов. Это, по оценке специалистов ФАС, содержит признаки административного правонарушения и нарушения Закона о контрактной системе. Федеральному агентству предписывалось устранить все претензии в части нарушения закона. Плюс к тому организаторам торгов еще придется ответить за нарушения КоАП.

Принятое тремя днями ранее решение обязывало устранить все нарушения в оформлении конкурсной документации и объявить новую дату торгов. Что, как видим, и было сделано. Но даст ли очередная попытка результат — большой вопрос.

На недавнем межрегиональном совещании совещании по оздоровлению Дона и донского бассейна о Багаевском гидроузле не вспоминали...

На недавнем межрегиональном совещании совещании по оздоровлению Дона и донского бассейна о Багаевском гидроузле не вспоминали...

Ведь когда знакомишься со всей затянувшейся историей так и не начатого второго этапа строительства близ Багаевской, складывается впечатление, что ситуация устраивает все стороны. Или же все они махнули на проект рукой и ждут, куда вывезет кривая.

На Дону за это время сменилось два министра транспорта. Центр внимания плавно переместился в сторону программы оздоровления Дона. Ход ее реализации, под которую выделяется 105 млрд рублей, как раз не так давно обсуждался на межрегиональном совещании в Волгодонске с участием губернаторов Ростовской и Волгоградской областей. Среди мер оздоровления назывались строительство рыбоходного канала на Кочетовском гидроузле, а также реконструкция действующих и создание новых комплексов водоочистки во всех регионах донского бассейна. Ни слова не было сказано лишь о проекте Багаевского гидроузла. А ведь чисто формально он, внесенный во все мыслимые стратегии, казалось бы, как никакой другой, вписывается в тематику оздоровления.

И лишь «Росморречфлот», как зачарованный, продолжает прославлять идею строительства Багаевского гидроузла. В, опубликованном на днях интервью руководителя агентства Андрея Лаврищева порталу korabel.ru этот проект называется «высшим приоритетом» и исключительно действенным способом в борьбе с маловодьем.

Но очевидно, что ситуация зависла. Этакое «ни мира, ни войны», известное еще со времен товарища Троцкого. Тот, хотя в силу естественных причин никакого понятия не мог иметь о «багаевском проекте», формулу выдал универсальную.

Только едва ли произвольную консервацию такого промежуточного состояния, в каком оказался проект Багаевского гидроузла, можно признать продуктивной. Хотя бы уже потому, что каждый день простоя здесь оборачивается ростом цены вопроса. И может настать день, когда от проекта придется отказываться как раз из-за непомерной дороговизны. А уже затраченные сотни миллионов — списывать.

Так не лучше ли, набравшись политической смелости и воли, уже сейчас поставить крест на незаладившемся деле? А еще попытаться подумать, к чему можно приспособить уже сделанное. Или же реанимировать проект. Но тогда это уже должно быть совсем другое гидросооружение. Не по канонам вековой давности выстроенное. Принципиально иное. Какое и по каким технологиям создаваемое — над этим стоит хорошо подумать.