Здание эпохи конструктивизма в Пролетарском районе Ростова находится под угрозой, хотя разрушать его никто не собирается

По замыслу архитектора «Большой дом» должен был выглядеть празднично. Потому на фасаде чередуются красные и желтые кирпичи, создающие соответствующее настроение. Если фасад скроет штукатурка, дом будет не узнать.
В наши дни любой дом можно легко уничтожить, изменив его облик до неузнаваемости… обычным ремонтом. Такая судьба уже постигла сотни ростовских зданий, попавших под колесо капремонта. Изменить ситуацию можно, если внести поправки в законодательство.

«Здравствуй, страна героев!»

Очередная потеря – ростовский дом по 2-й Пролетарской улице между 37-й и 39-й линиями.

Дом построен в Ростове в 1927 –1929 годах на пике популярности стиля, который часто называют конструктивизмом или советским авангардом. Он настолько своеобразен, что вошел в первую специализированную книгу, посвященную ростовскому конструктивизму, составленную известным ростовским архитектором Артуром Токаревым. 

Здание – яркий образчик «домов-гигантов», при проектировании которых удивительным образом сошлись традиции и новации, отмечает автор. Эпоха конструктивизма была недолгой – конец 20-х – начало 30-х годов прошлого века. В донской столице сохранилось несколько образчиков «больших домов», представляющих несомненную ценность для сохранения истории Ростова времен первых пятилеток. 

Именно тогда возводился завод «Сельмаш», Ростов переживал строительный бум и разрастался на глазах, энтузиазм населения рос как на дрожжах, а из репродукторов неслись жизнеутверждающие песни: «Здравствуй, страна героев!». 

Дом на 2-й Пролетарской вполне достоин занять место в реестре объектов культурного наследия. Однако в нем не числится. Именно это обстоятельство и делает ситуацию практически безвыходной. 

Защитить от жильцов и подрядчиков

Как ни парадоксально, но и те, и другие представляют явную угрозу историческим домам, хотя и по разным причинам. 

Жильцы, чье слово по закону определяет ход капремонта, – в силу обыкновенной некомпетентности. Подрядчики – из-за финансового интереса и зачастую – из-за низкого профессионализма. И тем, и другим безразлично, что дом после капремонта может измениться до неузнаваемости. 

Чтобы переломить эту тенденцию, в Ростове вот уже несколько лет работает межведомственная комиссия по сохранению архитектурно-художественной среды города, созданная по инициативе губернатора Голубева. Комиссия разрабатывает индивидуальные рекомендации для всех ремонтируемых зданий. И это – правильно. Ведь жильцы, как правило, далеки от строительной сферы, потому не разбираются ни в строительных технологиях, ни в материалах, ни в стилях. Многие не могут оценить исторические или архитектурные достоинства домов, в которых живут. 

Рекомендации специалистов позволяют сохранить индивидуальность дома, отсечь ненужные работы, дают возможность жильцам перенаправлять денежные потоки на другие нужды – укрепление фундамента, например, или качественную электропроводку. 
Однако сплошь и рядом эти рекомендации экспертов не берутся в расчет ни жильцами, ни подрядчиками, о чем «НВ» писала в материалах «Капитальный ремонт… истории» (от 24 июля 2029 года), «Историческое лицо города определяют не архитекторы, а... домохозяйки» (от 14 июня 2019 года).

Архитектор Артур ТОКАРЕВ в своей книге о ростовском конструктивизме первых пятилеток отметил, что для этого стиля характерна решетчатая расстекловка деревянных рам. Их замена на вульгарный металлопластик упростила вид фасада и нарушила стиль.
Архитектор Артур ТОКАРЕВ в своей книге о ростовском конструктивизме первых пятилеток отметил, что для этого стиля характерна решетчатая расстекловка деревянных рам. Их замена на вульгарный металлопластик упростила вид фасада и нарушила стиль.

Как шедевр превратить в рядовую пятиэтажку

…Сегодня практически все фасадные стены этого дома-гиганта по улице 2-й Пролетарской – это добротная кирпичная кладка из ростовского силикатного и красного кирпича производства первых пятилеток. Межведомственная комиссия рекомендовала сохранить эту кирпичную кладку. 

Однако жильцы на это внимания не обратили. Они решили оштукатурить дом – к радости подрядчика, готового освоить тонны дорогостоящей фасадной штукатурки. Такой объем отнюдь не дешевых работ выгоден строителям. Но в результате этого облик дома изменится до неузнаваемости – по виду он будет неотличим от рядовой пятиэтажки. 

Что касается замены ветхих окон в подъездах, то специалисты дали четкие рекомендации: менять рамы на современные можно, но на аналогичные по конфигурации и, что не менее важно, по тону. И даже объяснили почему – «характерная решетчатая расстекловка деревянных рам являлась неотъемлемой частью конструктивистского стиля здания». 

Что в результате? Оригинальные рамы заменены на безликий дешевый металлопластик... 

Мнение и бюджет «бабы Мани»


Комментирует ситуацию руководитель общественного объединения «МойФасад» Роман Бочарников: 

– Сами собой напрашиваются выводы о нецелевом расходовании средств, поскольку бюджет тратится на бесполезные для здания виды работ. Ясно, что здесь просто осваивается квадратура стен.

Что касается замены оконных рам в конкретном случае, то тут налицо нарушение «Правил благоустройства», принятых ростовской городской думой в 2017 году, где есть на этот счет четкий пункт: (гл.16, п.10.)

Исправить ситуацию можно единственным способом – сделать закон более гибким. Поправки должны касаться домов, разменявших 70 лет и более. Ремонт таких зданий исторического фонда должен проходить по обязательным к исполнению предписаниям специалистов (архитекторов и реставраторов), учитывающих прежде всего сохранение исторического облика ремонтируемого здания. 

У нас же всем руководит условная «баба Маня». Помешивая компот на плите, она диктует архитекторам, как должен выглядеть фасад дома, где находится ее квартира. А на мнение профессионалов ей плевать…