— Это что — уже четвертные оценки вам выставили? Молодец, хорошо… — листая горделиво врученный влетевшим в трапезную мальчишкой дневник, говорит отец Александр Маликов, руководитель православного приюта в станице Манычской Багаевского района.

А вообще-то ты, поскольку в алтаре мне помогаешь, на одни «четверки» должен учиться…

Хлопнула дверь, и через мгновение он был уже в окружении остальной вернувшейся из школы детворы. Там только что закончилась линейка, самым отличившимся были вручены грамоты, дипломы. Обступившие священника ребятишки все это наперебой выкрикивали, демонстрировали награды и разве что в пляс не пускались от избытка эмоций.

А батюшка, как все здесь к нему обращаются, одному что-то ласковое скажет, другому воротничок поправит, третьего по макушке потреплет. Вот уж точно — отец родной…

Ну, никак не подходит к этим ребятишкам определение «приютские дети». Улыбчивые, общительные, какие-то умиротворенные, с искрящимися глазами…

Почти обо всех здешних ребятишках можно было бы рассказать шокирующие истории. Как голодали-замерзали, пока их родители пьянствовали, опускались на дно из-за нищеты и безработицы. Но… признаемся честно: сейчас мало кого трогают такого рода чернушные «страшилки». Все устали от негативной информации, живописания социальных хворей. Уже хотелось бы услышать что-то позитивное, обнадеживающее: типа — как все это лечится, есть ли способы выкарабкиваться. Но вот с этим-то — тишина. Принятых на государственном уровне программ «спасения деревенских утопающих» что-то не наблюдается.

Пока что этот труд отдан на откуп отдельно взятым (вот уж точно: не стоит село без праведника!) энтузиастам-подвижникам. Таким, как священник Манычского храма Святой Параскевы-мученицы Александр Маликов, пять лет назад создавший рядом с церковным подворьем (буквально на пустом месте) первый и пока что единственный в области детский православный приют.

…Когда-то на месте нынешнего приюта располагался детский садик, потом коровник. Выхлопотав эту территорию, батюшка и его помощники из числа прихожан засучили рукава, выгребли кучи мусора, привели запущенные помещения в божеский вид.

Вначале открыли тут детскую воскресную школу. Потом — летний православный лагерь. И лишь затем организовали здесь приют. На первых порах — несколько скромненьких спаленок, трапезная. Потом удалось все это реконструировать, отремонтировать, навести уют и красоту. А позднее удалось даже отстроить еще один корпус, увеличив количество мест. Здесь, кстати, живут дети не только из Багаевского района, но и из Ростова, Новочеркасска. Иногда даже братья-сестры из одной семьи.

— Перебравшись сюда, они все первым делом отъедаются и отсыпаются, — говорит батюшка. — И, может, впервые начинают ощущать собственное детство. Когда, например, к празднику дарятся подарки, наряжается елка, пекутся пироги…

— Мы все согласовываем с органами опеки и попечительства, действуем сообща, — продолжает отец Александр. — Чтобы ребенок мог находиться у нас на законных основаниях, оформляем нотариальную доверенность, прописываем в приюте и его самого, и родителей…

— Даже неблагополучных? — удивляюсь я.

— А куда деваться? — вопросом на вопрос отвечает священник. — Ведь самое главное — помочь в тяжелый момент ребенку. И мы ни в коем случае не препятствуем мамам встречаться с детьми: они всегда могут сюда приехать, повидаться, даже пожить здесь. И что характерно: все наши дети очень любят своих мам-пап, стремятся их порадовать. Слышали, как ликовали, что, мол, те поразятся хорошим оценкам? Знаете, лишить человека родительских прав легче всего. А вот поддержать его, предоставить шанс, не дать и ребенку пропасть, чтобы тот не замерз, не снаркоманился, не стал пить-курить… Вот это действительно правильное дело.

Что ж, тут не редкость случаи, когда непутевые родители под влиянием отца Александра или по какой-то другой причине брались за ум, забирали детей из приюта, заново складывали жизнь — уже по-хорошему, по-порядочному.

А скольким мамам священник самолично помог! Находил для них работу, упрашивая своих многочисленных друзей, поддерживал, следил. И глядишь — выпрямлялся человек.

На вопрос, как же удалось все это осиливать, отец Александр отвечает сдержанно: «С божьей помощью». Но тут же признает, что один в поле не воин, приюту постоянно помогали и продолжают помогать по-настоящему добрые, милосердные люди: директор Центрального рынка в Ростове Ю.Муковоз, предприниматели Е.Михайлов и Г.Пасечникова, руководитель «Глории-джинс» В.Мельников и его супруга Людмила Леонидовна, семья бизнесмена Васищева. Конечно, епархия. И новый глава Багаевского района А.Шевцов…

— Я не чувствую различия между собственным сыном Антошей и вот ними, — говорит отец  Александр о ребятишках, облепивших его, как цыплята. — Они все мне как родные. И тоже очень меня любят. Доверяют. Исповедуются, признаются в своих тайнах, открывают душу. Где еще такое бывает…

Как уже говорилось, Манычский православный приют — единственный в области. Предпринимались попытки создать такие же в других местах, но без поддержки районной администрации у священника мало что может получиться: вот и не дошли до конкретики благие начинания. Отцу Александру Маликову в этом смысле, конечно, повезло — он везде встречал понимание и поддержку.

Так, может, пусть этот пример будет другим наукой? Ведь терпящих бедствие детей так много, а православная церковь реально старается им помочь. И нужна только взаимность со стороны органов государственной власти.