…Мы стояли на дороге — прямо в центре поселка Новомирского, у редакционной машины. Было не очень холодно, просто  как-то неуютно. Пришли не все, кто собирался. Но мне рассказали традиционную версию: не каждый решается выступать открыто.

Я и не удивилась. Хотя ситуация, даже на первый взгляд, хуже некуда. Эти люди вместе с детьми — участники программы «Социальное развитие села до 2010 года». Но вопреки здравому смыслу все они  скоро могут оказаться на улице.  А идти большинству из них некуда.

Ключи «от рая»

Поселок Новомирский Азовского района знаком, наверное, не только всем журналистам, но и многим жителям Ростовской области. Именно здесь реализовался первый на Дону пилотный проект по строительству жилья для селян — масштабная программа «Социальное развитие села до 2010 года». Поражала оперативность, с которой велись работы. 17 марта забили первые колышки, в апреле началось строительство, а через три месяца сам министр сельского хозяйства России (в то время этот пост занимал Алексей Гордеев) и бывший тогда губернатором Ростовской области  Владимир Чуб вручали новоселам ключи от коттеджей. 

Поселок действительно получился отличный: в просторных домах — газ, вода, все удобства. Улицы и дорожки заасфальтированы. И названия у улиц душевные — Солнечная, Скифская, Крестьянская, Геологическая. В их названиях и история края, и дань людям, работающим на земле, и уважение к основной профессии хозяина — фермера Сергея Зубаря, взявшегося за это непростое дело. Главная сложность заключалась в том, что по программе 70 процентов стоимости жилья из расчета 18 квадратных метров на человека оплачивает государство — областной и федеральный бюджеты. А тридцать процентов должны заплатить будущие хозяева. По нынешним временам суммы смешные — в среднем по 800 тысяч, кому-то больше, кому-то — меньше, в зависимости от количества членов семьи и площади дома: коттеджи строились разные — одноэтажные и двухэтажные. Но смешными суммы были не для крестьян. Зарплаты у людей в Новомирском невысокие, некоторые участники программы — переселенцы из других районов, где жить им стало уже невмоготу.

Так что даже тридцать процентов от стоимости дома — сумма для них неподъемная.

Понимая, что это серьезное препятствие и можно упустить такой шанс — дать людям жилье, привлечь в село крепких самостоятельных работников, фермер Сергей Зубарь принимает достаточно смелое решение: сам берется оплатить тридцать процентов стоимости жилья.

Такой вариант предусмотрен и программой. Но схему придумали непростую — новоселам увеличили зарплату как раз на ту сумму, которую они обязаны были вносить в банк. И все шло как по маслу. Народ живет, как мечтают сотни тысяч крестьян — с удобствами, работает безотказно, в семьях ребятишек прибавилось — как же, для них все условия! Ну, просто город Солнца, как говорится, утопия Томазо Кампанеллы отдыхает. Тут в прошлом году летом уже новый министр сельского хозяйства России — Елена Борисовна Скрынник — в город Солнца, простите — в поселок  Новомирский, на улицу Солнечную пожаловала, к Плотниковым на чаепитие.

Откровенно говоря, все было, хотя и обставлено «как для министра» — кортеж, соответствующее сопровождение, но контакты-то были человеческие!

Елена Борисовна расспросила Викторию Плотникову о детях, кем муж работает, сколько получает. Когда фотографировались у дома на память, то министр взяла за руку крестьянского сына Кирилла и поведала ему, что у нее  внучка такого же возраста. Мол, приезжай в Москву, познакомлю.

Это фото, подаренное семье Сергеем Зубарем, висит на стене, напоминая о временах, когда будущее казалось таким ясным.

Двойной стандарт

Когда мне первый раз позвонили жители поселка и рассказали, что им не на что жить и они могут лишиться своих замечательных домов, я решила, что произошло какое-то недоразумение, и оно спокойно разрешится и без вмешательства прессы. Казалось невероятным, что проект, надежный как скала — ведь все делалось под грифом «слово и дело государево», в смысле под прямым покровительством и содействием правительства, может натолкнуться на какие-то подводные рифы. Но оказалось, что все просто. И проблема — одна: деньги!

— Нам говорили: «Вы ничего не бойтесь, вам помогут, вас не бросят. Вы получите кредиты, рассчитаетесь». Мы очень боялись подвоха. Ведь с самого первого дня наша зарплата не позволяла платить кредиты, еще тогда — в 2007 году, — рассказали сразу как минимум 10 голосов.

У Ольги Викторовны Пребыльцовой, работавшей в пекарне, зарплата была 4,5 тысячи.

— А в документах ставили большую сумму — 12 или 17 тысяч рублей. Иначе бы кредит в «Россельхозбанке» нашей семье никогда не получить. Я сейчас в декретном отпуске, так что обходимся без моей зарплаты. Муж поначалу тоже работал со мной в пекарне, а потом пошел механизатором. У него значилась зарплата около 20 тысяч. Конечно, реально ее ни у кого не было.

Такие деньги можно заработать только летом, на уборке зерна. Но фермер Зубарь рассчитывался за нас, и мы особенно не горевали о том, что получаем немного. Зато свое жилье! Теперь, выходит, у нас нет ничего.

…Все началось в ноябре прошлого года. Хотя вернее — еще раньше, когда у фермера Зубаря после неурожайного года начались финансовые проблемы. Его фермерское хозяйство «Новомирское» отошло к крупному аграрному холдингу ООО «Валарс» (VALARS Group — международная аграрно-торговая компания) и стало именоваться ООО «Петровское». Все работники в марте 2009 года написали заявления о переходе в «Петровское». Надо думать, еще полтора года новые хозяева оплачивали кредиты участникам государственной программы. А потом, вероятно, решили, что «подкидыши» им не нужны. И сделали то, чего люди изначально так опасались: сняли «надбавки» за дома, а «чистой» зарплаты работников не хватало даже для того, чтобы расплатиться по кредиту. 

Мало того, что людям не на что было жить, так они еще каждый месяц оставались должны предприятию. И перспективы рассчитаться — никакой.

Проблемы множились с каждым днем. Сегодня — должны предприятию, завтра — если руководство перестанет погашать их кредиты, что, по всей вероятности, и может в ближайшее время произойти, они станут должниками банка и лишатся своих домов. Выход один: увольняться и искать работу, которая позволила бы содержать семью и платить кредит. Казалось бы, никто не против такого решения, раз уж так вышло, точь-в-точь по нашей национальной пословице: хотели как лучше, а получилось как всегда. Тем более что и на совещании, которое состоялось в администрации Азовского района, специалисты предложили вполне конкретные пути решения проблемы:

…рекомендовать заемщикам, которые не имеют возможности осуществлять ежемесячные платежи по погашению кредита и уплате процентов за пользование кредитом, обратиться в ОАО «Россельхозбанк» для пролонгации и дальнейшей реструктуризации долга, а также использования материнского капитала для его погашения.

…для оформления пролонгации и реструктуризации кредиторской задолженности обязать директора ООО «Петровское» (правопреемника КФХ Зубарь С.В.) и СХА «Русское поле» предоставить все необходимые для этих целей документы.

… рекомендовать заемщикам, которые имеют возможность самостоятельно осуществлять платежи по погашению кредиторской задолженности, оформить необходимые документы для осуществления платежей в соответствии с графиком.

Разумно, логично, справедливо. Но гладко было на бумаге.

А в жизни возник странный вопрос о долговых обязательствах.

— Мой муж, Алексей Анатольевич, ходил увольняться, — рассказала Ольга Пребыльцова. — Трактор сдал. А главный бухгалтер обходной лист  не подписала: «Пока не подпишешь договор займа, документы и трудовую книжку я не отдам».

Это уже было что-то новенькое. На общем собрании руководство ООО «Петровское» объяснило людям: «По поводу тех денег, которые заплатил за жилье участников программы фермер Сергей Зубарь, а также ООО «Петровское», к ним претензий никто не имеет. А вот с октября 2010 года будьте добры — платите свои кредиты сами. Дальше — больше. Людям объявили: хотите — работайте, хотите — увольняйтесь, никто никого не держит. Не можете платить, но хотите у нас работать — передавайте дома добровольно в ООО «Петровское», они станут вашим служебным жильем. Не хотите работать — подпишите долговое обязательство и увольняйтесь. Только и детей сразу из домов выписывайте!

— А как же субсидии, которые нам дало государство? — спрашивали недавние счастливчики.

— А как же те деньги, которые за вас заплатили? — был ответ.

— Так ведь то была наша зарплата!

Но намеки на достойные заработки — тупиковый путь. И мужики кинулись увольняться. А им договор займа под нос, где суммы долга проставлены, да такие, что дух захватывает: то есть все, что из их зарплаты платилось по кредитам, они должны вернуть предприятию — и идти на все четыре стороны.

Новомирский тупик

Что касается оплаты за жилье 30 процентов от его стоимости, то тут у народа свидетелей — вся область. Можно поднять подшивки газет, где черным по белому написано, что 30 процентов стоимости жилья за своих работников платит предприятие! В тот же день, вернувшись из Азовского района, я участвовала в видеопресс-конференции с Еленой Скрынник и задала вопрос: как можно помочь «заложникам ситуации» — участникам программы «Социальное развитие села до 2010 года». Елена Борисовна популярно объяснила, что когда за работника платило предприятие, он никому ничего не должен!

Действительно, люди увольняются не по своей воле, а чтобы выплатить кредит. Это называется форс-мажорные обстоятельства, причем созданные собственниками, а не работниками! Но кого это волнует?

Две семьи свои дома уже оставили, с программой распрощались. Радислава Геннадьевна Кебалова еще держится, но с трудом: у нее  высчитывают по две тысячи с зарплаты в 3900 рублей.

У Елены Дмитриевны Дыхно — семеро детей:

— Мы бы с большим удовольствием работали в своем родном селе. Ехать куда-то, искать работу — тяжело. Но где выход? У нас на руках нет ни одного документа, мы не можем даже капитал материнский направить на оплату жилья… То же самое и в семье Виктории Плотниковой. И в семье Светланы Ивановны Кузьминой, где растут трое ребятишек.

После встречи поехала в контору «искать начальство». На месте оказался лишь главный бухгалтер, которая однозначно уверена, что люди не правы.

— Все делается для урегулирования ситуации. Приезжайте, когда новый директор приступит к работе…

В общем, ничего неожиданного для себя я не услышала. А куда хозяевам спешить? Один начальник ушел, второй — придет, пока вникнет в проблему, пройдет время. Им бояться некого. Снаряд в одну воронку дважды не попадает, и они уверены, что вряд ли второй раз Елена Борисовна Скрынник к Плотниковым на чай приедет. Так что теперь можно действовать по своей программе.