В редакцию обратилась Ольга Николаевна Васильева, инвалид по зрению из Таганрога. Проблемы, которые она подняла, есть не только у нее: коммуналка, медицинское обслуживание, формализм по отношению к простым людям. И все–таки, когда речь идет о человеке с ограниченными возможностями, эти типичные проблемы высвечиваются по–другому. Согласитесь: то, что непросто решить даже человеку здоровому, для инвалида превращается порой в неразрешимую задачу. Нам бы хотелось, чтобы к рассказу Ольги Николаевны Васильевой прислушались лица, облеченные властью в Таганроге.

Без тепла

— Сейчас лето, и говорить о проблемах отопления вроде бы рано, – говорит Ольга Николаевна. – А может, как раз самое время. Есть поговорка: готовь сани летом. Прошлой зимой мы в доме по улице Транспортной, 1/2 оказались без тепла. В ноябре начались холода, пошел снег, а в управляющей компании УК ЖЭУ нам говорят: дом абсолютно не готов, жильцы не платят, у нас денег на ремонт нет. Словом, снег идет, а трубы холодные. Хорошо, хоть взялась за нас другая компания —УК «Профессионал». Они днем ремонтировали, а ночью включали отопительную систему, чтобы мы совсем не замерзли. Все, конечно, текло, но хоть так. В зиму мы кое–как вошли, но с большим опозданием. Думали, вздохнем с облегчением. Не тут–то было.

Вторая половина зимы оказалась теплее, чем обычно, и наши таганрогские власти решили завершить отопительный сезон 5 апреля. Вроде бы все по закону: температура на улице держалась в норме несколько дней. Ну а потом опять похолодало, и мы снова сидим в холоде. Так, по милости то коммунальщиков, то городских властей, отопительный сезон у нас получился какой–то ужатый. А у нас в доме живет немало таких же, как я, инвалидов, есть пенсионеры, дети. Осенью, когда задержали подключение тепла, я очень болела, еле выздоровела, все время на таблетках. Для инвалида по зрению еще и заболеть — такого никому не пожелаю.

Вот я и думаю: ладно, зима была аномально теплая. Но у них же есть компьютеры, интернет. Посмотрите прогноз погоды и не будьте формалистами — лучше продлите отопительный сезон не по закону, чем морозить людей по закону. Я общаюсь с друзьями, живущими в Германии. Там норма температуры, которая должна быть в квартире при включенном центральном отоплении, — 22 градуса. А у нас — 18 градусов. Кто такие нормы установил?!

Если бы сейчас ставили счетчики на тепло, я бы поставила на все свои батареи. Раньше у нас в доме ни у кого не было счетчиков на воду, и ее регулярно отключали, хотя платили мы полную стоимость. Когда все обзавелись счетчиками, поставщики воды поняли: если будем отключать, нам же хуже будет, денег не соберем. И теперь у нас вода всегда есть.

В очереди за номерком

Почему у нас в поликлиниках не ко всем специалистам можно записаться по телефону? Я знаю, что в европейских странах и в некоторых крупных российских городах это уже можно сделать. А у нас, чтобы попасть на прием к врачу, порой приходится занимать очередь с 4 часов утра. И еще не попадешь. Я так постояла в очереди, чтобы записаться к специалисту 1–й поликлиники, не выдержала. Пришлось на повышенных тонах поговорить с чиновниками в разных инстанциях, и мне эти номерки, в конце концов, дали. Но так нельзя же действовать всякий раз! Есть, конечно, передовые врачи, в той же 1–й поликлинике, к ним можно записаться по телефону. Так почему нельзя этот опыт и другим специалистам применить?

Или вот, другая проблема. Мне как работающему инвалиду по областному закону полагается техника – ноутбук, смартфон, диктофон, специальная бумага для слепых, другие принадлежности. Но чтобы это право реализовать, нужно преодолеть большое количество бюрократических препонов, собрать немало справок, пройти две комиссии, а потом еще встать на очередь и ждать. На одной из комиссий меня даже спросили: «А зачем вам ноутбук?». «Например, инструкцию на лекарстве я сама не прочитаю, а при наличии ноутбука вобью в поисковик название препарата, и программа–«говорилка» мне все расскажет. Опять же, всякий раз в поликлинику не пойдешь, а из интернета я смогу узнать о том, какими лекарствами мне пользоваться».

Очень сложная процедура. Мне даже несколько раз хотелось все бросить, руки опустить, но я упорная. И своего, в конце концов, добилась: на очередь поставили. А как другим быть, у кого упорства не хватает? Неужели нельзя весь этот процесс упростить?

Нет работы

Я получаю пенсию, но она очень маленькая. Приходится работать, чтобы свести концы с концами. С 1983 года я тружусь на предприятии для слепых. Раньше оно называлось Таганрогское УПП ВОС, теперь – ООО «Мегалист–Таганрог». Специальность — слесарь–сборщик 2–го разряда. Было время, мы жили очень хорошо, зарплата иной раз доходила до 7–8 тысяч в месяц, бывало, если дополнительно поработаешь, то можешь получить и 9–10 тысяч. Но в 2013 году на предприятии начались проблемы, и мы теперь едва зарабатываем минимальную зарплату, это чуть больше 5 тысяч. Дальше – больше, или лучше сказать — меньше. Только недавно получили заработок за апрель, суммы просто мизерные. Весной по просьбе начальства часть работающих инвалидов соглашалась уйти в отпуска за свой счет, потому что не было достаточных объемов работы.

Хотя бы дали возможность «минималку» заработать, потому что у нас, инвалидов по зрению, расходы действительно большие. Мы покупаем очень много успокоительных лекарств, ведь для нас каждый выход на улицу – это стресс. Мне нужно было весной после зимы окна помыть, и я должна пригласить человека, чтобы помог, а ему нужно заплатить. В общественном транспорте поехать по городу – неразрешимая проблема, приходится вызывать такси. А обуви мы, слепые, сколько снашиваем – она на нас просто горит! Я прихожу на рынок, и мне приходится покупать отборное мясо. Я же не вижу, выбрать сама не могу. А еще у меня кредит. Деньги нужны, и я готова зарабатывать, но не дают. Странно, ведь под нас, инвалидов, предприятию выделяют различные дотации.

О хорошем

Конечно, не все в нашей жизни плохо. Не так давно первичную организацию ВОС возглавила Ирина Сергеевна Прохненко. И сразу общественная жизнь закипела. Она старается, чтобы инвалиды по зрению принимали активное участие в различных городских событиях и мероприятиях. Достает билеты на выставки, концерты, в театр. Проводит чтения интересной литературы, газет. Недавно прошли творческие конкурсы – «Мы вместе» и «Солцестояние». Я немного занимаюсь вокалом, выступила и стала лауреатом в номинациях «Народный вокал» и «Классический вокал». Сейчас вам дипломы покажу. Исполняла песню «Колечко мое», романсы «Не пробуждай воспоминаний», «На заре ты ее не буди». У меня и записи на компакт–дисках имеются. Участвую в творческих капустниках. Должна сказать, что в этом году инвалидов более активно стали привлекать к культурной жизни города, и это радует.

P.S. По проблеме падения зарплаты, обозначенной Ольгой Николаевной, я обратился к директору ООО «Мегалист–Таганрог» Алексею Николаевичу Гребельному. ООО «Мегалист–Таганрог» выпускает различные приспособления, используемые в автомобильной промышленности. Заказчиками долгое время были отечественные предприятия «ГАЗ» и «АВТОВАЗ». Но весной «АВТОВАЗ» заявил о сокращении программы закупок, по официальной версии, в связи с переходом на производство автомобилей линейки «Ниссан» и «Рено», по неофициальной – из–за финансовых потерь, которые автогигант понес после банковского кризиса на Кипре. Так или иначе, а партнеры в Таганроге остались без работы. Проблемы таганрогского ООО «Мегалист–Таганрог», а с ним и еще четырех областных предприятий, на которых заняты инвалиды, уже рассматривались специальной комиссией Законодательного собрания РО, в курсе происходящего и областное правительство. Меры, очевидно, будут приниматься, но пока сеть предприятий ВОС переживает не лучшие времена. В ближайшее время «НВ» подготовит подробный материал о ситуации в таганрогском ООО «Мегалист–Таганрог».