В недавнем моем материале «Майдан не поможет», каюсь, я сильно ошибся. Майдан «помог», да еще как: половина Украины если уже не просится под юрисдикцию России, то собирается это сделать. Митинговые страсти — по ту и по эту сторону границы. Да и сама граница кажется уже чем-то формальным, что в самое ближайшее время испарится, как нарисованное симпатическими чернилами.

В Таганроге, городе по менталитету, как я уже писал, русско-украинском, — энтузиазм еще больше, а надежды еще светлее. Те, кто ходит на митинги в поддержку восточных украинских братьев, говорят совершенно прямолинейно — хотим, чтобы Донбасс, Харьковщина, Луганщина стали территорией Российской Федерации. Те, кто на митинги не ходит, об этом думают и спорят за «рюмкой чая». Характерный пример: на праздновании Масленицы осторожно поинтересовался у знакомых, как они относятся к украинской ситуации. И услышал выражение полной поддержки в отношении присоединения Крыма к России. Никаких сомнений, полный энтузиазм.

Вот это, честно говоря, и настораживает. Потому что геополитические вопросы, может быть, самые запутанные вопросы в мире. На них пересекается такое количество исторических, социальных, национальных, экономических противоречий, что разрешить их подчас бывает очень трудно. Вот если честно и положа руку на сердце, то и мне нравится идея вернуть Крым и воссоединиться с Восточной Украиной. Отчасти потому, что я сам таганрожец и не могу мыслить иначе, чем мыслит и чувствует мой город. А с другой стороны, рассуждая спокойно и объективно, понимаешь, что уж если России этот удел достанется, то надо готовиться к трудностям. И нам, южным россиянам, самым близким соседям Восточного Донбасса, Крыма и Харьковской области. И им, русским украинцам с той стороны.

Первое и самое главное: от воодушевленных речей о том, что мы готовы поддержать братский народ, нам нужно будет переходить к делу. Взять, например, Крым: по данным, опубликованным в СМИ, полуостров обеспечивает себя где-то на 35 процентов. Остальное давала (раньше) украинская, а теперь должна будет давать российская власть. Деньги, насколько можно судить, немалые. И хотя у нас бюджет не бедный, все же для первоначальной финансовой поддержки Крыма понадобятся миллиарды и миллиарды российских рублей. Рассчитывать на крупный российский бизнес я бы не стал. Да, конечно, наши «равноудаленные» олигархи, если им Родина прикажет, какие-то деньги дадут. Но у них на фоне российско-украинских противоречий уже есть проблемы, связанные с падением биржевых индексов и снижением капитализации их компаний. В число добровольных инвесторов они, пожалуй, войдут не раньше, чем на полуострове все успокоится, а этого еще долго ждать.

Значит, деньги должно дать Российское государство, и если уж быть совсем цинично-откровенным — мы, российские налогоплательщики. Если не полностью, то частично. Я, например, готов с крымскими и харьковскими братьями поделиться, ну а как остальные? Конечно, не факт, что воссоединение прямолинейно скажется на зарплатах и пенсиях, но, возможно, труднее будут решаться социальные задачи, строительство новых детских садов, школ, дорог. Просто нам всем надо понять: помочь братьям — это значит своим собственным куском поделиться, не жалея. Готовы мы на это? Тогда хорошо, тогда у нас все получится.

Теперь об украинцах, прежде всего о крымчанах. Им надо готовиться к долгой зиме в отношениях с Киевом, к тому, что могут быть предприняты разного рода изоляционные действия. Например, может быть перекрыт проезд поездов из России на территорию Крыма, а это означает (на какой-то период) сокращение притока отдыхающих и удар по доходам крымчан. Всем придется нелегко. Кроме того, они должны сознавать, что наряду с российской помощью, поддержкой простых граждан, добросовестными инвесторами в Крым в условиях неразберихи из России придут и криминал, и рейдерство. Если в России худо-бедно этих ребят держат в узде, то в Крыму они могут на какое-то время создать такую зону «а-ля 90-е». А это — рэкет, захват предприятий и земельных территорий, криминальное давление на малый и средний бизнес. Опасность есть, потому что российские авторитеты не лыком шиты и умеют просчитывать ситуацию. Не удивлюсь, если вскоре станет известно об экстренных «сходняках» наших воров в законе, на которых они будут обсуждать планы «присоединения» Крыма. Я, конечно, очень верю в то, что российская полиция и спецслужбы этого не допустят, но кто знает…

О Востоке и Юго-Востоке Украины следует сказать особо. Для нас, таганрожцев, вхождение этих территорий в состав России было бы психологическим облегчением. Не так уж приятно быть приграничным городом, когда твой сосед все время грозится вступить в НАТО. Если присоединение произойдет, то границы отодвинутся куда-нибудь за Харьков. Ведь, согласитесь, только наивный ребенок может не понимать, что оставшаяся без Востока Западная Украина вскоре войдет в НАТО или по крайней мере позволит разместить военные базы на своей территории. Хотелось бы, чтобы они находились где-нибудь подальше от Таганрога и Ростовской области. Да, как это эгоистично ни звучит, но Востоку и Юго-Востоку Украины за вхождение в состав России придется исполнять роль буферной зоны между российским югом и натовской Европой.