Как обеспечить жильем инвалидов, если «не положено»?!

Предприниматель Сергей Шаров и сестры Сариевы: как долго женщины могут продержаться в таких условиях?

Главой администрации Ленинского сельского поселения Аксайского района Татьяна Дьяченко стала в феврале прошлого года. И на нее сразу обрушились проблемы, оставленные предшественниками. История с мусорной свалкой на краю хутора стала достоянием не только местных, но и федеральных каналов. Отсутствие надземного перехода через федеральную трассу М4 «Дон» – серьезная угроза жизни пешеходов. Она стучится и пишет во все инстанции, и подвижки есть. А вот решение проблемы семьи переселенцев из Грузии, которая уже четверть века живет в тяжелейших условиях, под большим вопросом.

О ситуации газета «Наше время» рассказала в материале «Очередь… в никуда» в № 73 от 16 февраля нынешнего года.

Таисии Варварюк – 78 лет, с ней дочери – инвалиды по зрению Роза и Людмила Сариевы. Живут они в небольшом домишке, сложенном из ракушечника. Это – подсобка бывшего совхозного электроцеха. Единственная комнатка площадью пятнадцать метров (официально жилых – 22 метра квадратных), и отгорожено место для кухни, совмещенной с санузлом! Для технических целей помещение, возможно, и подходило… когда-то. Но для тех, кто в нем живет сегодня, это – пыточная камера. Крыша течет, одна стена почти раскололась, от страшной сырости горит электропроводка. Поскольку помещение – нежилое, сюда газ провести невозможно. Отключается свет – и заканчивается жизнь. Несмотря на идеальный порядок в убогом сыром помещении, здесь летом нечем дышать, а зимой стены леденеют.

– Мы просто медленно умираем... Но сами ничего изменить не в состоянии, – говорит Людмила Сариева. Отец молодых женщин – механизатор Георгий Сариев, проработал после переезда в Ростовскую область восемь лет в совхозе «Советская Россия». Он ушел рано – в 53 года, и после этого все обещания руководства предприятия о выделении жилья рассыпались в прах.

В 2015 году на подмогу брошенным на произвол судьбы женщинам (у Таисии Варварюк есть еще два сына, которые их периодически навещают) пришли односельчане-предприниматели. Взялись запросы писать во все инстанции: начиная с администрации поселения, района, области, в прокуратуру – районную и областную, уполномоченному по правам человека. Но из ответов стало ясно: очередь на получение жилья в Ленинском сельском поселении – это очередь… в никуда. Своего жилья поселение не строит, построить дом для инвалидов за бюджетные деньги – не имеет право. С 2006 года уже и Федерация не выделяет поселениям средств на обеспечение жильем инвалидов. Опоздали они стать на очередь, когда это было возможно.

– А если взять и построить для них дом? – предложили в сельской администрации предприниматели. – Выделите землю, денег много не потребуется – на стройматериалы и на оплату труда и техники. Неужели не спасем их? Ведь тяжело смотреть, как слепнут в нечеловеческих условиях красивые молодые женщины, которые еще в этой жизни могли бы и счастье свое встретить.

Но, как объяснила Татьяна Дьяченко, нет у сельского поселения таких полномочий. Участок выделить теоретически возможно, а вот строить дом… нельзя. Однако, уверена Татьяна Николаевна, ничего не предпринимать – значит фактически оставить беспомощных людей в опасных для жизни условиях!

– Поскольку на очереди стоят – так получилось не по моей воле – отдельно мать и дочь, и отдельно Людмила Сариева, то я предложила такой вариант: выделить одним очередникам участок земли под застройку, другой очереднице – однокомнатную квартиру, владелец которой умер более 10 лет назад и наследников у него нашлось. Администрация объявила жилье бесхозяйным и ведет процедуру передачи квартиры в муниципальную собственность. После оформления документов женщины могли бы с помощью двоих дееспособных сыновей продать квартиру и построить на участке домик. И жить как они приспособились, тем более что одна из сестер – инвалид по зрению третьей группы, а вторая – обходиться без помощи близких не может. Но этот вариант всех троих не устраивает. Женщины настаивают, чтобы я им выделила дом, который несколько лет назад приобретался для нужд ЖКХ. Но здесь стоит вопрос о целевом использовании муниципальной собственности. Таким образом, я не могу ею распорядиться. Если неправа, пусть коллеги подскажут, как быть. Возможно ли перевести дом в маневренный фонд и выделить его всем троим как временное жилье, чтобы они жили в нормальных условиях, пока дом будет строиться?

Этот домишко – помещение бывшего совхозного электроцеха – сырой, холодный и вовсе непригодный для жизни.Но это тоже займет время. Надо сделать экспертизу, которая даст заключение: пригоден ли дом для проживания, привести его в порядок. Дом не новый.

Надеемся, что коллеги – главы сельских поселений – тоже не останутся в стороне. Как говорится, ум хорошо, два – лучше, а СМО РО и до Москвы проблему донесет!

Кстати, на нашем сайте на материал «Очередь… в никуда» (№ 73 от 16 февраля 2017 года) пришел очень тревожный отклик, правда, к сожалению, автор ни адреса, ни телефона не оставил: «Наталья, расскажите и мне, какой путь нужно пройти, чтобы улучшить свою жизнь. Хочу жить отдельно от родителей. В двухкомнатной квартире нас 10 человек. Моя семья – трое детей, муж и я. У мужа еще трое братьев и отец. Попытались использовать материнский капитал на строительство, но для строительства нужен участок для начала. Хутор у нас маленький, занимаемся хозяйством. В нашем хуторе многие так живут, тянутся... Но мы же не беженцы... и строить нам никто не будет». Уверена, что и из этой ситуации выход есть. А о том, какой путь надо автору тревожных строк пройти, если он откликнется, обязательно расскажем.