Мы продолжаем рассказ о наших земляках-подводниках, совершивших подвиг, о котором ничего не сообщалось несколько десятилетий

Николай Ясько с мамой Пелагеей Захаровной и дочкой Наташей.

В серии публикаций («Помнит мир спасенный?», «Наше время», 24 ноября 2017 года, «По следам погибшей лодки», 8 декабря 2017 года, «Урок мужества», 13 декабря 2017 года, «Подлодка К-8: новые имена...», 16 декабря 2017 года) мы рассказали о подвиге экипажа атомной подводной лодки К-8, которая затонула в Бискайском заливе утром 12 апреля 1970 года. 

Пожар в рубке гидроакустиков возник вечером 8 апреля, когда субмарина находилась севернее Азорских островов и всплывала с глубины 160 метров для сеанса радиосвязи. Потом загорелся седьмой отсек. В борьбе с пожаром появились первые жертвы. На пульте управления атомного реактора находились офицеры Валентин Хаславский, Александр Чудинов, Геннадий Чугунов и Георгий Шостаковский, которые заглушили ядерный реактор. Их последними словами были: «Кислорода больше нет! Ребята, прощайте, не поминайте нас лихом! Все!»

После аварийного всплытия часть экипажа К-8 была спасена командой подоспевшего болгарского теплохода «Авиор», который сообщил о случившемся в Москву. В условиях сильного шторма болгарские моряки сняли с К-8 46 человек. Ночью к месту аварии подошли наши суда «Касымов», «Харитон Лаптев» и «Комсомолец Литвы». Но их попытки взять субмарину на буксир были безуспешными. 12 апреля в 6.13 К-8 резко опрокинулась на корму и затонула. В условиях шторма спасти оставшихся на плаву моряков не удалось. 


ВЕТЕРАНЫ-ПОДВОДНИКИ, когда собираются вместе, вспоминают своих боевых товарищей, тех, кто ценою своих жизней предотвратил тепловой ядерный взрыв вблизи европейского побережья. Был среди них и капитан-лейтенант Николай Филиппович Ясько, уроженец Кашарского района Ростовской области.

Племянники Николая Филипповича связались с «Нашим временем» после первых публикаций о наших земляках, служивших на К-8. И рассказали о том, каким запомнили своего дядю. Николай Николаевич Фролов живет сейчас в Чертковском районе, Алексей Александрович Яськов – в Каменском. А Нина Александровна Змеёва – в Ростове.

Именно она с фотографиями, сохранившимися в трех семьях, пришла в редакцию. Вот ее рассказ:

– Детские мои впечатления о дяде – очень был добрый человек. Знаю, что сам он был из многодетной семьи, родился в Кашарах. Был самым младшим ребенком. Учился в Макеевском интернате. Затем его призвали в армию, служил в Морфлоте. По семейным преданиям, с будущей супругой Натальей Семеновной познакомися в Ленинграде во время отпуска. Проходил мимо корта, где та играла в теннис.

– Хочешь сыграть? – спросила девушка.

– Я не умею…

– Научу.

Наш дядя влюбился, что называется, с первого взгляда. Он так и говорил позже своей маме Пелагее Захаровне: «Взгляда хватило, чтобы сердце забилось». Николаю Филипповичу предстояло возвращение в часть. Спросил Наталью Семеновну, будет ли она его ждать из армии. Ответила утвердительно. Вскоре в письме сообщил, что намерен поступать в военно-морское училище в Ленинграде. Вступительные экзамены сдал на отлично. На втором курсе они поженились. Николай Филиппович окончил училище с отличием. У него был выбор, на каком корабле служить. Захотел на подводной лодке К-8, где служил его друг. Получил назначение в заполярную Гремиху. Прожили там очень дружно с Натальей Семеновной восемь лет. У них родились две дочери. Наташа живет сейчас в Америке, замужем, а Елена проживает в Белоруссии. Тетя Наташа, Наталья Семеновна Ясько, живет в Санкт-Петербурге. Мы с ней перезваниваемся. Нас, племянников Николая Филипповича, – десять. Сообщаем друг другу, если удается узнать что-то новое о К-8 и членах его экипажа. На К-8 наш дядя командовал в восьмом отсеке. Это был жилой отсек, с камбузом и лазаретом. Сигнал тревоги застал там 19 человек. Борьбу за живучесть в отсеке возглавили наш дядя и шахтинец лейтенант Владимир Иванович Шевцов, о котором газета «Наше время» написала 15 декабря прошлого года («Подлодка К-8: новые имена...»). Оба пожертвовали собой, спасая товарищей...


На сохранившихся фотографиях Ясько – весел и улыбчив. Таким остался Николай и в памяти своих товарищей. Все у него было как у многих в экипаже: школа, военное училище, подводная лодка, переезды и чемоданная офицерская жизнь, жена и маленькие дети. Свой долг офицера и командира он исполнил до конца, как исполнили его все бывшие рядом с ним матросы и старшины...