В редакцию пришло письмо: «Просим вас в соответствии с законом «О средствах массовой информации» разместить наш материал в ответ на публикацию «Здесь вас не стояло», опубликованную в газете «Наше время» № 88-90 от 23 марта 2018 года.  

Председатель утратила доверие

Региональная общественная организация по защите прав пострадавших от теракта «ВОЛГА-ДОН» была создана в 2006 году, спустя почти пять лет после взрыва в Волгодонске. Люди, связанные одним горем, сплотились и стали принимать самое активное участие в жизни Волгодонска, помогали семьям пострадавших от теракта. В 2009 году «ВОЛГА-ДОН» получил первый грант на развитие организации. Потом ещё и ещё. Суммы были весомыми, доходили до 10 000 евро. Председатель организации Ирина Халай стала активно посещать международные форумы в США, Великобритании, Голландии. И как-то за этими вояжами стала забывать о своих единомышленниках, с которыми плечо к плечу работала в Волгодонске. Члены организации, тогда ещё смутно догадывающиеся о том, что их статус «пострадавший от теракта» просто используют в каких-то других целях, спросили напрямик: Ирина Ивановна, а на что тратятся деньги грантов? 

Вот после этого вопроса и началась настоящая война. Вместо того, чтобы предоставить отчет, Ирина Ивановна постаралась приложить все силы к устранению неугодных членов организации. Тех, кто задаёт неудобные вопросы. 

В ноябре 2015 года, после нескольких лет взаимных обид и разногласий, члены координационного совета «ВОЛГА-ДОН» провели общественное собрание и выбрали нового председателя Веру Трещёву. Ирина Халай осталась членом координационного совета. 

Но Ирина Халай не спешила расставаться с креслом председателя и провела альтернативное собрание, оставившее за ней бразды правления. Однако, легитимность этого собрания до сих пор не подтверждена, поскольку не было кворума, необходимого для принятия решения. 

После этого в «ВОЛГА-ДОНе» началась пора травли и репрессий. Ирина Халай недрогнувшей рукой вычеркивала фамилии членов организации из состава организации. Разумеется в «расстрельные списки» попали те самые люди, которые требовали отчета, а также члены их семей и сочувствующие. 

В декабре 2017 года суд поддержал активистов «ВОЛГА-ДОНа» и вынес решение в их пользу. Протоколы выборных конференций 2010 и 2014 годов, предоставленные Халай в суд и органы юстиции, оказались незаконными. Даже невооруженным взглядом было видно, что количество членов организации каждый раз подгоняли под особый случай: для грантодателей и спонсоров их было одно число, а на собраниях — другое. 

В конце марта 2018 года апелляционный суд тоже поддержал рядовых членов «ВОЛГА-ДОНа», а не председателя Халай. И неудивительно. Порой действия Ирины Халай доходили до абсурда. Например, в ходе судебных разбирательств в УВД Волгодонска поступило заявление члена «ВОЛГА-ДОН» Ольги Титаревой, которая сообщила о фальсификации протоколов общего собрания, проведенного Халай 16 января 2010 года. Понимая, что подделка документов влечет уголовную ответственность, Ирина Халай сообщила, что в здании общественных организаций Волгодонска, где хранились документы, случился пожар. Разумеется, документы, предоставленные пожарными, утверждали обратное: никаких возгораний в помещении на улице Ленина, 62, не было. Выходит, сгорел один сейф?

После суда начались репрессии

Проигрывая суды, Ирина Халай решила бить во все колокола. Полетели письма Президенту РФ и Губернатору Ростовской области с просьбой спасти региональную общественную организацию «ВОЛГА-ДОН». Как вы думаете, с какой формулировкой? Ирина Ивановна не мелочилась - «спасти от рейдерского захвата». То есть своих же бывших единомышленников, которые стояли у истоков и которых она пачками лишала прав в этой самой организации, Ирина Халай назвала рейдерами. А, между тем, исключила она ни много ни мало — 93 человека! То есть почти сто человек выражают председателю недоверие, а Ирина Халай стоит на своём: отчитываться не буду и «уволю» за малейшее проявление демократии. 

• Номер моего членского билета «ВОЛГА-ДОН» - 12. После теракта я стала инвалидом, мой дом оказался в эпицентре взрыва, - рассказывает Галина Шульженко, член организации. - После теракта нас всех сплотили общие беды и проблемы. А потом, когда пошли гранты, Ирина Ивановна Халай очень отдалилась от нас. Она просто не хотела ни перед кем отчитываться. Дружба дружбой, а гранты врозь.

• С изумлением узнала, что меня исключили из «ВОЛГА-ДОНа», - говорит Людмила Незнахина, член организации. - Я работаю в организации с 2006 года, с самого основания. И детей из семей пострадавших возила на Кремлёвские ёлки, и всегда помогала чем могла. Последние годы, когда Ирина Ивановна «надела корону», работать стало невозможно: одни интриги и тяжбы. Обидно, что она забыла истинное предназначение нашей организации — помощь пострадавшим от теракта.  
Со своими бывшими «однополчанами» Ирина Халай боролась не в одиночку. На помощь она призвала Общественную палату Волгодонска, членом которой она является. Председатель Общественной палаты Виктор Стадников, даже не потрудившись послушать другую сторону, то есть многочисленных членов «ВОЛГА-ДОНа», безоговорочно поддержал Ирину Халай, выдав ей кредит доверия подписывать письма о «рейдерском захвате» с печатью Общественной палаты.  

Между тем, Ирина Ивановна и тут проявила замашки опытного диктатора. 

• Наша организация принимала участие в одном из собраний «ВОЛГА-ДОНа», когда члены организации задавали нелицеприятные вопросы Ирине Ивановне, - вспоминает атаман Волгодонского юрта общественной организации «Всевеликое Войско Донское» Василий Мельник. - Ирина Ивановна пришла с группой поддержки и нас, казаков, в грубой форме выгнали. Мы мирно ушли. Каково же было моё изумление, когда я прочитал в газете, что «казаки пришли с нагайками разогнать собрание»... Ведь известно, что нагайка — это всего лишь атрибут казачьей формы. Зачем так передёргивать. Дальше — больше. Ирина Ивановна пишет заявление об этом инциденте в Общественную палату. А после и вовсе доходит до абсурда: Халай обвиняет казаков, что они сломали три компьютера в помещении, где мы обычно переодеваемся. Понятно, что всё закончилось на уровне угроз, но, как говорится, «осадочек остался». Считаю, что такими грубыми подтасовками Ирина Халай здорово подмочила репутацию и Общественной палаты, и «ВОЛГА-ДОНа», пытаясь собственные вопросы возвести в ранг общественно значимых и втягивая в личные тяжбы городскую общественность.


Несмотря на всё желание Ирины Халай придать конфликту общественно важный статус, а также навешивая ему ярлыки «рейдерского захвата», факт остаётся фактом — куда ушли деньги «ВОЛГА-ДОНа», полученные через гранты, до сих пор известно лишь одной Ирине Ивановне. И, видимо, нежелание делиться этой информацией с кем-либо ещё порождает всё новые и новые информационные войны. 

(В качестве подписи под материалом указаны контактные данные Т.Н.Резвых).