Герой нашей публикации «Не у себя дома» Анатолий Тимофеевич Шаститко после скитаний по казенным соцучреждениям все-таки получил благоустроенную квартиру

Дом казенный с дорогою дальней

Четыре года назад дом Анатолия Тимофеевича был признан непригодным и даже опасным для проживания: фундамент рушился, а холод в комнатах стоял такой, что не помогала даже приобретенная для дополнительного обогрева печка-буржуйка.

Анатолия Тимофеевича в связи с такой бытовой бедой поставили в кварточередь вне очереди под номером «за 30». Вот такой каламбур! 

«Внеочередь» тянулась из месяца в месяц и больше ждать ее окончания в аварийном доме он просто не мог. Когда попал в больницу, с тревогой думал: «Как быть после выписки?» Но обстоятельства сложились удивительным образом. 

Как раз в это время здесь находилась заведующая социально-реабилитационным отделением №1 ЦСО Татьяна Александровна Рудниченко. Лежала под капельницей, открывает глаза, а над ней наклонился Анатолий Тимофеевич со словами: «Возьмите меня к себе!».

«Почему нет? Ведь человек нуждается в крыше над головой, а у нас как раз освободилось место!» – решила Татьяна Александровна.

Провожать Анатолия Тимофеевича вышла вся больница. Татьяна Александровна позже поняла, что не случайно.

Человек – крепкий орешек и одновременно человек-революционер вскоре уже держал в тонусе все социально-реабилитационное отделение. 

Не желая подчиняться заведенным здесь строгим правилам проживания, Анатолий Тимофеевич пытался приблизить их к домашнему укладу. Игнорировал тихий час, ночью включал свет, чтобы почитать книжку, не соглашался проветривать комнату при одновременно открытых окнах и двери, просил в столовой вместо темного хлеба белый и даже протянул самодельный удлинитель до единственной в комнате розетки, чтобы слушать привезенный из дома старенький радиоприемник. 

Свою кипучую энергию Анатолий Тимофеевич пытался направить и в другое русло. Начал знакомить проживающих с непонятно откуда взявшимся у него научным трудом «Программа выхода из тупика». Но начальство точно так же, как ликвидировало во избежание пожара или падения кого-либо удлинитель, пресекло и его просветительскую миссию со словами: «Вы верите в какие-то идеи – пожалуйста, но не нужно ими забивать голову другим!» 

Еще Анатолий Тимофеевич очень хотел сделать так, чтобы сотрудницы стали более чуткими. «Мы ведь и варенье из дома носим, и ласковыми именами называем! Что же не так?» – не понимали и, конечно, обижались женщины. 

В общем, все пришло к тому, что через полгода – именно столько по законодательству можно проживать в социально-реабилитационном отделении – Анатолию Тимофеевичу указали на дверь. 

Точнее, ему об этом сообщили, когда в очередной раз находился в больнице. Почти тридцать лет работы на шахте в Новокузнецке, потом в Гуково не прошли для его здоровья без последствий. 

Из больницы Анатолия Тимофеевича отправили в другое социально-реабилитационное отделение, расположенное в городе Донецке.

– Там заведующая Центром соцобслуживания Ирина Викторовна Бусырева – хорошая женщина – меня замечательно приняла, – вспоминает Анатолий Тимофеевич. – Но через два месяца я засобирался обратно, в Гуково, потому что понимал – на таком расстоянии не могу никак бороться за продвижение своей «внеочереди».

Нанял такси до Гуково, там оставил чемодан с вещами у давнего товарища по работе Николая Николаевича и отправился в городскую прокуратуру.

Великое переселение

«Сколько же я буду ждать этой «внеочереди»? До самой смерти? – задал он накипевший вопрос. – Ведь за все время мне, пенсионеру под 80 лет, предложили единственный вариант – комнату в общежитии без удобств и без лифта!»

Нужно отдать должное, прокуратура города провела проверку нарушения его прав на переселение из аварийного жилья и даже обратилась в суд. 

В июне 2017 года Гуковский горсуд своим решением обязал администрацию «предоставить Анатолию Тимофеевичу Шаститко взамен непригодного для проживания жилого помещения другое благоустроенное жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям». 

Но лишь спустя почти год ему показали для вселения четырехкомнатную (!) квартиру площадью 80,3 квадратных метра на пятом этаже в доме без лифта.

«Зачем же мне одному такая огромная жилплощадь? Как я ее буду оплачивать? Да и без лифта на пятый этаж в моем возрасте и с моей одышкой как карабкаться?» – засомневался Анатолий Тимофеевич.

Осенью прошлого года все-таки нашелся подходящий вариант – «двушка» на первом этаже в микрорайоне поселка шахты «Гуковской». После произведенного за счет муниципалитета ремонта месяц назад  Анатолий Тимофеевич наконец вселился в свое долгожданное и выстраданное жилье.

– Вот спальня, здесь – отдельный санузел, – проводит меня по квартире. Кажется, новосел еще до конца не верит в то, что его жилищная эпопея завершена.

Анатолий Тимофеевич потихоньку обживается на новом месте. Но доживать свой век неприметно, по-стариковски, он, кажется, по-прежнему не намерен. На столе замечаю листы с текстом от руки.

– Это моя очередная работа, так сказать, мысли о местном самоуправлении, – поясняет он. – В частности, о долевом перераспределении, об объединении предпринимателей всех видов и так далее.

Его фамилию, кажется, знают во всех инстанциях города. Не раз он направлял им письма с указанием на недостатки устройства нашей жизни. «Это не жалобы, а просьбы», – уточняет Анатолий Тимофеевич. 

Признается, что найти соратников и близких по духу людей пока не получается. Мысли многих вокруг заняты лишь заботой о личном материальном, а не о всеобщем благе. Но человек-революционер, кажется, по этому поводу не расстраивается. Когда рассказывает о своих идеях, замечаю прежнюю добрую чертовщинку в его глазах...