«Купить квартиру не смогу. Снять — легко! Но зачем?»

Когда в голливудских фильмах хотят показать неудачника, используют известный штамп: мужчина средних лет, живущий с мамой. Говорят, такой бренд в свое время проплатили американские ипотечные компании. Если нет, то им стоило бы отблагодарить сценаристов за такой яркий образ: сейчас жить после 18 лет с родителями для американских и европейских ребят — постыдно.

Да мало ли у нас жизненных историй о трудностях взаимоотношений разных поколений на одной жилплощади? «В тесноте, да без родителей», — с радостью говорят ребята, снимая комнату в коммуналке или общежитии. Если это молодая семья, вопрос об ипотеке или съеме жилья — самый насущный.

… А вот Сергей в двадцать шесть лет так не считает. Высокий, симпатичный, вполне обеспеченный — мечта любой невесты. Но у потенциального жениха самое главное требование к будущей жене — согласие жить вместе с ним и мамой. Жалко денег? Нет, по его словам, 2­-3­-комнатную квартиру он снять может легко. Не самостоятельный? Тоже промах: готовит-­стирает сам и любит это дело.

Его мама решение сына горячо поддерживает.

— Никогда не лезла в дела сына и делать этого не собираюсь. У меня была золотая свекровь, и я буду такой же.

О том, что молодая жена может и не сойтись характером с его матерью, Сергей и слышать не хочет.

— Она у меня не конфликтная, никогда не кричит. Что ж это за жена, которая с такой мирной свекровью общего языка не найдет? То есть сначала на мою маму, а потом и на меня кричать будет? Нет, не хочу я такую жену.

Еще один аргумент Сергея — неспособность молодой девушки стать хорошей хозяйкой в доме.

— Нет сейчас таких. Будет помощницей у настоящей хозяйки, как во все времена невестки и были.

Твердое мнение о способностях современных невест, уверенность в непогрешимости традиций, заранее распределенные семейные роли — нетипичный прагматизм для молодого парня, не так ли? Угощаясь на тщательно вымытой кухне чаем с пирогом (такой лично мне уж точно никогда не испечь!), я не сомневалась в том, кто будет истинным хозяином в будущей семье из трех человек.

… Вот только один штрих не позволял определить Сергея в избитый шаблон «семья при маме». Сын у Элеоноры Павловны — не единственный. Старшая дочь живет с мужем за пару тысяч километров. Сергей, младший и поздний ребенок, кормилец и помощник для шестидесятитрехлетней женщины. Инвалида II группы.

— Куда я ее дену, в интернат? — возмущается Сергей. — Она сама в квартире не проживет, иногда сутками с кровати не встает. Не допущу, чтобы за моей матерью чужие люди ухаживали.

Самостоятельность и финансовая независимость, сладкое ощущение себя как хозяйки на собственной кухне… И чувство беспомощности и предательства, которое испытает брошенная ради самоутверждения невестки пожилая женщина.

Сергей — типичный «маменькин сынок». И по характеру, и даже чуток по внешности напоминает своих голливудских прототипов. Но кто решится сказать, что он неправ?