«23-го еду в Москву. Если все будет хорошо, с 24-го — в общаге. С Богом!» Статус Вконтакте сообщил о том, что второкурсник исторического факультета МГУ Павел Гнилорыбов из поселка Глубокий Каменского района Ростовской области уезжает учиться в столицу. Он поступил в  лучший вуз страны по итогам олимпиад.

Мог выбрать любой университет. Остановился на историческом факультете МГУ…

Вот и лето прошло. А, кажется, совсем недавно, в июне, мы с Пашей бродили по университетскому городку МГУ. Гуляя вокруг моей любимой высотки — главного корпуса, рассуждали о том, легко ли парню из провинции учиться в лучшем вузе страны?  Оказалось, легко.

— Весь семестр пропускал, — рассказывает он. — Но экзамены сдал. На «отлично».

Причина пропусков лекций — как водится, любовь.

Она учится на искусствоведа, Паша — на историка. Она любит разные выставки. (А как иначе — специальность обязывает). Выставки в Москве — это недешево. Но таких, как здесь, в пашиной Глубочке и даже в Ростове не бывает… Ради любви к искусству и просто любви приходилось пропускать лекции. Сессия все равно оказалась «по зубам» экс-олимпиаднику из Ростовской области.

Учиться в МГУ — мечта. Здесь возможностей больше. Одних только видов стипендий здесь с десяток.

— И лужковская, и потанинская, — перечисляет Павел. — Да каких только нет!.. Причем потанинская не просто талантливым, а малообеспеченным!..

Как следует из слов Паши, учиться в МГУ можно. И жить очень даже неплохо. Студенты в «эмгэушных» общагах даже и не готовят себе. Зачем? В корпусе имеется столовая. Пунктов питания раскидано по университету много: где-то вкусно кормят, где-то не очень. Студенты уже освоились и знают…

А вот как в Москве прожить? Цены на квартиры неподъемные. То, что для Ростова дорого, для Москвы о-очень дешево. В этом Паша убедился за год проживания в столице. Поэтому о том, как будет дальше, когда за плечами окажется лучший вуз страны, он думает с легкой тревогой. Но тем не менее в столицу возвращаться хочет вновь и вновь. «Там у меня всё!» — говорит. Огни родного поселка он променял на огни большого города…

Чтобы более или менее нормально жить в Москве, нужно зарабатывать в среднем тыщ пятьдесят… Уже сейчас, будучи студентом, Паша подрабатывает. Благо, рядом с университетской общагой «Ашан». Поработать грузчиком — совсем не зазорно для экс-олимпиадника — парня не только с умной головой, но и с руками!

Жилищный вопрос, который, по классику, людей испортил, беспокоит новоиспеченную петербурженку Полину. Сейчас она размышляет, как сменить место жительства. Жить в приличной коммуналке, где так мало молодежи, ей поднадоело. Хочет туда, где свои.

Если в Москву люди едут за длинным рублем и большими возможностями, то в северную столицу — по другим причинам. «Город хороший», — вот так объяснила мне специалист по мониторингу прессы Полина свой переезд в Питер. Она уехала в город на Неве быстро и неожиданно. О том, что это случилось, родной отец узнал только на следующий день после отъезда дочери…

Питер любит отчаянных и смелых. Другая — уже год, как петербурженка — Соня, уезжая, оставила мужу записку. Придя с работы, он узнал об отъезде жены. Через полгода был развод…

Сегодня Соня — офис-менеджер московской строительной фирмы. Работает и живет в Санкт-Петербурге. За этот год Соня перепробовала много профессий. Продавала мороженое в электричках, официанткой в боулинге и кафе работала. Последнее ей очень нравилось. Даже карьерный рост был. Начинала в Гатчине. Потом перебралась в Питер. Своими глазами увидела, сколь жесток и несправедлив мир русского бизнеса.

— Они стажировали людей в других боулинг-клубах, — говорит она о хозяевах бизнеса. — Такое бывало часто: приходишь на работу, а люди уже другие. Одних увольняли, тех, что стажировались где-то, принимали… И так постоянно.

Но Сонечку не трогали. Она умела там, где надо, показать, кто сильнее. Не боялась увольнения. Просто доверялась судьбе… О силе воли и судьбе мы говорили с Сонечкой, когда она работала в своем боулинге. Это было еще в январе этого года. Я заказал стакан пива. 0, 33 л.

Вообще-то у нас 0, 33 не бывает, — объяснила Сонечка ресторанную хитрость. — По 0,5 клиентам продаем, чтобы подороже. Но для тебя найдется!..

Этим летом мы уже беседовали в местной кафешке.

— Нашу «Романтику» отыскать трудно, — предупредила меня Соня. — Она неприметна.

И действительно, сбоку интернет-кафе красовалась скромная вывеска кафе «Романтика». Шашлыки — лучшие в районе, водочка и прочая закуска. Такая вот романтика…

Это была временная работа Сони. Хозяин кафе и сменщица-официантка балдели: новенькая умела красиво класть салфетки на стол и до блеска натирать бутылки со спиртным из бара. «Это всё меня в боулинге научили!» — говорила Сонечка.

Теперь она офис-менеджер. До работы в «Романтике» Соня уже трудилась в этой фирме. Ушла, потому что зарплата не устраивала. Фирма московская, а платили не по-столичному. Вернулась опять. Потому что зарплату повысили!..

…Полина пока что получает свои кровные. Столько, сколько и в Ростове могла заработать. Но что Ростов, когда в Питере живет… Всё надеется на лучшую жизнь. Собирается переезжать на другую квартиру и … верит в себя!

..Раньше называли их лимитой, еще позже «гастарбайтерами». Дешевая рабочая сила из провинции. Они не только на стройках работают. Всё больше становится гастарбайтеров-интеллектуалов. Они едут в Москву и Питер за новой жизнью, в которой будут новые возможности. Если жизнь и правда обновляется кардинально, то возможности у двух городов разные. Москва — это не Россия, это другое государство. По своему потенциалу — тому, что там можно получить. Прекрасный Питер — это, скорее, Россия. Где только и осталось, что история и нетронутая временем красота. В остальном так же, как в Питере, можно работать в любом другом миллионнике страны. Проблемы переехавших на заработки что в Питер, что в Москву схожи. И упираются они в отсутствие своего жилья. Легко ли жить, думать о семье, детях, когда живешь на съемной квартире? Впрочем, чем отличаются эти мысли от размышлений тысяч молодых людей в стране? А если так, имеет ли смысл «рвать когти и делать ноги» — уезжать в столицы? Согласитесь, тема для размышлений…