Белград — Загреб — Книн — Сплит — Подгорица — Белград. Продолжение.

Начало в №№ 378-382.

ЧЕРНОГОРСКИЙ ТРАНЗИТ

Транзитную визу, чтобы проехать Черногорию, гражданину Российской Федерации сегодня покупать не нужно. Как и визу на более длительный срок пребывания. Между Черногорией и Россией действует безвизовый режим. Мы не задавались вопросом, Россия в начале или в конце списка тех стран, для граждан которых отменены черногорские визы. Вероятно, по времени не в начале… Когда-то было по-другому. «Черногория смотрит на Россию, потому что оттуда восходит солнце». Так говорили черногорские русофилы в XIX веке. И в эту поэтическую сентенцию они вкладывали более глубокий смысл. Ещё в 1715 году князь Данила из знаменитой династии Негошей приезжал в Россию, чтобы с Петром Первым обсудить планы совместной борьбы с турками.

Сегодня русские весьма пристально смотрят на Черногорию. Бизнес, который взял в свои руки ключевые позиции в экономике, — в  особенности. Но реальное производство составляет около трети местного ВВП, а более двух третей его — курортно-туристическое хозяйство и связанная с ним сфера услуг. Длина черногорских пляжей почти 300 километров. А ещё здесь практически нет равнин, только горы. В Средние века итальянские моряки, с кораблей наблюдая на  горах чёрные сосны, дали этому берегу название «Монтенегро». Главным образом оно в мире и закрепилось.  Наши российские любители южных морей и гор  количественно здесь обогнали всех других (может быть, только за исключением сербов, которые приезжают в Черногорию, как русские — в Абхазию), и уж действительно, какие могут быть для нас визы. Мы, точнее — кошельки наши, — это хлеб насущный для черногорцев. Вы можете повстречать на Адриатическом побережье «ушлых» ребят из России, которые добираются сюда автостопом и живут в шалаше, питаясь на несколько евро в день. Они, понятно, внизу курортной иерархии и на последних местах по степени «полезности» для страны. А наверху, например, постояльцы острова-отеля Свети-Стефан с апартаментами в 1500 евро за ночь.

Черногория для приезжих пока имеет репутацию одной из самых безопасных стран Европы. Настоящий черногорец не унизится до того, чтобы обокрасть иностранца, проделать в отношении него какую-либо жульническую операцию. Дело в принципах, которые в сознании народа формировались веками. Если по рассеянности вы где-то оставили кошелёк, мобильник и т. п., не паникуйте, вам всё вернут. Если вы на машине, можете смело оставлять её незапертой и идти по своим делам, — с машиной ничего не случится. Кажется, в Черногории мы не видели ни одного полицейского. В этой стране сама тюрьма устроена, как пионерлагерь. Да ведь и незачем держать людей в строгом режиме, если сидят они скорее за проступки, а тяжкие преступления здесь — исключительный случай. Это у нас в России в тюрьме «сидят», в Черногории говорят — «лежат».  Но природа, как известно, пустоты не терпит: обладатели больших денег нигде не чувствуют себя в безопасности. Имидж «самой безопасной страны» Черногория может и потерять.

По переписи 2003 года русских — граждан Черногории — не так много: 240 человек, или 0,04%. Но все они богатые люди, с начала прошлого десятилетия их количество только увеличивается год от года. Даже любопытно, какие цифры выдаст следующая перепись, намеченная на 2011 год. Сегодня существует постоянная реклама в русско­язычных черногорских газетах о строительстве и продаже недвижимости. Например, в городе Бар строят дома с паркетом из стран Латинской Америки, итальянской и испанской керамикой. Почему-то страна-производитель имеет для покупателя почти магическое значение. Кстати, виллы (то есть дома уже высшей категории) предлагаются по цене от 800 тысяч евро.

Хотя путешествовать по Адриатическому побережью теперь можно без визовых ограничений, всё-таки есть рогатки в виде пограничных пропускных пунктов. Сама по себе задержка на дороге здесь несущественна: поставили печать в паспорт — и езжай дальше. Но автомобильная пробка у шлагбаума может задержать тебя на часы. На черногорском пункте Дебели-Бриг по пути из Хорватии нам повезло, «легко отделались»,  а вот навстречу застряли  вереницей десятки машин, автобусов и в них — сотни людей.

Пограничник не здорово себя утруждал, переходя от одного пассажира нашего автобуса к другому: кажется, только для проформы заглядывая в паспорта, он с подчёрк­нутой небрежностью щёлкал своей печатью на какой попало странице. После работы этого человека в погонах вспомнился анекдот, появившийся, вероятно, на почве конкуренции между народами. Отец, черногорец, напутствует сына, который собирается выйти из дому: «Если увидишь на улице веселье, спроси, что происходит, и присоединись к этим людям. Если увидишь людей скорбящих, тоже подойди и поплачь вместе с ними. А когда встретишь людей работающих, скорее проходи мимо».

Но есть и те, кто работает в курортный сезон не покладая рук, делая из отдыхающих деньги. Это хозяева комнат, которые сдаются приезжим. «Собы», то есть комнаты, предлагаются  ими сразу на автостанциях. К морю и пальмам стремятся граждане едва  ли не всех европейских стран. В «собах» нет кондиционера, может не быть холодильника, но все другие удобства имеются. Стоимость «собы», в зависимости от близости пляжа и размеров самой комнаты, от 10 до 30 евро в сутки. Хозяин, конечно же, сразу признается в большой любви к русским, но скидки «по национальному признаку» он не сделает. Бизнес есть бизнес…

Иногда проводят параллели в отношениях государств: «Сербия — Черногория» это, мол, примерно то же, что «Россия — Белоруссия». Нет. Например, в Черногории, как и в Хорватии, официально не применяется кириллица. Не печатаются на кириллице газеты, практически нет уличных надписей. Это кажется тем более странным, что именно на этой земле, в Цетинском монастыре, в 1494 году была напечатана первая в истории книга с кириллической графикой. Называлась она «Октой првогласник», до нашего времени дошло 108 экземпляров. И сегодня существует единое духовное, православное пространство. В ненастный октябрьский день, год назад, в центре Белграда торжественно был открыт памятник А. С. Пушкину. Тогда из числа всех зрителей и участников торжественного события своим импозантным облачением выделялся черногорский митрополит…

Согласно карте народонаселения Черногории, на Адриатическом побережье проживают в основном сербы. Может быть, отчасти поэтому кириллическое написание встречается на дверных табличках с фамилиями хозяев домов. Большие и сплошные территории  сербского  населения также на черногорском севере и востоке. Референдум 2006 года — на предмет отделения от Сербии и государственной независимости — показал перевес сторонников такого акта над противниками  всего в несколько процентов. Это за счёт нацменьшинств, в основном албанцев…

«Проскочить» маленькую по площади Черногорию (в 7 раз меньше Ростовской области) невозможно хотя бы потому, что тут нет современных автострад, и приморское шоссе, повторяющее очертания берегов, напоминает нашу дорогу вдоль Черноморского  побережья Кавказа. И тогда возникает соблазн задержаться хоть ненадолго в одном из неповторимых по красоте городков Адриатики, исторический облик которых складывался под влиянием разных пришельцев: боснийцев, турок, венецианцев, австрийцев. Осмотреть боснийскую крепость XIV века, окинуть взглядом турецкую часовую башню. А потом, отделившись от вышедшего на променад праздного интернационального общества, направиться пешком к православному монастырю в окрестностях города. Где, помимо святынь, кажется, сама природа умиротворяет душу: пение цикад, густая вечнозелёная растительность, прекрасный морской пейзаж с возвышенного места…

Конечно же, в Черногорию не стоит приезжать «на пару деньков». Нужно непременно побывать в её глубинке, где с виду угрюмые, а на самом деле очень гостеприимные пастухи угостят фирменными черногорскими блюдами. Это «негушский пршут» — провяленная на горном воздухе свинина, негушский сыр и другие. Тот, кто попробовал, говорит, что всё — необыкновенного вкуса… И посетить тот самый Цетинский монастырь, где среди даров российских правителей,  других уникальных вещей есть плащаница, вышитая Екатериной Второй и подаренная митрополиту Петру Цетинскому.

В столице Черногории Подгорице, как и в Белграде, есть памятник великому русскому поэту с супругой.

Но в этот раз город больше интересовал нас как транспортный узел. Из города Бар, который находится на Адриатическом побережье, на местный вокзал прибывает поезд, из которого высаживаются «свои» курортники. Далее поезд следует через всю бывшую югославскую территорию, с остановкой в Белграде, и заканчивает свой маршрут у венгерской границы, в Суботице. Вначале он бежит через туннели и мосты, между прочим, преодолевая самый высокий в мире железнодорожный виадук через ущелье реки Мораси — 198 метров, в длину полкилометра.

Среди ночи — пограничная остановка, дальше — Сербия. Компетентные люди не рекомендуют выезжать из Черногории без листка регистрации  по месту вашего временного проживания. Могут возникнуть проблемы. Но на нашей остановке такие рекомендации излишни: оказалось, даже не каждому иностранцу нужно доставать паспорт, достаточен «фейс-контроль». И задумываешься над историческими парадоксами: в 1878 году, после победы русских и сербов над турками, Берлинский конгресс оставил за Турцией город Нови-Пазар с территориями вокруг него. Зачем? Чтобы не дать воссоединиться Сербии с Черногорией. А сейчас они сами… И нельзя теперь Черногорию «роднить» с Сербией, как Белоруссию и Россию. Почему, «во-первых», уже сказали. Во-вторых: Черногория официально признала независимость автономного края Косово. 

Светлана ЧУМАЧЕНКО

Окончание следует.