Трагедия, случившаяся в декабре, — гибель студента РГСУ, вызвала небывалый для Ростовской области резонанс. Но она могла произойти в любом другом месте. И межнациональным конфликтом является в последнюю очередь.

Так считает председатель комитета по молодежной политике администрации Ростовской области Сергей Чуев. Он уверен: митинговали молодые люди против беззакония и социального беспредела, когда совершаются противоправные поступки без ответственности за это.

Трагедия, случившаяся в декабре, — гибель студента РГСУ, вызвала небывалый для Ростовской области резонанс. Но она  могла произойти в любом другом месте. И межнациональным конфликтом является в последнюю очередь. Так считает председатель комитета по молодежной политике администрации Ростовской области Сергей Чуев. Он уверен: митинговали молодые люди против беззакония и социального беспредела, когда совершаются противоправные поступки без ответственности за это.

— Сейчас много говорится об искусственности «декабрьского бунта». Но разве не упали призывы провокаторов на благодатную почву?

—  Возможно, но почву подготовили не  вопросы взаимоотношений разных национальностей.  Само состояние правоохранительной системы и борьбы с коррупцией, в частности, — вот реальная причина этого митинга. Митингующие говорили о том, что некоторые могут не ходить на лекции и за взятки сдавать сессию. Спрашивали, как может по целевому набору поступить на бюджет вообще не говорящий по-русски человек. Случай в РГСУ — из этого же контекста. С другой стороны, почему мы должны воспринимать представителей отдельных республик  федерации как неподвластных общему законодательству? Почему «Молодые медики Ростова», чтобы потанцевать в парке Горького, должны согласовывать кипу бумаг, а танцоры лезгинки спокойно это делают без чьего-либо разрешения? Какая же это «дружба народов»?! Эти вопросы ничего общего с межнациональными отношениями не имеют…

— Как в данный момент развивается эта ситуация?

— По всем пунктам требований, выдвинутым на Театральной площади в декабре, сейчас в областной администрации ведется работа.

— После этого события на многочисленных «круглых столах» и пресс-конференциях все дружно заговорили о провале молодежной политики…

— «Провал» молодежной политики начался не сегодня. На протяжении 20 лет после развала СССР страна не занималась воспитанием молодежи, межнациональными взаимоотношениями. Как цельная система молодежная политика в России отсутствует и сейчас. Летние лагеря, «Селигер», конкурсы — это капля в море, там задействован только молодежный актив. Мы только начинаем работать с «трудными» подростками: экстремистски настроенными, неблагополучными. Но глупо ожидать серьезных результатов, когда на работу с молодежью во многих районах области выделяется целых 0 рублей. До сих пор не принят федеральный закон «О молодежи», нет федеральных целевых программ. Для многих чиновников молодежная политика до сих пор — на периферии их внимания. А вот для тех, кто заинтересован в расшатывании ситуации в России, — приоритет. 

— Какие действия предпринимаются сейчас?

— Три основных направления молодежной политики: помощь лидерам и талантам, процесс социализации простых молодых ребят (работа, жилье, занятость) и работа с теми, «кто не понимает». Последнее — самый больной вопрос. Долгие годы профилактика экстремизма сводилась к проведению фестивалей многонациональных культур, бесед… Сейчас мы ищем общественные организации, имеющие действенные проекты в сфере межнациональных отношений. Мы должны им помочь.

— Лекции, фестивали… Эффективны ли такие меры?

— Неэффективны для молодого человека, который носит националистическую атрибутику, у которого на стене комнаты — свастика. Такой человек поступает в  вуз и разносит эту заразу дальше. Экстремистов знают поименно директора школ и деканы факультетов — где их конкретные действия? Должна быть логика одна: если ты экстремист, ты не найдешь нормальной работы, не получишь качественного образования. И такая позиция должна быть у всей страны.

— Не озлобят ли окончательно этих ребят такие действия?

— Такие меры должны применяться совсем к «отмороженным», их не так уж и много. Суровые межнациональные конфликты, какие возникают в США или Европе, в России — скорее исключение. Большинство ребят в этом вопросе  балансируют на грани. Последние опросы показывают: треть молодых людей не готовы поступаться личностными принципами ради интересов страны. Это — потенциальные дезертиры во всех сферах государственных интересов.

— Есть ли возможность не наказывать, а «перетянуть на свою сторону» таких людей?

— Как зайти в среду потенциальных экстремистов с «профилактическими мероприятиями»? Опыта в этом в России, да и в других странах очень мало, только наработки, которые мы пытаемся внедрить. Универсального же решения этого вопроса нет. В идеале: это правовая справедливость и благополучие всего общества — национализм процветает только в кризисные для страны времена. А единичными акциями это не сделать.

По мнению Сергея Чуева, межнациональная напряженность в Ростовской области — тема во многом надуманная: под нее «мимикрируют» проблемы куда более масштабные и затрагивающие куда большее количество молодых людей. В основном, социальные: массовое спаивание и «дебилизация» подрастающего поколения, коррупция и «кумовство» — вещи, с которыми стоит бороться вне оглядки на национальность.